Антракт закончился, трагедия продолжается

Евгений Пудовкин
6 июня 2016, 00:00

Похоже, Греция еще надолго останется в финансовой зависимости от МВФ и стран — кредиторов еврозоны: чуда не произошло, инвестиции невозможны, а реформы чреваты новым политическим кризисом

Иллюстрация : ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Недавний саммит Еврогруппы, где министры финансов еврозоны и представители Мирового валютного фонда (МВФ) обсуждали положение Греции, наконец подвел итог первой ревизии программы согласованного прошлым летом греческого «бэйлаута» (финансовой помощи посредством выкупа проблемных активов). На принятие заключительного решения у сторон ушло больше восьми часов, и компромисс был достигнут лишь после полуночи.

Грекам удалось договориться об очередном транше от кредиторов в размере 10,3 млрд евро. Программа помощи Афинам остается действующей и, согласно предварительным данным, МВФ все-таки продолжает свое участие в проекте. До самого окончания саммита 24 мая существовал риск остановки программы и выхода из нее МВФ. Кроме того, как заявил глава Еврогруппы Йерун Дейсселблум, кредиторы помогут грекам с долговыми проблемами и по завершении текущего «бэйлаута», срок которого истекает в 2018 году, а прибыль Европейского центробанка (ЕЦБ) с греческих облигаций будет возвращена Афинам для помощи в уплате долгов.

В то же время министры еврозоны отказались от сокращения общей долговой ноши греков (321 млрд евро), а в МВФ заявили, что все еще не уверены в долгосрочной стабильности финансового положения страны. «Если все это выглядит, как если бы мы откладывали важные решения в долгий ящик, то лишь потому, что мы этим и занимаемся», — честно сообщил Financial Times один из представителей еврозоны. Пущенный летом прошлого года бумеранг «греческого вопроса» обещает вернуться.

Страна, принадлежащая кредиторам

Еще в прошлом июле Греция и «тройка» (Еврокомиссия, МВФ и ЕЦБ) утвердили пакет финансовой помощи Афинам в размере 86 млрд евро. Но менее чем через год проблемы с финансами страны снова перешли из хронической стадии в острую.

За последние шесть лет греческая экономика сократилась на четверть — по масштабу это похоже на шок, испытанный Америкой во время Великой депрессии. Уровень безработицы в стране достиг 25% — это в два с половиной раза выше, чем в остальной еврозоне; среди граждан моложе 25 лет доля нетрудоустроенных превышает 50%. Государственный долг Греции — самый большой в мире (не считая Японии) и находится на отметке 176,9% ВВП, или около 321 млрд евро.

Афины с 2010 года фактически отрезаны от заемных рынков. Последствия этого, а также проведения в жизнь самой программы финансовой помощи, таковы: на конец 2015 года 75% общей суммы греческого госдолга принадлежат «официальным кредиторам», МВФ и еврозоне. Несмотря на то что стоимость обслуживания долга снизилась для Греции с 7,3% ВВП в 2011-м примерно до 3% в 2015-м, огромный размер суммарной задолженности Афин не внушает новым инвесторам доверия. «Отключенные» от финансового рынка греки и судьба их экономики тесно переплетены с решениями МВФ и партнеров по валютному союзу (и их электората).

По условиям сделки, состоявшейся год назад, размер выделенного для помощи Греции фонда составил 86 млрд евро. Но Афины получили лишь 13 млрд; доступ к остальным средствам должен был предоставляться в несколько этапов, по мере того как правительство премьер-министра Алексиса Ципраса будет осуществлять структурные реформы для сокращения дефицита. Кредиторы брали на себя обязанность по регулярному мониторингу выполнения такой программы. В условия должников входило добиться первичного бюджетного профицита (разница между доходами и расходами государства без учета затрат на обслуживание долга) размером в 3,5% ВВП к 2018 году.

Более долгосрочные решения — например, рассмотрение возможностей для смягчения долгового бремени Греции и вопрос дальнейшего участия в «бэйлауте» МВФ (ему принадлежит 14 млрд евро греческих займов) — были отложены до первой ревизии июльской программы, назначенной на октябрь 2015-го. Но, как известно, ревизия затянулась и была осуществлена лишь в конце мая этого года. Майское решение Еврогруппы было особенно важным, поскольку открывало греческой казне доступ к новым заемным средствам. Поскольку уже в июле грекам предстояло выплатить кредиторам займы размером в 3,5 млрд евро, без нового транша Афины вновь рисковали допустить дефолт (напомним, что 1 июля 2015 года Греция допустила дефолт, не выплатив МВФ 1,54 млрд евро).

 32-02.jpg
 32-03.jpg

Греческий треугольник

Почему же ревизия не была завершена раньше? И в чем противоречия между кредиторами?

Споры между сторонами касались вопроса о целесообразности изначально «ястребиной» позиции сделки, по условиям которой греки должны улучшить свою фискальную позицию до 2018 года и подготовить «запасные» меры по дополнительной бюджетной консолидации в случае невыполнения основных обязательств. По мнению МВФ, требуемый еврозоной (в особенности Германией) первичный профицит в 3,5% ВВП неоправданно высок. Согласно прогнозам фонда, Афины не смогут добиться такого баланса за два года.

Дополнительные же меры по улучшению бюджетного положения, считает директор МВФ Кристин Лагард, рискуют привести к недостатку средств для инвестирования. В частности, требуемое кредиторами повышение налогов несет в себе риск замедления роста, учитывая узкую налоговую базу страны, где серьезная часть экономики все еще остается теневой. Как демонстрируют подсчеты МВФ, без облегчения долгового бремени размер долга Греции увеличится с текущих 177 до 290% ВВП к 2060 году; объем средств для обслуживания займов при таком сценарии достигнет 67,4% ВВП к 2060-му (в настоящее время цифра составляет около 3%).

Цель МВФ — добиться смягчения долговых обязательств Греции вкупе со снижением обязательного порога первичного профицита до 1,5% ВВП; вдобавок вашингтонские кредиторы выступали за ограничение максимальной процентной ставки по займам для Греции в 1,5%, а также хотели бы растянуть сроки погашения общей задолженности по займам для Афин как минимум до 2040 года. Так или иначе, МВФ заинтересован прежде всего в устойчивости экономической позиции греков в долгосрочной перспективе. В противном случае фонд грозится и вовсе умыть руки, продав свои займы Афинам европейским кредиторам.

Берлин, в свою очередь, занял более жесткую позицию: немецкий министр финансов Вольфганг Шойбле выступает против реструктуризации или облегчения объема греческого долга. Канцлер Германии Ангела Меркель беспокоится, что примирительная позиция в отношениях с Афинами может обернуться серьезной проблемой для всего валютного союза: если Греция может не наводить порядок в собственном доме, рассчитывая опереться на плечо Германии, то почему бы и другим странам в еврозоне не последовать их примеру? Более того, еврозона относится к перспективам роста Греции более оптимистично и считает, что положение страны достаточно прочное для проведения реформ.

Дилемма «безбилетника» особенно актуальна сейчас, когда борьба Еврокомиссии с нарушителями фискальных правил, в частности с Италией и Испанией, дефицит которых превышает рекомендуемый лимит, находится в острой стадии. Именно недоверие к Еврокомиссии служит причиной желания немцев удержать МВФ за столом переговоров. Еврокомиссия и ее лидер, Жан-Клод Юнкер, по мнению Меркель, слишком правдоподобно играют роль «хорошего копа» по отношению к нарушителям бюджетной дисциплины; МВФ же, в свою очередь, хоть и взял в последнее время менее строгий тон (еще в 2010-м, к примеру, в МВФ хотели, чтобы греки добились первичного профицита в 6%), относится к необходимости выполнения должниками реформ более серьезно. «Нет МВФ — нет программы [финансовой помощи Греции]», — заявил Шойбле в преддверии саммита 24 мая.

Ко всему прочему, руководство в Берлине обременено и политическими проблемами: угроза набирающей силу ультраправой партии «Альтернатива для Германии» — еще одна веская причина не показывать слабину перед греками. К слову, именно по политическим причинам Шойбле более сговорчив относительно уступок Афинами в период после 2018 года, когда останутся позади выборы в бундестаг. До этого времени Берлин желает всеми силами воздержаться от уменьшения греческой долговой ноши, так как для списания долгов немецкому правительству потребуется одобрение парламента. Тем временем во время прошлогоднего соглашения по «бэйлауту» обернулись для Меркель серьезными проблемами.

Свет в конце тоннеля?

Греческий премьер Ципрас тоже далеко не в восторге от навязанных ему реформ. Политическая ситуация в Греции довольно нестабильна. Располагая лишь скромным большинством в парламенте (153 места из 300), партия Ципраса «Сириза», согласно опросам, отстает от своего соперника — Партии новой демократии, лидер которой призвал Ципраса к отставке. Греческое правительство уже успело провести несколько серьезных реформ по сокращению бюджетного дефицита на 5,4 млрд евро (3% ВВП). Ципрас хотя и с неохотой, но принял условие кредиторов относительно принятия экстренного пакета законов: 22 мая парламент страны проголосовал за повышение налогов, а также утвердил создание фонда приватизации. Взамен премьер заверил граждан, что, если стране удастся добиться большего профицита, чем требуют кредиторы, «излишки» пойдут в специально учрежденный фонд социальной справедливости. Как восприняли такие меры в Греции, где еще недавно население бурно протестовало против экономии?

«По сравнению с прошлым летом демонстрации уже не имеют прежней численности и накала, — сказал “Эксперту” недавно прибывший из Греции Фотис Лисандру, профессор Лондонского городского университета и научный сотрудник City Political Economy Research Centre. — Греки страдают от так называемой электоральной усталости. Им хватило проблем за последние годы, и они относятся [к ситуации] с большим смирением». В то же время, заметил Лисандру, греческому правительству нужно больше времени и пространства для проведения структурных изменений, что потребует от кредиторов более постепенного подхода к вопросам исполнения греческой программы.

Что ожидает Грецию дальше? С одной стороны, в краткосрочной перспективе у Афин появятся необходимые для поддержания экономики средства: 7,3 млрд евро из всей обещанной помощи будут получены уже в июне. Однако среднесрочные перспективы страны остаются неясными. На фронте кредиторов победа досталась скорее немцам и еврозоне, чем МВФ: требуемый от Греции профицит так и остался на отметке 3,5% ВВП, а решения об облегчении общего финансового бремени должников опять были отложены до 2018 года. К тому же возможные послабления Афинам, в том числе вероятное понижение порога профицита, не гарантируются: еврозона может отказаться от планов, если сочтет, что греки не добились необходимого прогресса.

Таким образом, хоть достигнутый компромисс и является еще одним шагом на пути к решению «греческого вопроса», дилемма о долгосрочной стабильности положения Афин остается открытой. Все будет зависеть от того, сможет ли «Сириза» провести через парламент дополнительные меры для достижения требуемого бюджетного профицита и надолго ли хватит терпения у рядовых греков.

Более примирительный подход к проблемам греческих должников, вероятно, способен накалить обстановку в бундестаге; в то же время очередной дефолт Афин наверняка будет иметь эффект разорвавшейся бомбы для всего валютного союза. Кредиторам еврозоны, в частности Берлину, приходится этом помнить.