«Мы надеемся сохранить накопительную пенсию»

Спецпроекты
Москва, 06.06.2016
«Эксперт» №23 (990)
Гендиректор НПФ «Будущее» Николай Сидоров — о дальнейших перспективах пенсионных накоплений и о том, как построить стратегию крупного НПФ

НПФ «Будущее», образовавшийся в результате слияния двух крупнейших НПФ: «Благосостояние ОПС» и «СтальФонд», — один из крупнейших игроков на рынке обязательного пенсионного обеспечения: фонд управляет боле 225 млрд рублей пенсионных накоплений, его клиентами являются 3,7 млн человек. Дикуссия о будущем накопительной пенсии, развернувшаяся сейчас с новой силой, особенно важна и болезненна для бизнеса крупных НПФ, работающих с накоплениями. О том, во что может вылиться реализация новых планов Минфина и ЦБ, о развитии бизнеса крупного фонда и об отдаленных целях журналу «Эксперт» рассказал генеральный директор НПФ «Будущее» Николай Сидоров.

Николай Владимирович, что Вы думаете об инициативе Минфина и ЦБ по выводу накопительной части из ОПС и взиманию дополнительных взносов с работника на добровольные накопления? Кажется ли она вам рабочей?

— Что самое важное для пенсионной системы в целом? Это стабильность, предсказуемость, поскольку люди, когда принимают такие стратегические решения, думают на 25–30 лет вперед. Крайне желательно, чтобы на протяжении этого периода система кардинально не менялась. С учетом того что население за все эти годы поверило в существующую систему, лучше найти какие-то компромиссные варианты, но от ОПС не отказываться. Важно, чтобы пенсионные накопления попадали в экономику, а не копились дома в чулках. Для этого ключевое значение имеет доверие населения. Возможно, стоит что-то делать параллельно, с сохранением текущей системы. Либо создать какую-то гибридную систему, когда есть две, а лучше три стороны, которые финансируют взносы в накопления: физическое лицо, государство и, возможно, работодатель.

— Предлагаемые проекты пенсионной реформы включают как раз трехуровневую систему пенсионного страхования.

— Вообще, стратегия реформирования или модификации пенсионной отрасли должна заключаться в том, что необходимо четко сформулировать цели. Для физических лиц цель — это, по сути, коэффициент замещения (в среднем по стране он сейчас составляет 38 процентов). Для экономики в целом вопрос в том, какова будет величина накопленного долгосрочного инвестиционного ресурса. Ведь деньги, которые попадают в пенсионную систему, в среднем на срок 20 лет, — это долгосрочный инвестиционный ресурс, который так нужен нашей экономике. Напомню, что с учетом итогов переходной кампании 2015 года сейчас в системе ОПС два триллиона рублей, большая часть которых вкладывается в долгосрочные проекты. Соответственно когда за счет этих денег решаются какие-то локальные задачи путем заморозки пенсионных накоплений, то долгосрочный инвестиционный ресурс тратится на потребление.

— Если накопительная система станет исключительно добровольной, много ли граждан будет в ней участвовать?

— Мы делали подсчеты, согласно которым участвовать в добровольной системе будет от 10 до 30 процентов населения. Учитывая недостаточный уровень доверия и низкий уровень доходов населения, скорее десять.

— Это уже мало.

— А дальше можно очень просто прикинуть результаты. Допусти

У партнеров

    «Эксперт»
    №23 (990) 6 июня 2016
    Прививка сувернитета
    Содержание:
    Спасибо господину Обаме

    Западные санкции в отношении России привели к эффектам, обратным ожидаемым. Наша экономика проявила чудеса адаптации и ответила на санкции активным импортозамещением в финансовом секторе, агропромышленном и оборонном комплексе. Санкции выявили ряд уязвимых зон в высокотехнологичных отраслях, требующих активной промышленной политики по преодолению нашего отставания

    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама