Вечная мерзлота

Евгения Обухова
редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»
6 июня 2016, 00:00

Замораживание пенсионных накоплений и грядущий перевод накопительной части из обязательной пенсионной системы в добровольную кардинально изменит характер рынка НПФ

Дискуссия о будущем пенсионной системы снова набирает силу. Последние новости: Минфин совместно с ЦБ готовят предложения по формированию накопительной пенсии вне рамок обязательной пенсионной системы, в добровольном сегменте. Все активнее идут споры о повышении пенсионного возраста и о том, плюсом или минусом является замораживание накоплений и направление средств, которые должны были накапливаться и инвестироваться, на страховую часть пенсии (напомним, для граждан она представляет собой всего лишь пенсионные баллы). Собственно, последнее на самом деле не более чем вопрос веры. Доказать, кто был прав — сторонники или противники замораживания, можно будет лишь тогда, когда будущий пенсионер 1967 года рождения выйдет на пенсию, проживет на ней и умрет: именно в этот момент будут известны все показатели доходности инвестирования накоплений, индексации страховой пенсии и «стоимость» пенсионного балла. Тогда и раскроется истина и станет ясно, кто строил правильные предположения и искренне переживал за будущих пенсионеров: председатель совета Ассоциации НПФ Сергей Беляков, подсчитавший, что за три года замораживания будущая пенсия россиян младше 1967 года рождения уменьшилась в среднем на 10,5%, или министр труда и соцзащиты Максим Топилин, полагающий, что, раз максимальное годовое количество пенсионных баллов при формировании только страховой пенсии — 10, а при страховой и накопительной пенсиях — 6,25, то в первом случае пенсия будет в полтора раза выше. Министр труда декларирует, что замораживание «сохранило» для граждан 1,5 трлн рублей, которые пошли на страховую пенсию. «Кто знает, что бы с ними было, если бы они пошли в накопительную? Только за последний год мы стали свидетелями череды банкротств НПФ», — заявил Максим Топилин. Уважаемый министр лукавит (видимо, невольно). Если говорить начистоту, то степень неопределенности будущего страховой части так же велика, как и части накопительной. Иными словами, про свою будущую страховую часть работник знает так же мало, как и про накопительную: чему будет равен пенсионный балл? Не изменится ли пенсионная формула (а она наверняка изменится, и не раз)? Будет ли индексация (в этом году пенсии индексировались лишь один раз, таким образом, они растут медленнее инфляции)? На самом деле распределительная система, в которой вследствие замораживания оказалось теперь все российское население, несет в себе не меньше рисков, чем система с накопительным компонентом, как бы ни хотелось обратного социальному блоку правительства.

 70-02.jpg
 70-03.jpg
 70-04.jpg

Работаем с тем, что есть

Тем не менее на ближайшие годы контуры пенсионной системы уже обозначились: возврат к распределительной части, при этом у 30 млн человек, передавших свои деньги в НПФ, останутся накопления, объем которых стабилизируется примерно на уровне 4 трлн рублей. Вливание новых средств пенсионных накоплений в НПФ будет возможно только от тех, кто начал работать после 1 января 2014 года. Из имеющихся сейчас данных об инвестировании пенсионных накоплений можно сделать вывод, что накопления будут и дальше увеличиваться темпами, примерно равными инфляции. Система гарантирования пенсионных накоплений (сейчас в нее входят 38 НПФ — это практически все основные игроки) и завершаемый процесс расчистки рынка НПФ повысит защиту пенсионных накоплений от недобросовестных действий менеджмента фондов, отзыва лицензий и вывода средств.

Фонды, работающие с накоплениями, перейдут от соревнования за новых клиентов (если накопления не будут формироваться в рамках ОПС, то поток новых поступлений неминуемо иссякнет, это вопрос двух-трех лет) к построению собственных инвестиционных стратегий. И тут все просто: наибольшую выгоду будут получать те НПФ, которые смогут инвестировать накопления с наибольшей доходностью. Таким образом, ключевым становится вопрос рисков, которые будут принимать на себя НПФ. Ведь, напомним, Система гарантирования накоплений обеспечивает возврат только основной их суммы, без инвестиционного дохода. А рассматриваемые сейчас изменения в закон «О негосударственных пенсионных фондах» предусматривают, что если гражданин меняет НПФ ранее чем через пять лет, то он забирает в новый фонд лишь основную сумму, а накопленный инвестиционный доход теряет. То есть если вам не нравится «поведение» вашего НПФ, уйти вы можете, но если вы пробыли клиентом этого фонда менее пяти лет, то в новый НПФ (или в ПФР) вы переведете лишь основную сумму накоплений, без инвестиционного дохода.

Где собираются тучи

В связи с этим на первый план выходит вопрос: как Банк России будет контролировать возникновение рисков в системе НПФ? Пока особых проблем регулятор не видит: в свежем обзоре финансовой стабильности говорится, что во втором полугодии 2015 года уровень кредитного риска по портфелю пенсионных накоплений НПФ снижался. Но речь идет прежде всего о снижении в портфелях НПФ доли активов без рейтинга. В портфелях пенсионных накоплений таких активов 13%, а вот в портфелях пенсионных резервов (средств, которые НПФ собирают по корпоративным и индивидуальным пенсионным программам) таких активов без рейтинга 50%.

Банк России активно работает над тем, чтобы НПФ инвестировали пенсионные средства в реальный сектор, а не держали их в банках: регулятор ограничил допустимую долю депозитов в портфелях фондов до 40% и допускает ее дальнейшее снижение до 25%. Однако концентрация пенсионных средств в инструментах, так или иначе связанных с банковским сектором, по-прежнему остается слишком большой. Если принять во внимание средства на текущих счетах, а также инвестиции в облигации финансовых институтов, окажется, что НПФ почти половину пенсионных накоплений вкладывают в финансовый сектор (для резервов эта доля еще выше).

Банк России также обеспокоен покупками НПФ ипотечных сертификатов участия (ИСУ) — эти бумаги рискованнее стандартных ипотечных облигаций, так как в обеспечение по ним в основном входят коммерческая недвижимость и земля. Регулятор уже пообещал снизить допустимую долю ИСУ в портфелях пенсионных накоплений с 40 до 10%.

На рынке продолжится консолидация, хотя он и сейчас довольно сильно сконцентрирован: 20 крупнейших по объему накоплений НПФ контролируют почти 94% рынка. «В отношении НПФ, работающих с накоплениями, можно предположить дальнейшее укрупнение за счет слияний и поглощений, оптимизацию систем управления, — говорит директор НПФ “Промагрофонд” Ольга Буланцева. — При этом с точки зрения бизнес-модели наиболее интересны фонды с низкими издержками на обслуживание клиентов, с клиентской базой, имеющей потенциал дальнейшего формирования личных накоплений».

«Необходимость управления издержками и эффект масштаба заставили пенсионную индустрию консолидироваться, — констатирует председатель совета директоров НПФ “Европейский пенсионный фонд” (АО) Евгений Якушев. — С учетом все возрастающих требований Банка России только крупные НПФ в состоянии оказывать качественные услуги и эффективно управлять денежными средствами. Основную неопределенность в бизнес-модель пенсионных фондов сейчас вносит государство. Новых крупных сделок в ближайшее время не ожидается, как и появления новых игроков. Но если стабилизируется нормативно-правовая база и государством будет задан вектор развития для НПФ, то вполне могут появиться новые игроки на пенсионном рынке».

Мы уже сейчас можем наблюдать, как на рынке выстраиваются крупные группы из нескольких НПФ и обслуживающих их управляющих компаний; часто такие группы сами являются частью холдинга, где также есть банк и другие финансовые активы (этим отчасти объясняется значительная доля вложений НПФ в финансовые активы — внутри групп средства НПФ нередко используются для приобретений, схем перекрестного владения и т. д.). В ближайшие два года фонды, принадлежащие одному владельцу, сольются, и рынок окончательно оформится.

Небольшое количество крупных НПФ легче контролировать, но вопрос в том, увидит ли регулятор риски, которые будут копиться не в НПФ, а в финансовых группах, частью которых они становятся.

 

 70-05.jpg
 70-06.jpg

Новый путь

Если Минфин и ЦБ введут новую добровольную накопительную модель, пути развития рынка НПФ могут поменяться. Напомним, что в процессе акционирования и вступления в Систему гарантирования пенсий большинство универсальных НПФ разделило свой бизнес — фонды, которые занимаются ОПС и пенсионными накоплениями, были выделены в отдельные юрлица, прежние фонды стали заниматься НПО и пенсионными резервами в разрезе корпоративных пенсий. При этом и те и другие предлагают индивидуальные пенсионные планы — как для граждан, которые участвуют в государственной системе софинансирования, так и для тех, кто просто хочет создать личные пенсионные накопления. В зависимости от того, как именно будет выстроена новая система добровольных пенсионных накоплений (пока известны лишь общие ее черты), появится импульс к развитию НПФ с той или иной специализацией.

Количество участников НПО, получающих пенсию, — 1,6 млн человек, выплаты которым в прошлом году составили 49 млрд рублей. «Хотя в предоставляемой фондами отчетности нет разделения на участников корпоративных и индивидуальных программ, можно уверенно говорить, что большая часть рынка негосударственного пенсионного обеспечения — это именно корпоративные программы, доля индивидуальных программ невелика», — говорит директор «КИТ Финанс НПФ» Иван Евстифеев. По всей видимости, теперь в России возможность серьезно повысить коэффициент замещения (сейчас он составляет около 35 процентов утраченного заработка) будет связана только с негосударственным пенсионным обеспечением — и в полной мере реализуется эта возможность, только если НПО станет повсеместным. «Учитывая как общеэкономические реалии, так и уровень доверия населения к новациям в пенсионной сфере, можно считать, что существенных позитивных сдвигов, роста пенсионных накоплений, в какой бы форме они ни осуществлялись, мы не увидим, — констатирует Ольга Буланцева. — В целом пенсионную реформу, ее эффективность нельзя оценивать на отрезках два-три года. В корпоративном секторе изменения ближайшего времени могут коснуться реформы досрочных пенсий и возможности паритетного участия работодателей в формировании индивидуальных пенсионных накоплений работников. Эти предложения есть в любом из вариантов реформирования пенсионной системы. Что касается возможности резких изменений, отметим те из них, которые уже произошли: отменена индексация пенсий работающим пенсионерам, заморожены который раз отчисления на обязательную накопительную пенсию. Перевод обязательного пенсионного обеспечения в добровольный формат возможен только с одновременным переходом права собственности на эти средства к гражданам. Это действительно может изменить ситуацию и стать стимулом для роста личных накоплений».

«Рынок корпоративных пенсионных программ был и остается консервативным, — говорит г-н Евстифеев. — При сохранении текущих положений пенсионного законодательства он продолжит развиваться поступательно. На данном этапе корпоративными пенсионными программами охвачены практически все крупные предприятия. Взаимодействие здесь выстроено по отраслевому принципу, а рыночным НПФ стоит рассчитывать на средний и малый бизнес. Стимулом для развития может стать введение обязательных корпоративных программ, а также поэтапная трансформация института досрочных пенсий с применением государственного софинансирования для отдельных категорий застрахованных лиц».

Подробнее о корпоративных пенсионных программах см. «Бизнесу понадобятся пенсии» 

 70-07.jpg
 70-08.jpg