Жить без капитала нельзя

Евгений Огородников
редактор отдела рейтинги журнала «Эксперт»
20 июня 2016, 00:00

Повестка Петербургского международного экономического форума сместилась от рассуждений о будущем непосредственно к поиску инвестиций и развитию промышленности

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Главной особенностью XX Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) стала явная смена парадигмы мышления как чиновников, так и бизнесменов. Как говорят в кулуарах сами участники форума, негативная повестка дня сильно надоела. Санкции и разрыв с Западом, бывшие главной темой прошлых форумов, сами собой отошли на второй план. Стабилизация рынка нефти придала уверенности многим представителям финансового блока правительства, а нефтяники и вовсе излучали оптимизм. Так на авансцену сам собой вышел вопрос дальнейшего развития экономики страны. На форуме постоянным фоном звучала тема инвестиций, точнее их отсутствия. ПМЭФ стал более приземленным, более практичным, более прямолинейным. Инициативу начали перенимать производственники, и системный поиск источника пресловутых дешевых и длинных денег стал главной нитью дискуссии, прошедшей через все секции ПМЭФ-2016.

Смена тренда в повестке форума совпала с общей экономической стабилизацией. Курс рубля перестал падать. Инфляция пошла вниз, а профильные чиновники все чаще говорят, что от дна спада мы уже оторвались. Полон оптимизма и президент страны Владимир Путин. Выступая на ПЭМФ, он отметил: «Россия смогла решить наиболее острые текущие проблемы в экономике. Уже в ближайшей перспективе рассчитываем на возобновление роста». Президент также порадовался, что удалось сохранить золотовалютные резервы и существенно сократить отток капитала из страны.

Все четче определяется роль России на международной арене — не как страны, находящейся под гнетом санкций, а как привлекательного партнера, которому есть что предложить. ПМЭФ в этом году посетили глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, бывший президент Франции Николя Саркози, глава итальянского правительства Маттео Ренци (Италия вообще была представлена внушительной делегацией первых лиц страны и крупнейшего бизнеса). Консалтинговая компании Ernst & Young представила исследование, согласно которому за 2015 год число проектов в России, в которые вложились иностранные инвесторы, выросло на 61%, до 201, — это уровень 2010 года. При этом вкладываются иностранцы именно в производство.

Желание западных партнеров заявить о своей работе с Россией стало понятнее в ходе второго дня ПМЭФ, когда Владимир Путин заявил о дальнейшей интеграции ЕАЭС с Востоком. По словам президента России, желание создать зону свободной торговли с ЕАЭС выразили более 40 государств и международных организаций. «Мы считаем, что ЕАЭС может стать одним из центров формирования более широкого интеграционного контура, в рамках такого контура мы сможем решать крупные технологические задачи, — заявил Путин на ПМЭФ. — Мы предлагаем подумать о создании большого евразийского партнерства с участием ЕАЭС, а также стран, с которыми у нас уже сложились тесные экономические отношения: Китай, Индия, Иран, Пакистан — и, конечно, других заинтересованных государств и объединений».

Казалось, в этих условиях для нас наступил идеальный момент, чтобы нажать на педаль газа и рвануть вверх.

Когда денег нет…

В отсутствие дешевого западного кредита главным источником пополнения дефицита средств должно было бы стать государство — в лице различных институтов развития, а также через бюджетные ассигнования и субсидии. Именно государственные средства, поступившие в экономику, могли бы запустить маховик экономического роста — небольшой брошенный снежок мог бы быстро превратиться в снежный ком инвестиций. В частности, именно на это уповал уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте России и лидер Партии роста Борис Титов.

Главный заочный противник этой идеи — министр финансов РФ Антон Силуанов, который считает, что источником роста страны должна стать бюджетная стабильность, а значит, минимальный дефицит федерального бюджета. Глава Минфина твердо уверен: только когда будет достигнут баланс бюджетных доходов и расходов и снизится инфляция, возникнут условия для снижения ставки по кредитам и стабилизации налогового законодательства. Когда наступит это благословенное время, министр финансов не сказал, однако предупредил, что впереди у российского бюджета много проблем. Во-первых, угроза снижения размеров Резервного фонда, во-вторых, выпадение доходов — притом что на бюджете висят значительные социальные обязательства. Но и само ведомство не бездействует и уже в ближайшее время произведет «бюджетную консолидацию», которая позволит снизить ряд неэффективных трат, а также увеличить поступления за счет бизнеса, пока находящегося в «серой» зоне, и таможенных платежей.

Чтобы покрыть дефицит бюджета и сохранить объемы Резервного фонда, Минфин намерен в течение трех лет выпускать рублевые бонды. Антон Силуанов заявил, что власти будут следить за объемами заимствований «очень внимательно». В 2016 году Минфин намерен занять 1 трлн рублей, или 15 млрд долларов (из этих средств 300 млрд рублей пойдет на выплату пенсий). На предложение более активно работать с долговым рынком г-н Силуанов заявил, что тогда государство начнет конкурировать за свободные деньги с частным бизнесом (это довольно странно, так как денег у основных игроков долгового рынка, банков, сейчас в избытке, иностранные инвесторы тоже демонстрируют верность российскому долгу), да и вообще сразу припомнил опыт Греции и Кипра.

Против роста госдолга выступает и глава Банка России Эльвира Набиуллина, которая предупредила о рисках попадания в долговую ловушку. «Пытаясь стимулировать экономический рост через рост госдолга, мы можем попасть в ситуацию с инфляционной спиралью. В долговую ловушку. Потому что если, как нам говорят, за счет инфляции стимулировать экономический рост каждый год, это будет инфляционная спираль», — заявила Набиуллина. Это заявление тоже выглядит несколько странным: никто из сторонников более мягкой денежно-кредитной политики не предлагает Банку России стимулировать экономический рост за счет спирали, а призывает его просто несколько отвлечься от умозрительных упражнений по инфляционному таргетированию и взять на себе еще и задачу обеспечения экономического роста.

Таким образом, надежды бизнесменов и представителей регионов услышать от финансово-экономического блока правительства нечто новое разбились о суровую реальность.

Президент РФ Владимир Путин объявил о создании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам 34-02.jpg РИА НОВОСТИ
Президент РФ Владимир Путин объявил о создании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам
РИА НОВОСТИ
Министр финансов Антон Силуанов видит смысл только в бюджетной стабильности 34-03.jpg РИА НОВОСТИ
Министр финансов Антон Силуанов видит смысл только в бюджетной стабильности
РИА НОВОСТИ
Глава Счетной палаты Татьяна Голикова считает, что деньги есть, но нет эффективных институтов управления ими 34-04.jpg РИА НОВОСТИ
Глава Счетной палаты Татьяна Голикова считает, что деньги есть, но нет эффективных институтов управления ими
РИА НОВОСТИ

…или они не работают

Однако проблема не только в отсутствии достаточного количества денег в экономике, но и в свойствах тех денег, что имеются в распоряжении экономических агентов. Главный экономист и зампред Внешэкономбанка (ВЭБ) Андрей Клепач убежден, что денег в российской экономике достаточно, проблема лишь в том, что они не работают: «В принципе, денег в экономике достаточно. Проблема в том, как они распределены. Прирост денежной базы в текущем году, по прогнозу, будет полтора триллиона рублей. Будут доходы от экспорта. Прирост по депозитам — около двух триллионов рублей. Деньги есть, но они не работают. Кредиты предприятиям не растут — новые кредиты не открываются, только пролонгация или выбор уже открытых кредитных линий. Кредитование регионов тоже не растет, регионы закредитованы. Общее снижение процентной ставки не трансформируется в доступность кредитов для бизнеса и населения. Механизмы финансирования малого и среднего бизнеса не работают: кредиты таким предприятиям в 2015 году сократились на 30 процентов, почти на триллион». Экономист выступает за кардинальные меры, призванные нарастить эффективность работы денег.

Одной из главных таких мер, по мнению большинства участников форума, мог бы стать рост эффективности институтов. Словосочетание «эффективность институтов» обогнало по популярности культовый термин прошлогоднего форума — «структурные реформы», но, как и в прошлый раз, в это понятие каждый из спикеров вкладывает свой смысл.

В целом проблему этих самых институтов хорошо охарактеризовала глава Счетной палаты Татьяна Голикова: «Деньги в России есть, но у нас отсутствуют эффективные институты управления этими деньгами». Счетная палата провела оценку бюджетных вложений, которые были осуществлены в последние шесть-семь лет. «Мы увидели, что федеральный бюджет с 2008 по 2015 год вложил в классические институты развития 4,1 триллиона рублей. За этот же период прямые бюджетные инвестиции составили 6 триллионов рублей, — подсчитала Голикова. — Несмотря на господдержку, эффективность прямых инвестиций упала. Мы наблюдаем снижение показателей исполнения адресной инвестиционной программы между 2009 и 2015 годами практически на 5 процентов. В то же время мы видим рост дебиторской задолженности, то есть неотработанных авансов. Подрядчики относят эти деньги на депозиты. Возникает вопрос, насколько эффективно вложение средств в эти депозиты. Их объем на 1 января составляет 3,3 триллиона рублей». Кроме того, институты развития, уверена глава Счетной палаты, создали в России неконкурентный рынок, что возвращает страну к тем проблемам, от которых она пыталась уйти.

Борис Титов в своем выступлении также отметил, что деньги есть, но сконцентрированы они в основном у экспортеров. У тех же компаний, которые работают на внутренний рынок, денег нет, хотя они в них очень нуждаются.

«Я оптимист и считаю, что реформы [институтов развития], наверное, начнутся и в этом году, и в следующем году. Это будет не только подготовка, но и начало этих реформ», — подчеркнул глава Сбербанка Герман Греф. По его словам, в России настал момент развития экономики, требующий роста инвестиций. Греф также добавил, что все усилия должны быть сосредоточены на создании максимально благоприятного инвестиционного климата.

Капитал вливается в промышленность

На фоне разговоров о неэффективности институтов развития особо выделяются новые небольшие фонды развития, которые активно занимаются инвестициями в промышленное производство. В качестве примера можно привести Фонд развития Дальнего Востока (см. «Мы говорим о трети территории страны», «Эксперт» № 24 за 2016 год) или Фонд развития промышленности. Сегодня именно они стали ключевыми проводниками инвестиций в реальный сектор экономики. И хотя суммы, которыми распоряжаются эти фонды, крайне невелики в масштабах всего федерального бюджета, эффект от их деятельности ощутим. Даже несмотря на крайне жесткие мандаты, они пытаются наладить симбиоз с другими агентами экономики, чтобы увеличить мультипликативный эффект своих вложений.

Например, в ходе ПМЭФ Фонд развития Дальнего Востока заключил соглашение с НП РТС о запуске системы «Восход». Новая система даст возможность торговли акциями и облигациями, выпущенными эмитентами с Дальнего Востока. По словам главы НП РТС Романа Горюнова, доступ к новой торговой системе будет максимально упрощен: открытие счетов для торговли будет происходить «в один клик». Главная клиентская база — розничные инвесторы с Дальнего Востока, а количество счетов физических лиц может достичь, надеются в РТС, нескольких миллионов в ближайшие годы, в первую очередь за счет механизма индивидуальных инвестиционных счетов, подразумевающих налоговые льготы. Основными эмитентами на площадке будут компании малого и среднего бизнеса Дальнего Востока. Уже до конца года в НП РТС ждут порядка десятка размещений. Хотя Роман Горюнов в беседе с корреспондентом «Эксперта» признал, что первые размещения будут происходить в ручном режиме, с поиском якорных инвесторов, но главное — развить систему, набрать критическую массу инвесторов и эмитентов. По словам Алексея Чекункова, главы Фонда развития Дальнего Востока, у новой системы будет ряд преимуществ перед Московской биржей: компании среднего бизнеса, желающие стать эмитентами и привлечь капитал, будут проходить жесткий аудит в фонде, что отсечет от площадки мошеннические схемы и слабые компании (именно отсутствие предварительного аудита стало серьезным минусом похожей площадки Московской биржи — Рынка инноваций и инвестиций, РИИ).

Одним из первых эмитентов «Восхода» может стать угольная компания «Колмар». Сейчас якутский производитель коксующегося угля активно растет и наращивает добычу даже в условиях низкого рынка, тогда как основные игроки угольного рынка, «Мечел» и «Распадская», не первый год терпят убытки. Отличительная особенность «Колмара» — он смог развиваться без долгов и, выйдя на 2 млн тонн угля в год, готов нарастить производство до 4,5 млн тонн. Однако для этого нужны инвестиции в обогатительную фабрику. Генеральный директор «Колмара» Сергей Цивилев надеется привлечь с рынка до 200 млн рублей в виде акционерного или заемного капитала. Конечно, главным источником средств, скорее всего, станут азиатские инвесторы из Японии или Китая, где развиты институты финансирования private equity, однако для того, чтобы они пришли, нужна финансовая инфраструктура в виде депозитариев, признаваемых котировок, средств расчетов и т. д.

Аналогичным путем идет и Фонд развития промышленности (ФРП). На ПМЭФ фонд заключил соглашение с Московской биржей, чтобы обеспечить доступ к рынку капитала небольшим компаниям. В частности, ФРП планирует предоставлять льготное заемное финансирование компаниям-эмитентам Рынка инноваций и инвестиций Московской биржи, используя в качестве залога их ценные бумаги. Это соглашение выгодно как ФРП, который сможет увеличить «плечо» работы за счет привлечения новых инвесторов, так и Московской бирже: аудит компаний со стороны ФРП явно пойдет на пользу сектору РИИ, тут можно говорить о «перезагрузке» всей площадки и ее переориентации на средние компании реального сектора.

В качестве еще одного активного института развития можно назвать ЭКСАР: на ПМЭФ агентство вместе с «Синара — Транспортные машины» подписало соглашение с Союзом железных дорог Кубы на 190 млн евро: с помощью ЭКСАР на Кубу будут поставляться наши локомотивы, рельсовые автобусы и оборудование для модернизации депо Союза железных дорог Кубы.

Министр промышленности Денис Мантуров делает все возможное для привлечения инвестиций 34-05.jpg РИА НОВОСТИ
Министр промышленности Денис Мантуров делает все возможное для привлечения инвестиций
РИА НОВОСТИ

Наконец, следует отметить активность Минпромторга — из всего правительства это ведомство наиболее активно борется за российскую экономику, занимаясь ею в части развития промышленности. Так, при участии главы Минпромторга Дениса Мантурова на ПМЭФ состоялось подписание первого российского специнвестконтракта c немецким производителем сельхозтехники Claas: в качестве инвестора компания локализует производство в России и получит статус национального производителя.

Похоже, сейчас настал некий переломный момент для экономического развития: желающих создавать в России производство так много, что они нуждаются в принципиально иной экономической и инвестиционной политике. Во всяком случае, на ПМЭФ Владимир Путин анонсировал создание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам, который сам же и возглавит. «Задачи, которые стоят перед нами, требуют и новых подходов к управлению развитием. И здесь мы намерены активно использовать проектный принцип», — заявил президент, добавив, что в поле зрения совета окажутся проекты, направленные на структурные изменения в экономике и социальной сфере, на повышение темпов роста экономики, производительности труда, улучшение делового климата и содействие малому и среднему бизнесу и поддержку экспорта.

Санкт-Петербург