Евразийский магнит

4 июля 2016, 00:00

Хотя контуры широкой евразийской интеграции еще не проявились, само ее будущее практически не вызывает сомнений. Причина такой уверенности в наличии глубоких социально-экономических предпосылок, которые вызывают к жизни это партнерство.

Если бы в 1948 году кто-нибудь сказал, что Международный валютный фонд через тридцать лет будет отрыто формировать экономическую политику десятка стран, а еще через тридцать — решать вопрос, выдавать ли кредит желающей примкнуть к Европе Украине, никто бы не поверил. А вероятность такого развития событий в 1948 году была уже достаточно велика. Резкое укрепление США после войны уже подтачивало прочность золотого стандарта эквивалента. Десятки стран  распрощались со своим колониальным прошлым. Американские банкиры уже думали, куда деть накопленные капиталы. Уже тогда рождался привычный нам сейчас глобальный мир с доминированием США — сначала только в капиталистическом лагере, а потом везде.

Сегодняшние обстоятельства, естественно, выглядят иначе, но глубина произошедших и готовящихся перемен похожа. Американский доллар — доминирующая валюта — подточен огромным госдолгом. Уже предпринята попытка ограничить его власть с помощью евро, то есть Европа сама показала пример непослушания, подталкивая мир к мультивалютности. Десятилетия глобальной экспансии западного капитала сформировали совершенно иную экономику — развивающийся мир накопил основной капитал и способен сам производить практически все, что нужно для жизни в более или менее привычном западном укладе. Часть этого развивающегося мира в лице Китая претендует, хотя бы по масштабу, на финансовое лидерство в мире.

Это значит, что моноцентричный экономический мир более невозможен. И отвечая на эти изменения, крупные экономические субъекты начинают формировать блоки, которые фактически предполагают более замкнутые торгово-экономические пространства, экономические участники которых будут иметь выгоды экономические, технологические, а в будущем и политические. Трансатлантический и Тихоокеанский блоки, фактически возглавляемые США, направлены на демонтаж или реконструкцию глобальных институтов регулирования экономики и формирование новых институтов, создающих ощутимые преференции для участников этих блоков. Вступление в первый из них Евросоюза резко усилит позиции США, формируя блок с совокупным оборотом почти в 50 трлн долларов. Такое сильное поле неминуемо будет примагничивать других игроков — арабский мир, Китай, через Транстихоокеанское партнерство. Именно предваряя это, Россия и стремится ускорить процесс евразийской интеграции, пытаясь закрепить интерес к сотрудничеству в Евразии Китая и сильно колеблющейся Европы.

Какие сильные карты у нас на руках? Ресурсы. Территория и климатическое разнообразие. То есть именно сейчас становится понятно, зачем наши предки так упорно двигались на восток, юг и не отпускали север. Попробуем пояснить.

Эпоха глобализации, как уже было сказано, втянула в современный хозяйственный уклад страны с огромным населением. Уклад есть, стандарт есть. А возможности достичь в массовом порядке уровня жизни среднего западного человека нет — не хватает ресурсов. Сегодня Китай квотирует ввоз сухого молока из Гонконга, так как едва разбогатевший средний класс Китая готов выпить все молоко Гонконга. И в этом смысле мы — необходимый союзник. Но это не значит, что мы должны всегда торговать нашими ресурсами, сдавая в аренду землю, продавая нефть, газ, металлы, воду, наконец. Нет.

Как нам кажется, это только первый шаг, который очень быстро должен повлечь за собой второй. Численность «незолотых миллиардов» такова, что невозможно на нынешнем уровне технологий — нынешнем уровне удельного потребления всевозможных ресурсов — обеспечить всем уровень жизни, доступный сегодня Западу. Необходимы новые, в широком смысле ресурсосберегающие технологии, которые могут использоваться во всех развивающихся странах. И здесь именно союз России как интегратора, Азии как рынка сбыта и Европы как носителя высокой индустриальной культуры могут породить новую масштабную технологическую волну, природу которой мы сегодня, увы, не в состоянии описать. Но как кажется, двигаться надо в эту сторону, потому что верно и обратное: только имея в базе новый технологический уклад, можно создать прочный и долгоиграющий союз «незолотых миллиардов».