Партнерство незолотых миллиардов

Тема недели
Москва, 04.07.2016
За последнее десятилетие Россия предприняла массу усилий для формирования принципиальной модели евразийского партнерства. Поэтому теперь нам есть куда пригласить китайских и европейских партнеров

Источник: расчеты «Эксперта» по данным IMF, World Economic Outlook Database

Хотя контуры широкой евразийской интеграции еще не проявились, само ее будущее практически не вызывает сомнений. На Петербургском международном экономическом форуме — 2016 президент Владимир Путин заявил о возможности формирования большого Евразийского партнерства. «Предлагаем подумать о создании большого Евразийского партнерства с участием Евразийского экономического союза, а также стран, с которыми нас уже сложились тесные отношения, — Китая, Индии, Пакистана, Ирана и, конечно, имею в виду наших партнеров по СНГ и другие заинтересованные государства и объединения», — сказал президент. Путин также отметил, что проект широкой евразийской интеграции будет открыт и для европейских стран: он напомнил, что к 2025 году в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) уже будет создан единый рынок энергетики и углеводородов, а также единый финансовый рынок.

Кажется, что российский президент «ловит волну»: референдум о выходе Великобритании из Европейского союза как будто выталкивает Брюссель от Трансатлантического партнерства с США — на восток, к «подсанкционной России» и дальше, в интеграцию с Азией и Ближним Востоком. Но задача другая: сегодня очевидно идет принципиальная смена структуры мировой экономики, связанная прежде всего с долгосрочным ослаблением американской экономики и ее валюты — доллара. Этот длительный процесс приводит к необходимости нового «валютного уклада», а скорее даже мультивалютного. В свою очередь эти реалии фактически требуют формирования новых торгово-экономических блоков. Отсюда возникает конкуренция между Трансатлантическим блоком, Тихоокеанским блоком, ЕС и зоной периферии. В последнюю зону попадает, грубо говоря, половина Евразии. Это бо́льшая часть мирового населения, но пока меньшая часть мирового ВВП. И наша задача состоит в том, чтобы объединить эту перспективную евразийскую периферию. А сверхзадача в том, чтобы втянуть в нее страны и регионы с большим ВВП — Китай, ЕС и арабский мир. При таком раскладе (см. схему 1) Евразийское партнерство по уровню ВВП уже сейчас превосходило бы оба американских проекта, а уж если получится… Поэтому каждый шаг имеет значение.

«Мы считаем, что наступило время серьезно обсудить возможности и перспективы создания всеобъемлющего Евразийского экономического партнерства, которое, в отличие от тех двух (Трансатлантического и Транстихоокеанского экономического партнерства, по которому еще идут переговоры. — “Эксперт”), где лидируют США, будет предлагать совершенно открытый характер членства», — заявил позже первый вице-премьер Игорь Шувалов. По его словам, новое партнерство должно «подтверждать основные принципы… на которых построена Всемирная торговая организация, при этом не замещая ее».

К очередной встрече премьеров Китая и России, которая состоится в ноябре, должна быть наработана конкретная база такого соглашения, отметил Шувалов. И чтобы не быть голословным, рассказал журналистам, что председатель КНР Си Цзиньпин заверил Владимира Путина в своем личном интересе к проекту: «Россия и Ки

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (994) 4 июля 2016
    Там другие люди живут
    Содержание:
    Партнерство незолотых миллиардов

    За последнее десятилетие Россия предприняла массу усилий для формирования принципиальной модели евразийского партнерства. Поэтому теперь нам есть куда пригласить китайских и европейских партнеров

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    ПРОМЫШЛЕННЫЕ СЕТИ И АВТОМАТИЗАЦИЯ
    Реклама