Оптимизм промышленников снижается третий месяц подряд

25 июля 2016, 00:00

Безработица, с поправкой на сезонность, стабильна Банковский сектор остается на «кредитных каникулах»

Агрегированные июльские данные о состоянии российской промышленности, доступные на 19 июля, показывают ухудшение ситуации в отрасли. Продолжает снижаться Индекс промышленного оптимизма (ИПО) — индикатор деловой конъюнктуры, рассчитываемый Институтом экономической политики им. Е. Т. Гайдара по результатам ежемесячного опроса промышленников. Совокупное сокращение ИПО в мае—июле пока невелико, всего четыре процентных пункта. Основным негативом июля для промышленности стало ухудшение динамики спроса.

Внешнеторговая статистика также не дает поводов для оптимизма. Стоимость российского экспорта за первые пять месяцев года рухнула на 30% к январю—маю 2015 года (и больше чем наполовину — к соответствующему периоду 2014-го). При сохранении и даже росте по ряду позиций (нефть, уголь) физических объемов сырьевого экспорта его стоимостные объемы упали не только по топливной группе товаров, но и по металлам и минеральным удобрениям. Позитивная динамика отмечена в первую очередь в экспорте зерна. А вот экспорт промышленных товаров высокой степени переработки сокращается и в стоимостном, и в физическом выражении, несмотря на усиление конкурентных преимуществ российских поставщиков в результате ослабления рубля. Причины этого эксперты видят в резком снижении спроса на традиционных рынках сбыта (страны СНГ), административных ограничениях поставок на Украину, сильной зависимости от импортных комплектующих, а также завершении ряда крупных экспортных контрактов.

Значительное снижение экспортных доходов в самых разных отраслях способно сократить в текущем году прибыли предприятий-экспортеров. Это, в свою очередь, может сказаться на их инвестиционном потенциале, поскольку ведущую роль в инвестициях предприятий играет как раз самофинансирование. Так, в 2015 году более 51% инвестиций в основной капитал осуществлялись за счет собственных средств предприятий (для сравнения: в 2009 году — 37%). Роль же российских банков как была, так и остается незначительной — на их кредиты приходится менее 6% финансирования инвестиций (в 2009-м — 7,2%).

Безработица в июне оценена Росстатом в 4,2 млн человек, или 5,4% экономически активного населения (ЭАН). Норма общей безработицы снижается третий месяц подряд (апрель — 5,9% ЭАН, май — 5,6%), однако это характерная внутригодовая динамика, связанная с сезонным расширением занятости. В очищенном от влияния сезонного фактора виде показатель нормы общей безработицы остается на стабильном уровне: 5,7% с конца прошлого года.

Инфляционные тенденции в июле «смазаны» проведенной индексаций тарифов, из-за которой доступные недельные индексы цен значительно выше, чем обычно (поднимались до 3,4–5,5% к предшествующей неделе в начале месяца, опустившись в последних отчетах до 1,5%), и к этому добавился сезонный рост цен на бензин.

Никак не выйдет из «кредитных каникул» российский банковский сектор. Совокупный рублевый кредитный портфель юрлицам стагнирует с конца прошлого года, а физическим лицам – монотонно сжимается.

По критерию роста остатка задолженности жилищное кредитование остается единственным растущим сегментом в розничном секторе. Количество выдаваемых банками в месяц жилищных кредитов в нынешнем году практически вернулась к максимумам, предшествовавшим обрушению цен на нефть.

После отказа ЦБ от регулирования обменного курса рубля в ноябре 2014 года население практически полностью переключилось на привлечение жилищных кредитах в рублях. Некогда популярная «валютная ипотека» умерла. В мае был взят всего один (!) жилищный кредит в валюте. В итоге задолженность по таким кредитам в рублевом эквиваленте даже заметно ниже, чем до скачка обменного курса в конце 2014-го, — всего около 100 млрд рублей (для сравнения: долг по жилищному кредиту в рублях — более 4,1 трлн, то есть в 41 раз больше).

Можно предположить, что задолженность по «валютной ипотеке» сокращается еще и в результате частичного списания этого долга банками. Уровень неплатежей по жилищным кредитам в валюте очень высок, просроченный долг приближается к 30%. Хотя и до скачка курса он был немаленьким — в среднем порядка 14% начиная с 2011 года. Для сравнения: «рублевые» ипотечники несравненно более дисциплинированы. По этой категории просрочка немногим более 1%, что в восемь раз меньше, чем по кредитам населению в среднем (включая потребительский), и без особой тенденции этой цифры к росту (на «пиках» 2010–2011 годов просрочка по рублевым кредитам на покупку жилья достигала 2,7%).

При этом население продолжает активно нести свои рублевые сбережения в банки: в мае—июне прирост вкладов составил без малого 400 млрд рублей. А вот валютные вклады граждан демонстрируют неустойчивую динамику — июньский приток на 0,7 млрд долларов лишь компенсировал майский отток на аналогичную сумму.

 64-01.jpg
 64-02.jpg