Платина пошла в рост

25 июля 2016, 00:00
ИТАР-ТАСС/ Павел Смертин

Уже пятый год подряд на мировом рынке платины наблюдатели фиксируют значительный дефицит этого металла. Если в 2012 году он составлял всего около 6 тонн, то по итогам прошлого года увеличился уже до 20,6 тонн. А к концу нынешнего года, по прогнозам экспертов Johnson Matthey, спрос на платину во всем мире превысит предложение почти на 27 тонн. Все это просто не могло не сказаться на биржевых котировках этого благородного металла. С середины января нынешнего года они подскочили почти на 25%, до 1091,5 доллара за тройскую унцию. При этом в отдельные дни июля цены на платину порой превышали психологически важную отметку 1100 долларов за унцию. Конечно, приблизиться к историческим максимумам пятилетней давности, когда цена унции платины достигала 1900 долларов, в обозримой перспективе вряд ли удастся. Тем не менее очевидно, что на рынке формируется долгосрочный растущий тренд.

 22-06.jpg

Едва ли не главная причина нынешнего дефицита платины и, как следствие, роста цен на нее — обвальное падение добычи и производства в ЮАР. Эта страна — крупнейший мировой производитель платины, контролирующий свыше 70% мирового рынка. Еще в 2011 году ЮАР производила свыше 150 тонн платины в год, однако за несколько лет данный показатель сократился в среднем до 130 тонн в год. Это произошло как из-за многочисленных забастовок на платиновых рудниках, сопровождавшихся массовыми расстрелами полицией шахтеров, так и значительного сокращения инвестиций в освоение уже разрабатываемых и перспективных участков месторождений платиноидов. Так, по данным Venmyn Deloitte, с 2008 по 2015 год объем капитальных вложений в ЮАР в добычу платиноидов снизился почти втрое, с 30 млрд рандов до 11 млрд рандов в год (0,7 млрд долларов). А по итогам нынешнего года инвестиции сократятся еще на 1–2 млрд рандов. «Все это неизбежно приведет к тому, что добыча платины у южноафриканских производителей в ближайшие два года упадет как минимум на 16 процентов», — прогнозируют аналитики Venmyn Deloitte. «Падение производства в ЮАР продолжится в обозримой перспективе, что позволяет прогнозировать дефицит платины на рынке в следующие шесть лет в среднем на уровне примерно 250 миллионов унций в год, то есть около восьми тонн, — говорит директор World Platinum Investment Council (WPIC) Тревор Реймонд. — Такой дисбаланс наверняка будет стимулировать рост цен на платину в этот период. Несмотря на такую перспективу, мы видим, что некоторые компании предпочитают избавиться от своих платиновых активов, в том числе в ЮАР». Так, недавно корпорация Anglo American продала за 331 млн долларов компании Sibanye Gold свои шахты в Рюстенбурге, на которых добывалось порядка 800 тыс. унций металлов платиновой группы в год.

Впрочем, есть все основания полагать, что ежегодный дефицит платины на мировом рынке в долгосрочной перспективе может значительно превысить прогнозируемые экспертами восемь тонн в год. Во-первых, этому будет способствовать исполнение новых законов ЕС, согласно которым с конца прошлого года все выпускаемые в Европе дизельные автомобили должны соответствовать стандарту Euro 6b. Платина широко используется в автомобильных катализаторах, на них приходится почти 40% мирового потребления этого металла. Благодаря введению стандарта Euro 6b мировой спрос на платину для автомобильных катализаторов только в нынешнем году вырастет как минимум на 2%, до 108,7 тонн. При этом, согласно данным WPIC, в ближайшие пять лет мировые производители грузовиков, на которые устанавливаются автомобильные катализаторы с использованием платины, удвоят свое производство, что еще больше увеличит спрос на этот металл. Во-вторых, почти на 5% увеличит потребление платины в этом году мировая ювелирная промышленность, что связано с восстановлением спроса на ювелирные украшения в Китае. В-третьих, повышенные уровень потребления платины продемонстрирует химическая и стекольная промышленность. Здесь спрос, по данным Johnson Matthey, вырастет почти на 10% в текущем году в связи с введением в строй новых мощностей. И только вложения инвестиционных фондов в физический металл продемонстрируют снижение — с 14,1 до 10,3 тонн. Впрочем, на этот сегмент приходится лишь около 3% от общемирового потребления платины, и погоды на рынке он не делает.

Вся эта ситуация, несомненно, на руку российским производителям платины. Безусловно, они не в состоянии закрыть весь дефицит этого металла на мировом рынке, но хотя бы частично удовлетворить растущий спрос вполне могли бы. Это, собственно, отчасти и произошло. Согласно данным Союза золотопромышленников России, по итогам прошлого года наша страна произвела чуть более 29 тонн платины, добытой и полученной в результате попутного производства, включая переработку ломов и отходов (при чистой добыче около 21 тонны). Это почти на 8,6% больше, чем годом ранее.

Правда, в нынешнем году повторить этот результат будет очень непросто. Добыча россыпной платины, в том числе из техногенных отвалов в Хабаровском крае, резко сокращается. А перспективы увеличения производства этого металла на предприятиях ГМК «Норильский никель» напрямую зависят от строительства Быстринского ГОКа в Забайкальском крае и развития южного кластера. Еще недавно ГМК планировала вложить 6 млрд долларов в развитие своих активов в течение ближайших трех лет, но при этом компания намерена была найти новых партнеров, с которыми собиралась разделить риски по проектам. Однако пока что никаких юридически обязывающих соглашений с новыми партнерами (кроме китайской компании Highland Fund) подписано не было. Тем не менее ГМК полна решимости увеличить к 2018 году производство металлов платиновой группы на 10%, до 100 тонн. Правда, едва ли не 70–80% из этого объема придется не на платину, а на палладий. Таким образом, наш единственный шанс воспользоваться благоприятной конъюнктурой на плановом рынке —активизировать работу по развитию проекта «Дарвендейл», который российские компании реализуют совместно с Зимбабве. Эта африканская страна занимает второе место по запасам платины в мире. Более того, там самая низкая в мире себестоимость ее добычи. С российской стороны этот проект  развивает  Vi Holding через дочернюю структуру «Афромет». В начале прошлого года в рамках «Дарвендейл» начались масштабные геологоразведочные работы, которые продолжаются и сейчас. Общий объем запланированного бурения на ближайшие два года составляет 300 тыс. погонных метров. По плану предприятие уже в 2018 году должно начать производить платиновый концентрат; тогда же завершится строительство производственных мощностей. Правда, необходимых средств для реализации этого проекта СП еще не нашло. Его общая стоимость оценивается в 2,5 млрд долларов, из которых 2,1 млрд долларов СП намерено привлечь у банков, в том числе из стран АСЕАН. Если нужную сумму найти удастся и проект заработает, то за 40 лет эксплуатации месторождения там может быть добыто не менее 525 тонн платины, золота и металлов платиновой группы.

 22-07.jpg