Россия — инженерная страна

Русский бизнес
Москва, 22.08.2016
«Эксперт» №34 (997)
Президент крупнейшей российской станкостроительной компании «Стан» Сергей Недорослев — о том, как на развалинах советского станкостроения создать динамично развивающийся бизнес, о финансовых проблемах промышленности и о том, что Минфин и ЦБ ничего не объясняют и встретиться с ними не удается

ДМИТРИЙ ЛЫКОВ

Наш журнал неоднократно писал о состоянии отечественного станкостроения, в том числе относительно недавно в статье «Шаг вперед и поворот» (см. «Эксперт» № 17–18 за 2016 год), в которой мы отмечали противоречивость государственной политики по отношению к этой отрасли машиностроения. После развала девяностых, когда исчезли многие крупнейшие предприятия и научные институты отрасли, а оставшиеся, за единичными исключениями, находились на пороге банкротства, государство вновь повернулось к станкостроению в рамках общего плана перевооружения оборонно-промышленного комплекса страны, начатого в 2011 году. Были приняты многочисленные решения по развитию станкостроения. Однако после 2013 года выполнение этих решений необъяснимым образом приостановилось. И только после поручения президента РФ, подписанного им в июле 2015-го, государственная машина завертелась вновь: председатель правительства провел совещания, приняты новые решения о продолжении развития станкостроения.

Однако толчок, данный в 2013 году, заставил обратить внимание на станкостроение и российский бизнес. Именно на волне пробуждающегося государственного интереса к отрасли возникла компания «Стан», включающая в себя уже шесть крупнейших станкостроительных заводов России. Правда, как мы выяснили в ходе интервью с президентом компании Сергеем Недорослевым, скорее приобретшая бренды тех из них, которые находились в стадии банкротства. Пока это единственная крупная компания в отрасли, которая все еще состоит в основном из разрозненных осколков советского станкостроения; большая часть предприятий находится в предбанкротном или банкротном состоянии именно потому, что их руководители пытаются сохранить заводы в прежнем, советском, качестве. Но таких заводов уже нет нигде в мире. Эти попытки, не всегда находящиеся в ладах с законом, некоторых директоров старых заводов, к сожалению, привели даже под следствие. А бизнес компании «Стан» уже приобрел собственную инерцию развития, достаточно независимую от государственной активности, хотя и происходящую благодаря ей. Объем производства «Стана» составляет от трети до половины производства отрасли в рублях. На недавней выставке «Металлообработка-2016» «Стан», в частности, выставил и новый станок, обративший на себя внимание даже зарубежных промышленников. На фоне общих проблем отрасли это заинтересовало и нас. Именно на этой выставке мы начали беседу с Сергеем Георгиевичем, о чем вспомнили в начале нашего интервью.

— Во время нашей короткой беседы на выставке «Металлообработка-2016» вы упомянули об успехах вашей компании. В чем они заключаются?

— В том, что мы растем на 30–40 процентов в год, причем в наиболее сложной технологической нише станкостроения — многоосевых станков с числовым программным управлением (ЧПУ), замещая все больше и больше импортных станков, которые раньше практически безраздельно занимали эту нишу на российском рынке. Это металлообрабатывающие станки с высокой добавленной стоимостью — токарные, фрезерные обрабатывающие центры. На наших

У партнеров

    «Эксперт»
    №34 (997) 22 августа 2016
    Солдаты системы
    Содержание:
    Особенности национальной кадровой работы

    Спецслужбисты, охранники и молодые технократы. Проведенная президентом Путиным кадровая ротация призвана обеспечить социальную стабильность и антитеррористическую безопасность. И обкатать резерв для новой президентской команды

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Культура
    Потребление
    Реклама