Проекты-гиганты: перспективы и риски

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
29 августа 2016, 00:00

Два крупных проекта «Роснефти» на Дальнем Востоке могут заметно скорректировать сложившуюся сырьевую специализацию региона.

ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «РОСНЕФТЬ»
Строительство верфи «Звезда» идет полным ходом

В первых числах сентября этого года Владивосток второй раз принимает Восточный экономический форум. Мероприятие призвано содействовать экономическому развитию Дальнего Востока, желательно направив его по сколь возможно более технологичным рельсам.

Ни для кого не секрет, что Дальний Восток обладает колоссальным ресурсным потенциалом, имеет выходы к международным торговым путям. Но в масштабах всей страны этот регион остается далекой и слаборазвитой периферией с сырьевой специализацией экономики. В отличие от США или Канады у нас в системе расселения и географического распределения производственных сил сложился драматический перекос в западном направлении.

Но ведь так было не всегда. В начале прошлого века Владивосток именовали русским Сан-Франциско, а Дальний Восток вообще стремительно развивался и превращался в крепкий восточный фасад империи. Увы, в советское время эта практика не получила должного развития, регион ощетинился военными объектами и окуклился в сырьевой специализации.

Однако в ближайшем будущем, согласно прогнозам экспертов, именно Азиатско-Тихоокеанский регион станет центром мировой экономики, приняв эстафету у Западной Европы и США. В этих условиях игнорировать потенциал нашего Дальнего Востока становится непозволительной роскошью.

В принципе уже сейчас есть отдельные проекты, которые, окажись они реализованы, могли бы существенно продвинуть регион по пути несырьевого, технологичного, развития. В числе крупнейших можно отметить два инвестиционных проекта «Роснефти», примечательных как колоссальным масштабом, так и специализацией — принимая во внимание, что их ведет нефтяная компания. Речь идет о Восточной нефтехимической компании (ВНХК) и судостроительном комплексе «Звезда».

«Роснефть» вообще придает большое значение Дальневосточному региону. Только за последнее десятилетие компания инвестировала сюда порядка 1 трлн рублей, создав свыше 28 тыс. новых рабочих мест. Но ранее основное внимание «Роснефть» уделяла профильным для себя вещам — добыче углеводородного сырья, его переработке. Так, по итогам этого года компания рассчитывает добыть на Дальнем Востоке 37 млн тонн жидких углеводородов — не менее 18% от общей добычи. Здесь же у «Роснефти» уникальные добычные проекты на шельфе Охотского моря. Однако мало кто ожидал, что нефтяная компания заинтересуется химической отраслью и судостроением.

Химия на берегу

Проект Восточной нефтехимической компании появился не на пустом месте — он наследует долгой истории попыток построить нефтеперерабатывающий завод в Приморье. Впервые проект НПЗ близ Находки был утвержден еще в 1974 году, но его не смогли реализовать из-за нефтяного кризиса 1970-х. К идее вернулись в 2007-м: новый НПЗ мощностью до 20 млн тонн в год предполагалось привязать к конечной части маршрута нефтепровода ВСТО. Однако против строительства нового нефтеперерабатывающего завод выступили дальневосточные ученые, указывавшие на достаточность мощностей действующих заводов Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре. В марте 2010 года Ростехнадзор признал проект НПЗ не соответствующим экологическому законодательству. Но уже в конце того же года «Роснефть» изменила конфигурацию дальневосточного проекта, решив вместо НПЗ строить нефтехимическое предприятие. Собственно, это и стало началом истории ВНХК.

Нынешняя конфигурация ВНХК предполагает, что в рамках первой очереди мощность по переработке составит 12 млн тонн нефти в год, вторая очередь, планируемая к запуску в 2022 году, добавит к этим объемам около 3,4 тонны нефтехимии.

Как отмечают в «Роснефти», на данный момент практически завершены инженерные изыскания и разработка проектной документации нефтехимического комплекса и инфраструктурного окружения ВНХК, определены ключевые показатели эффективности проекта. До конца этого года планируется полностью завершить подготовку всей проектной документации.

Реализация проекта предусматривает организацию глубокой переработки нефти по нефтехимической схеме, в основе конфигурации комплекса предусмотрены установки пиролиза, по производству полиэтилена и полипропилена, а также установки нефтепереработки.

«Проект реализации строительства ВНХК предусматривает создание крупнейшего на Дальнем Востоке нефтехимического комплекса, который позволит заложить основу для развития нефтехимического кластера, развить инфраструктуру и сопутствующее производство, заместить экспорт сырья производством продукции с высокой добавленной стоимостью, получить дополнительную прибыль за счет сбыта новых видов продукции на рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона, создать новые рабочие места в регионе», — говорит представитель компании.

Ранее главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин отмечал, что реализация проекта ВНХК позволит создать на Дальнем Востоке до 50 тыс. новых рабочих мест (включая сопутствующие производства), а мультипликативный эффект составит до 1 трлн рублей.

 58-02.jpg

Корабельный рекорд

Другой крупный дальневосточный проект «Роснефти» — судостроительный комплекс «Звезда» в городе Большой Камень Приморского края, в 20 километрах восточнее Владивостока. «Звезда» создается на базе существующего с 1954 года судостроительного завода Дальневосточного центра судостроения и судоремонта (ДЦСС) консорциумом, состоящим из «Роснефтегаза», «Роснефти» и Газпромбанка. Пилотную загрузку комплексу обеспечивает «Роснефть», которая заключила с ДЦСС эксклюзивное соглашение о размещении всех заказов на строительство новой морской техники и судов на его мощностях.

Первые объекты запустят уже в сентябре этого года. Полностью реализация проекта завершится к 2024 году. При этом на верфи будет создано 7,5 тыс. новых рабочих мест. А поступления в федеральный бюджет за 20 лет составят 157 млрд рублей.

При условии полной реализации всех задуманных мероприятий «Звезда» окажется самым крупным судостроительным предприятием России — как по водоизмещению строящихся судов, так и по объему обрабатываемого металла. На верфи станет возможным строить суда водоизмещением до 350 тыс. тонн, мощность по переработке металла достигнет 330 тыс. тонн в год. Это многократно превосходит все, что имеется на сегодняшний день в России (см. график 2).

В «Роснефти» сообщили, что якорный заказ компании для «Звезды» составляет 70 единиц новой морской техники. Уже в ближайшее время планируется начать подготовку с строительству двух буровых платформ, а также судна-склада, которые будут использоваться «Роснефтью» во время поискового бурения. Кроме того, ведутся переговоры с компанией «Совкомфлот» о строительстве танкеров водоизмещением до 110 тыс. тонн для сахалинских проектов.

Сказано — сделано?

Впрочем, грандиозные проекты «Роснефти» на Дальнем Востоке еще надо реализовать. Могут ли здесь быть проблемы?

Руководитель информационно-аналитического центра «Рупек» Андрей Костин отмечает:

«”Роснефть” сейчас идет в переработку за границей. В частности, нарастила загрузку перерабатывающих предприятий в Германии. При этом загрузка переработки в России из-за так называемого большого налогового маневра сокращается: новый фискальный режим существенно снизил рентабельность НПЗ. И пока ничего принципиально не изменится с ценами и налогами, эта ситуация будет сохраняться».

И в самом деле, если добыча нефти в России за 2015 год несколько выросла (на 0,3%), то объем переработки после продолжительного периода роста сократился на 2,4% (см. график 3). По итогам первых шести месяцев этого года ситуация оказалась еще хуже: при росте объемов добычи на 2,7% (относительно аналогичного периода прошлого года) переработка обвалилась на 3,3%.

«Приватизация нефтяных компаний была отложена. При этом государству не хватает средств, оно залезает в операционную прибыль компаний. В 2017 году, очевидно, будет еще повышение налогов, — продолжает Андрей Костин. — Таким образом, денег на реализацию крупных проектов нет. Государство может повысить пошлины и акцизы на нефть. Для нефтепереработки это неплохо, но нефтяные компании при этом потеряют в доходах, из которых они брали бы средства для реализации своих проектов в переработке».

Таким образом, заводы с низким уровнем выхода светлых нефтепродуктов оказываются наиболее подвержены текущей конъюнктуре. ВНХК изначально спроектирован на глубокий уровень переработки, что защитит его экономические показатели в условиях агрессивной налоговой среды.

В то же время «Роснефти» логично инвестировать в реализацию нефтехимического направления. Если вспомнить, кого компания привлекла в качестве потенциальных партнеров (Pirelli, Synthos), то можно спрогнозировать, что ВНХК займется производством синтетических каучуков. По данным ведущего независимого консультационного агентства LMC International, c 2008 года спрос на данную продукцию неизменно растет. Согдасно прогнозу агентства, среднегодовой рост мирового спроса до 2020 года составит 4%, а самым быстрорастущим рынком станет Китай с показателем выше 5,8% в год. При этом сейчас ярко выражен дефицит высокотехнологичных продуктов (Китай, например, активно импортирует синтетические каучуки для нужд собственных производств). По этой причине союз с такими лидерами отрасли, как Pirelli и Synthos, позволит создавать высокотехнологичные марки. Таким образом, производство синтетических каучуков на Дальнем Востоке открывает России уникальную возможность поставлять потребителям АТР высокотехнологичную продукцию, а удачное расположение предприятия позволит предлагать ее по конкурентным ценам.

Более того, в июне этого года «Роснефть» подписала соглашение с китайской ChemChina, предусматривающее передачу ей 40% ВНХК. И как утверждают в компании, «сотрудничество с китайским партнером позволит привлечь его финансовые ресурсы, а также использовать его многолетний опыт работы на китайском рынке, что, несомненно, повысит эффективность продаж продукции будущего комплекса».

Что касается судостроения, то на сегодняшний день доля России на мировом рынке здесь не превышает 0,6%. «Звезда», очевидно, столкнется с мощнейшей конкуренцией со стороны южнокорейских, японских и китайских корабелов. По этой причине «Роснефть» также пошла по пути привлечения в проект лучших партнеров. Например, сингапурской Keppel и норвежской MH Wirth. Причем в основе сотрудничества именно создание новых высокотехнологичных моделей, а не копирование проверенных экземпляров. Таким образом, завод сможет сразу предложить потребителям суперконкурентную продукцию, как на мировых площадках, так и на внутреннем рынке.