Минфин-Джекил и Минфин-Хайд

Алексей Долженков
корреспондент журнала «Эксперт»
Евгения Обухова
редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»
26 сентября 2016, 00:00

В ситуации, когда государство не платит по госзаказам и забирает больше 14 рублей налогов и обязательных платежей с каждого рубля предпринимательской прибыли, а население сокращает расходы, дальнейшее повышение налогов не имеет смысла. Минфин публично признал это и пообещал не повышать налоги ближайшие три года

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

«Мы не предлагаем изменять никакие налоги на ближайшую трехлетку», — заявил на Московском экономическом форуме 23 сентября министр финансов РФ Антон Силуанов, комментируя новый бюджет. Это заявление стало сенсацией: весь последний месяц в СМИ только и обсуждалось, что инициативы Минфина по повышению налогов.

Так, для решения проблемы дефицита бюджета Минфин предлагал уже с 2017 года взимать страховые взносы со всего зарплатного фонда по совокупной ставке 29% от фонда оплаты труда. Сегодня, напомним, порог для отчислений в Пенсионный фонд составляет 796 тыс. рублей в год — с зарплат сверх этой суммы предприятия платят не 22%, а 10%. Для Фонда социального страхования ставка составляет 2,9% и обнуляется после порога 718 тыс. рублей в год, для ФОМС порога нет. Совокупно страховые взносы сегодня составляют 30% от фонда оплаты труда. Минфин сделал новое предложение: 29% в общей сложности, но с зарплат любых размеров, с плавным снижением общей ставки до 26% к 2019 году. Второй вариант — увеличить НДС до 20%, причем льготную ставку 10% предполагалось к 2019 году постепенно поднять до тех же 20%. По сообщениям прессы, эти предложения уже обсуждались премьером Дмитрием Медведевым и министром финансов Антоном Силуановым на совещаниях у президента Владимира Путина и у первого вице-премьера Игоря Шувалова.

Инициативы Минфина шли вразрез с посланием президента Путина Федеральному собранию от 3 декабря 2015 года, где прямо говорилось, что в ближайшие годы налоговые условия для бизнеса изменять не планируется. Накануне форума в СМИ просочилась информация, что президент категорически против роста налогов — видимо, поэтому Минфин пошел на попятную. Более того, Антон Силуанов примерил роль лучшего друга бизнеса, заявив, что у предприятий и так большая нагрузка на ФОТ и необходимо снижать ее, заменяя на другие источники доходов для бюджета, — об этом Минфин готов подумать, когда снизит бюджетный дефицит до 1%.

Похоже, правда, что не только недовольство президента заставило Минфин публично отречься от идеи повышения налогов. Просто выжать много дополнительных налоговых поступлений на этот раз вряд ли удастся. Российские предприниматели находятся в довольно сложной ситуации.

Эффективные налоговые менеджеры

Можно поздравить Федеральную налоговую службу с увеличением эффективности. Если в 2014 году поступления в федеральный бюджет составили 2,18 трлн рублей от НДС и 411,3 млрд рублей от налога на прибыль, то в 2015 году они достигли 2,45 трлн рублей и 491,4 млрд рублей соответственно. Причем число работающих предприятий в 2015 году не выросло. Кстати, в январе—августе 2016 года, впервые с 2012-го, количество юридических лиц, прекративших существование, превысило число зарегистрированных новых (395 тыс. против 302 тыс.).

Успехи ФНС России — следствие новой электронной системы учета и перехода на риск-ориентированный подход. Но не только. Руководитель Центра экспертизы и аналитики проблем предпринимательства «Опоры России» Олеся Сапа рассказывает, что за последний год выросло число жалоб в «Опору» на налоговые органы в различных субъектах РФ. Если в 2014 году примерно одна из десяти жалоб в налоговой сфере относилась к проблемам во взаимоотношениях с ФНС, и в основном это были жалобы на объемы выставленных требований, то в 2015-м было уже три жалобы из десяти —предприниматели не справлялись с количеством проверок, в том числе встречных, с количеством запрашиваемых документов и т. д.

«Сейчас активность по взысканию налогов с предприятий действительно увеличилась, — соглашается гендиректор НТЦ “Энергия” Марина Зайкова. — Руководствуясь подчас сырыми, неоднозначно трактуемыми фактами, показаниями недобросовестных контрагентов или конкурентов, налоговая инспекция выносит решение о доначислении налогов, затем это решение подтверждает вышестоящая ФНС. Сразу после решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения на все счета и имущество предприятия накладываются обеспечительные меры, что полностью парализует его деятельность. Защита интересов в судах занимает в среднем от восьми месяцев до двух лет, а за это время предприятие теряет производственные контакты, деловую репутацию, несет прямые убытки, на руководителей заводятся уголовные дела. В таких условиях заниматься бизнесом становится совершенно экстремальным занятием».

Сами предприниматели тоже отмечают увеличение активности налоговой. Президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Константин Бабкин сказал «Эксперту», что на предприятиях ассоциации идет много проверок — в отрасли сельхозмашиностроения поговаривают, что есть негласное указание усилить нажим с целью собрать как можно больше налогов.

Президент ГК «Русский огород» Владислав Корочкин не видит увеличения активности ФНС. «Налоговые органы сами хорошо понимают, что в текущей ситуации падения спроса и снижения прибыльности в рамках действующей налоговой системы на обычном режиме налогообложения без “оптимизаций” могут существовать и развиваться не так уж много компаний и всего несколько отраслей экономики. Улучшение налогового администрирования, качества взимания действующих налогов, переход ведомства на риск-ориентированный подход, когда количество проверок сильно уменьшается, а результативность каждой растет, скорее всего и создает такое ощущение», — объясняет г-н Корочкин. Глава Липецкого хладокомбината Александр Афанасьев тоже особых проблем не замечает, хотя сроки платежей ужесточились: раньше, по его словам, «более лояльно относились к этим вопросам».

Интересно, что в будущем году Минфин ожидает 100–150 млрд рублей дополнительных поступлений от таможенных платежей и страховых взносов — так как администрирование последних будет передано от внебюджетных фондов в ФНС, а «Налоговая, — заявил Силуанов, — справится гораздо лучше».

НДС и госзаказ: деньги вперед

В августе уполномоченный при президенте РФ по защите предпринимателей Борис Титов во время визита в Башкирию назвал еще одну проблему, имеющую прямое отношение к налогообложению предпринимателей. Он подчеркнул: «Государство может годами не платить по госзаказам; предприниматели в это время вынуждены оплачивать НДС, кредитуя муниципалитет и ослабляя свой бизнес. Налоговая инспекция работает жестко, не идет навстречу бизнесу. Уверен, что власти и контрольно-надзорные органы региона должны начать ориентироваться на интересы бизнеса, стараться помогать ему справиться с растущей нагрузкой, а не добивать его неплатежами и налогами».

По данным Генпрокуратуры, которые Борис Титов приводит в письме председателю правительства Дмитрию Медведеву, в сентябре 2015 года государственные и муниципальные структуры задолжали предпринимателям около 20 млрд рублей, в декабре долг вырос до 25 млрд. А согласно более свежему докладу Генпрокуратуры, в конце июня 2016 года просроченная задолженность по госзаказам составляла уже 32,4 млрд рублей. Кроме того, заказчики из числа госпредприятий пытаются включать в договоры условия, по которым они не несут ответственности за невыплату денег в срок. В этом же письме г-н Титов просит внести в законодательство поправки, в соответствии с которыми будет отменена уголовная и административная ответственность за неуплату налогов и невыплату зарплат для бизнесменов, которым государство должно по государственным или муниципальным контрактам.

Олеся Сапа напоминает, что Минфин также предлагал повышение на 1% каждого из ключевых налогов — на прибыль, на имущество организаций, НДС, НДФЛ и страховых взносов; «Опора России» традиционно выступает против, считая любые изменения в налоговой сфере нецелесообразными и рискованными. «Повышение доходов (бюджета. — “Эксперт”) возможно и за счет повышения привлекательности ведения бизнеса в России, — говорит Олеся Сапа. — Налоговая система должна сейчас отвечать следующим принципам: неизменность налоговой нагрузки, стабильность законодательства о налогах и сборах, развитие стимулирующей функции налоговой системы. Эти принципы могут гарантировать предсказуемость ситуации для предпринимателей. В сегодняшней экономической ситуации это является основополагающим».

«Страховые взносы, безусловно, надо существенно опускать, — говорит Владислав Корочкин. — Но не поднимая НДС, а дифференцируя ставку подоходного налога, как почти везде в мире. Налоговая система должна быть нейтральна к предприятиям реального сектора. Бюджет должен получать основную часть денег, которые кто-то тратит на себя, на свое потребление, — нужны налог на прибыль, не инвестируемую в производство, справедливые налоги на имущество. Фискальное и парафискальное бремя для российских компаний сегодня действительно запредельно». Корочкин приводит расчеты той же «Опоры»: на один рубль выплаченной легальной зарплаты к моменту, когда работник тратит его в супермаркете, государство получает более почти 70 копеек налоговых и страховых взносов. А при рентабельности предприятия, соответствующей сегодняшней ключевой ставке Центробанка (то есть при рентабельности, которую правительство считает «нормальной»), на один рубль предпринимательской прибыли государство забирает себе 14,17 рубля налогов и других обязательных платежей.

«В сегодняшних экономических условиях ни налоги, ни социальные взносы повышать нельзя, — категорична Марина Зайкова. — Это убьет бизнес. А хотелось бы, чтобы жизнь не ограничивалась исполнением годового бюджета. Обзор практики развивающихся стран показывает, что по-настоящему работает на интенсивный экономический рост режим малоналоговых экономических зон и государств, таких, например, как Гонконг и Сингапур, СЭЗ “Шэньчжэнь” в Китае. Поскольку Россия —большая страна с огромными социальными обязательствами, экономическую политику малых успешно развивающихся государств мы калькировать не можем, но взять элементы для развития своей промышленности и экономики в целом просто обязаны. Ближе всего к заимствованию успешного опыта в налоговой сфере наши ТОРы, но у нас вся страна должна стать единой территорией опережающего развития».

«При приобретении нового оборудования хотелось бы какие-то налоговые каникулы для того, чтобы можно было запустить и окупить новый проект», — добавляет Александр Афанасьев.

Физлицам приготовиться

Перекладывание налогового бремени в виде НДС (или НДФЛ) на плечи физлиц, как бы того ни хотелось Минфину, тоже не вариант. Ведь проблема предпринимателей заключается не только в высоких производственных расходах и налогах, но и в сокращающемся платежеспособном спросе со стороны населения. Председатель Госдумы Сергей Нарышкин еще в мае 2016 года заявлял, что не поддержит предложения о повышении налога на доходы физических лиц и налога на добавленную стоимость, если таковые поступят. На прошлой же неделе в интервью Радио «Комсомольская правда» он сказал, что «можно думать уже о введении разных уровней налогообложения в зависимости от доходов». «Надо очень внимательно считать и решение принимать аккуратно», — подчеркнул Нарышкин.

«НДС в российской интерпретации все больше приближается к его концептуальной конструкции косвенного налога, реализуемой в мировой практике. Налоговая нагрузка по этому налогу падает на конечного потребителя, то есть в основном на население, а организации выступают в качестве сборщиков налогов, — комментирует профессор Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Людмила Дуканич. — По этой причине предложения по увеличению ставок НДС и НДФЛ считаю в настоящих социально-экономических условиях неразумными. Из кризиса в условиях сокращения потребительского спроса ни по теории, ни, исходя из рубежной практики, еще никто не выходил».

При этом переход на прогрессивное налогообложение физлиц — в целом прогрессивное решение, однако он должен быть поддержан целой системой изменений, затрагивающих не только сферу налогового администрирования, предупреждает г-жа Дуканич. Необходимо ввести разумный порядок декларирования доходов налогоплательщиками, предусмотреть пересмотр ставок налогообложения по «незаработанным» доходам физлиц (дивидендов), четко контролировать их расходы и предусмотреть меры ответственности в случае несоответствия расходов доходам.

«Прогрессивная ставка НДФЛ — дело ближайшего будущего, когда налоговая инспекция будет готова сопоставлять доходы и расходы каждого физического лица. Пока задача налоговых служб — произвести легализацию личных доходов физлиц. Причем ставка должна измениться в обе стороны, облагать НДФЛ доходы величиной до прожиточного минимума не следует», — полагает Зайкова.

«Основные резервы в настоящее время — это не повышение нагрузки на действующий бизнес, а включение в “белое” экономическое поле работающих “всерую”, — говорит Олеся Сапа. — Бизнес, так же как и государство, несет потери от существования “серого” сектора».

На минувшей неделе президент Владимир Путин на заседании Совета по стратегическому развитию предложил освободить на два года от любых платежей тех, кто зарегистрируется как самозанятый. «Люди вынуждены оставаться “в тени”, чтобы не сталкиваться с бюрократией, поборами, постоянными проверками, да и с нагрузками — может быть, избыточными для этого вида деятельности… Самозанятым гражданам нужно предложить понятный и удобный инструмент взаимодействия с государством, чтобы они могли спокойно развивать свое дело», — сказал президент. По оценкам, таких людей в стране около 20 млн человек — если из них зарегистрируются хотя бы 5%, в дальнейшем это создаст базу для возможного роста доходов бюджета. Весь вопрос в том, как будет реализовано президентское пожелание.