Прошел год с начала российской военной операции в Сирии. Начался второй, которого, по идее, и не должно было быть

ТАСС

Мальчику на четырнадцатилетие купили лошадь. «Здорово!» — воскликнули жители деревни. «Посмотрим», — сказал мудрец. Через два года мальчик упал с этой лошади и сломал ногу. «Ужасно!» — воскликнули жители деревни. «Посмотрим», — сказал мудрец. Началась война, всех молодых людей призвали в армию, а мальчик со своей сломанной ногой остался дома. «Здорово!» — воскликнули жители деревни. «Посмотрим», — сказал мудрец.

Ровно такие же неоднозначные и конъюнктурные оценки дают сейчас по итогам года российских военных действий в Сирии. Часть обозревателей (что интересно, как российских, так и зарубежных — тут нет географического разделения) говорит: «Здорово!» По их словам, Москва вошла в Сирию и продемонстрировала всем желающим и не желающим видеть свои возможности. Причем не только военные (террористы с оппозиционерами понесли серьезные потери от действий российских ВКС), но и политические. Кремль фактически принудил Соединенные Штаты снять информационную паранджу и продемонстрировать всем слабость или даже бессилие американской политики в Сирии. И теперь, уверяют «руссооптимисты», Кремль может извлекать выводы из своей сирийской кампании в других регионах мира, прежде всего на Украине.

Другая часть российских и зарубежных экспертов восклицает: «Ужасно!» — и утверждает, что для извлечения дивидендов из сирийской кампании нужно сначала эту кампанию завершить. Они видят Россию, завязшую в сирийской войне и ваяющую себе новый Афганистан. По их мнению, Кремль взял на себя нереализуемые задачи и теперь не может ни выполнить их до конца, ни сбросить, ведь в последнем случае крайне велики репутационные риски. Они считают, что Россия будет все глубже и глубже вовлекаться в сирийский конфликт, тратя на решение сирийских и иранских проблем деньги, жизни своих солдат и политический капитал своего президента.

На самом деле год — достаточный срок для того, чтобы трезво проанализировать российскую операцию с точки зрения достигнутых и недостигнутых целей. А уже после этого можно «посмотреть».

Удобряем пески

Кремлю удалось реализовать или частично реализовать большую часть поставленных в начале операции задач.

Одной из основных задач операции стало спасение режима Башара Асада. Напомним, что Россия выступила в защиту сирийского президента не потому, что он «наш сукин сын» — «родителями» были скорее иранцы, а для РФ он был просто дружественным лидером. И не потому, что оценила его смелость и мудрость в ходе гражданской войны (когда сирийский президент не стал бежать из страны или же призывать соратников «идти давить крыс и тараканов» в лице оппозиции, а сразу выступил за диалог). Международные отношения не место для сантиментов или симпатий. Защищая режим Башара Асада, Москва преследовала свои национальные интересы. Которые заключались прежде всего в сохранении у власти в важной для Кремля с экономической и военной точки зрения стране пусть не своего, но лояльного президента. Кроме того, Россия не хотела прихода к власти в Сирии радикальных исламистов-суннитов, которые

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (1002) 3 октября 2016
    Черная полоса ритейла
    Содержание:
    Кризис снова пришел за агрессивными

    Неуемное стремление к экспансии на заемные средства привело к обвальному падению нескольких, казалось бы, крепких торговых сетей

    Специальный доклад
    Частные инвестиции
    Наука и технологии
    Политика
    Потребление
    Реклама