Более 98% пришедших на референдум венгров высказались против европейского плана по беженцам. На деле же они голосовали против европейского управления

ТАСС

«Ваши друзья — вы теперь им не нравитесь больше. Вы заставляли их принимать так много решений. А у меня одно решение: “Делай, что я сказал”. Так что со мной проще», — говорил предводитель бандитов Калвера Крису и его «великолепной семерке» о крестьянах, которые их сдали. Именно таким современным «Калверой» в глазах части европейцев и стал Брюссель. Пользуясь страхом людей после Второй мировой войны, евробюрократы получили власть и за полвека превратились в спрута, нарушающего права, свободы и суверенитет европейских государств. Страны Европы вынуждены были делать то, что говорит Брюссель, поэтому, по мнению евроскептиков, и оказались в таком глубоком кризисе.

Пригласить «серьезного Криса» из сопредельного государства для своего освобождения европейцы не могут — популярность Путина в Старом Свете, конечно, растет, но не до такой степени. Поэтому приходится справляться самим, искать лидеров внутри пока еще суверенных государств. И вот тут возникли проблемы. Политическая система западных стран устроена таким образом, что яркие, харизматичные и эффективные политики (то есть те, которые и должны выводить нации из кризиса) не могут появиться в центристских партиях. Они появляются лишь на краях политического спектра, которые обычно маргинальны. Но исключения были, и одно из них — венгерский премьер Виктор Орбан: радикальный политик-популист, который непрерывно занимает пост главы государства вот уже более шести лет. Он и совершил первый акт бунта континентальной Европы против, по его мнению, антиевропейской политики Брюсселя, проведя референдум по мигрантскому вопросу.

 

Понаехали

 

Нашествие более миллиона мигрантов с Ближнего Востока называют одной из самых серьезных проблем Евросоюза за последние десятилетия. На самом деле это не так — проблемой оказалась неспособность расслабившейся евробюрократии правильно сказать национальным государствам, что нужно делать. По идее, эти мигранты, если их правильно организовать и разместить, — идеальная рабочая сила с точки зрения планов реиндустриализации Европы. Если это слишком сложно, то в крайнем случае можно было укрепить границы, поставить кордоны на пути беженцев и организованно их принимать без вреда для местного населения и социальной стабильности. Однако Брюссель вкупе с «председателем совета директоров» — Германией — решил в духе общеевропейского либерализма и мультикультурализма открыть мигрантам двери и просто пустить их. Следствием этой политики открытых дверей стали беженцы на улицах городов, рост социальной напряженности, изнасилования европейских женщин, теракты в городах (например, в немецком Кельне) и, как следствие, ответ населения в виде укрепления электоральных позиций правых и националистических партий в центральной и восточной части ЕС (то есть в странах, которые оказались на пути беженцев). А национализм на сегодняшний день одна из самых серьезных угроз идее европейской идентичности.

Пытаясь помочь странам — жертвам переселения, ЕС предложил проявить «общеевропейскую солидарность» и распре

Новости партнеров

«Эксперт»
№41 (1003) 10 октября 2016
Сборная России по актерскому мастерству
Содержание:
Главная новость
Экономика и финансы
Наука и технологии
Потребление
Панорама страхования
Реклама