Бычий год

Сергей Ермак, Сергей Заякин
24 октября 2016, 00:00

Капитализация российских компаний продолжает уверенно расти. Но в мировом масштабе наш фондовый рынок сродни лилипуту в стране Бробдингнег. Его столпы остаются неизменными — госкомпании и нефтегазовый сектор

 108-08.jpg

За год (с 3 августа 2015-го по 1 августа 2016-го) совокупная капитализация 200 крупнейших российских эмитентов, торгующихся на Московской бирже (МБ), в рублях приросла на 21,5%, с 27,5 до 33,4 трлн. В долларовом выражении показатель увеличился на 9,3% и составил 498,5 млрд долларов, впервые после трех лет последовательного сжатия, по итогам которого капитализация этиъ компаний сократилась в общей сложности на 45% к уровню 2011 года. Увы, даже после заметного прироста последнего года, совокупная долларовая рыночная стоимость 200 крупнейших российских компаний немного недотянула до отметки кризисного минимума 2009 года (см. график 1).

 108-14.jpg

Прежде чем приступить к подробному описанию событий, произошедших с эмитентами, сделаем одно важно замечание. В этом году мы решили провести самостоятельный аудит компаний, представленных на Московской бирже (раньше, формируя список, мы опирались скорее на формальные, а не на сущностные показатели). В итоге из ренкингового списка были исключены компании-банкроты, фирмы, не ведущие деятельность или предоставляющие крайне сомнительную отчетность. Безусловно, подход спорный и содержит элемент субъективности. Однако мы считаем, что он в большей мере соответствует долгосрочной задаче нашего проекта: мониторить и анализировать реально действующие, достаточно транспарентные компании, оставляя за рамками анализа «прокладки», «схемные компании» и др. Опишем цепочку наших рассуждений на одном из наиболее неоднозначных примеров — компании GTL (создана в 2000 году президентом банка «Восток» Рафисом Кадыровым, выручка в 2015-м — 30 млн рублей), которая взорвала биржу ростом котировок на 8500%. По официальной информации, фирма разработала и запатентовала инновационную установку для производства жидких углеводородов из природного и попутного газа. Формально у эмитента есть отчетность, патенты, его сайт наполнен новостями о проектах с зарубежными партнерами (о договоренностях с суданской Sudapet есть информация даже в иностранных новостных лентах).

Ключевая причина того, что GTL не была включена нами в список 200 крупнейших эмитентов нынешнего года, — низкое качество отчетности (годовой отчет по большей части являет собой набор картинок и схем). Кроме того, компания официально начала раскрывать информацию лишь с января 2016-го, что подозрительно совпало с бурным ростом котировок. Наконец, мы не обнаружили подтверждений ее взаимоотношений с прочими перечисленными на сайте партнерами (вроде иракской South Oil Company, индонезийской Samudera Petro Gas или американский Cal Tech Energy). Не исключено, что GTL — добросовестная инновационная компанией, основной актив которой — НИРы. Но пока ее деятельность вызывает массу вопросов.

 

 108-10.jpg

Крылья Икара

Среди эмитентов, в которых мы уверены, самой дорогой компанией стала «Роснефть». За год ее капитализация увеличилась почти на 40% и к августу вплотную подобралась к 3,5 трлн рублей. Столь динамичный рост показателя, на наш взгляд, объясняется двумя факторами. Первый — возможное участие компании в приватизации «Башнефти», одного из самых лакомых кусков отечественной добывающей отрасли.

Второй фактор — отчетность, которая последние два квартала оказывалась лучше прогнозов аналитиков. Так, в апреле—июне чистая прибыль «Роснефти» выросла до 89 млрд рублей (это в шесть раз больше, чем в январе—марте), выручка увеличилась до 1,2 трлн рублей (на 17,5%), а EBITDA — до 348 млрд (на 27,5%). В долларах, к слову, цифры выглядят еще более впечатляющими: доход прирос на 32% (до 19,2 млрд), EBITDA — на 43,2% (до 5,3 млрд), чистая прибыль — в семь раз (до 1,4 млрд).

Одновременно «Роснефть» сумела улучшить ситуацию на гигантских месторождениях «Юганскнефтегаза» и переломить тренд на снижение добычи. Что важно для инвесторов — у компании самые низкие удельные затраты в отрасли: чуть более шести долларов на баррель нефтяного эквивалента (расходы, например, «ЛУКойла» и «Газпром нефти» находятся в диапазоне 10–10,5 доллара, показатель Statoil — 28,2 доллара, Exxon — 33,3, Chevron — 48,1 доллара).

«Газпром», лидировавший в нашем списке на протяжении 12 лет, опустился на второе место. Его стоимость за год снизилась на 3,2%, до 3,24 трлн рублей. Наибольшее влияние на результат, по всей видимости, оказали внешнеполитические факторы: попытки США вытеснить компанию с европейского рынка, украинский конфликт, закрытие проекта «Южный поток». Не все в порядке и с показателями эффективности производственной деятельности газового гиганта, уже много лет теряющего свою рыночную долю внутри страны.

В тройку лидеров ворвался Сбербанк, за год нарастивший капитализацию почти вдвое, до 3 трлн рублей. В августе и сентябре акции компании били исторические рекорды. На пике стоимость одной бумаги достигала 156 рублей. Ключевая причина стремительного взлета — интенсивный рост бизнеса, рыночной доли и прибыльности, что, безусловно, подогревает интерес инвесторов. В начале октября аналитики УК «Велес Капитал» рекомендовали покупать обыкновенные акции Сбербанка с целевой ценой 185 рублей.

 108-11.jpg

Самым резвым участником рейтинга оказался Челябинский завод профилированного стального настила (ЧЗПСН, входит в промгруппу «Стройсистема»). Его стоимость выросла в девять раз. Поводом к взлету акций, вероятно, прослужила отчетность компании. По результатам первого полугодия ее выручка приросла на 66,5% по сравнению с аналогичным периодом 2015-го (правда, и себестоимость поднялась на 78,19%, но это осталось незамеченным). Чистая прибыль увеличилась на 74,34%, хотя валовая прибыль при этом снизилась на 4,5%.

«Как бы то ни было, похоже, инвесторы заинтересовались компанией, — комментирует консультационный управляющий представительства “Финама” в Челябинске Григорий Богданов. — Потом они посмотрели отчетность за прошлый год, а там — это ли не чудо? — рост чистой прибыли год к году более чем в тысячу раз — с 8,17 миллиона до 8,87 миллиарда рублей. Правда, выручка предприятия практически не выросла и оказалась втрое меньше чистой прибыли (почти весь прирост последней обеспечила переоценка финансовых вложений в размере 8,96 миллиарда рублей). Но стоит ли обращать внимание на такие мелочи?»

Хорошая отчетность, вероятно, стала ключевой причиной роста капитализации и двух других эмитентов — Калужской энергосбытовой компании и Мурманской ТЭЦ. Выручка, например, последней в 2015 году выросла на 11%, а прибыль от продаж — в два с половиной раза. Заметим, что энергоактивы (особенно сбыты) входят в список самых быстрорастущих чуть ли не каждый год. Бумаги этого сектора — излюбленная мишень спекулянтов. Так, в 2015-м в 20 раз взлетели бумаги Дагестанского энергосбыта (даже несмотря на отвратительную отчетность). Аналитики, к слову, предвкушали обвал котировок (так обычно происходит со всеми неликвидами), но реальность оказалась иной: стоимость бумаги к 1 августа 2016 года увеличилась еще на 84% — до 0,5 рубля (в сентябре цену разогнали до 2,1 рубля).

 108-12.jpg
 108-13.jpg

Любопытна история четвертой по динамике фирмы — «Русолова». С 2013 года котировки ее акций колебались в районе одного рубля, но с 4 по 20 февраля 2016-го они взлетели выше 15 рублей, после чего произошла быстрая коррекция. В июле была зафиксирована еще одна аномалия: стоимость бумаг «Русолова», опустившаяся к тому моменту до 3,6 рубля, увеличилась более чем вдвое (сейчас акции компании торгуются в диапазоне 3,7–4 рубля). На первый взгляд GTL номер два. Но если соотнести флуктуации с информационным фоном, то видно, что пики роста капитализации «Русолова» совпадают с новостями о модернизации принадлежащей компании обогатительной фабрики на Правоурмийском месторождении. К слову, физического запуска ГОКа в сентябре фондовый рынок почти не заметил.

Аутсайдером по динамике капитализации стала фактически обанкротившаяся группа «Разгуляй» (–68,1%). Крупнейшим кредитором и владельцем почти 20-процентной доли в ней является агрохолдинг «Русагро». Его гендиректор Максим Басов заявил, что активы «Разгуляя» будут проданы для погашения долга, после чего группу ликвидируют.

На втором месте с конца — платежная система Qiwi (–56,7%). Наиболее вероятная причина стремительного пике — инициатива Росфинмониторинга, ЦБ и Минфина по запрету неидентифицированных электронных кошельков и привязки их к банковскому счету. Это напрямую бьет по бизнесу компании.

Углеводороды и власть

От истории отдельных компаний перейдем к анализу групп. Чтобы не сыпать выкладками, сосредоточимся на ключевых цифрах (сразу оговоримся, по нашему рейтингу мы вполне адекватно можем судить о среднеотраслевых и других обобщенных показателях, поскольку всего на Московской бирже торгуются акции чуть более чем 240 эмитентов).

Первая цифра: 77,5% суммарной цены 200 эмитентов обеспечила первая двадцатка (на топ-10 приходится почти 60%). Типичная для неразвитой экономики картинка. Для сравнения взглянем на ренкинги Financial Times. Двадцать крупнейших американских эмитентов — это всего лишь 34% стоимости двух сотен самых дорогих фирм США, показатель Европы и того меньше — 31,7%.

Вторая цифра: 45% совокупной капитализации участников рейтинга приходится на 62 госкомпании. По сравнению с заявлениями ФАС о доле провластных структур в ВВП в 70% наш показатель несколько меркнет. Однако, по нашему разумению, даже 45% слишком большая доля. Обратим также внимание, что под контролем государства находятся компании, обеспечивающие 61% капитализации нефтегазового сектора, почти 87% банковского, 75% энергетического.

Третья цифра: 43% стоимости 200 эмитентов консолидируют нефтегазовые компании. Доля их ближайших конкурентов — банков — составляет всего 13%. Опора экономики налицо.

Четвертая цифра: 5% — такова доля условно инновационных компаний в совокупной капитализации 200 исследуемых фирм (к инновационному сектору мы отнесли ИТ, телеком- и фармкомпании, организации, работающие в электронной промышленности и занимающиеся биотехнологиями). Аналогичный показатель, например, в США — 34%.

Пятая цифра: по итогам 2015 года (по состоянию на 1 августа 2016-го) дивиденды выплатили 60 участников рейтинга, направив на эти цели 886,9 млрд рублей. Среднее значение дивидендной доходности обыкновенных акций (отношение величины годового дивиденда к цене бумаги) составило 5,15%, наибольший показатель у «Красноярскэнергосбыта» — 19,26%.

Наконец, шестая цифра: вложения в акции 42 компаний окупятся в течение пяти лет (речь идет о коэффициенте P/E — отношении капитализации к чистой прибыли). Самой быстрой окупаемостью может похвастать Мособлбанк (два с половиной месяца) и МРСК Северного Кавказа (пять месяцев). Правда, здесь следует сделать одну оговорку: при условии, что показанная обоими эмитентами прибыль реальная, а не дутая, в чем есть определенные сомнения.

Самые страшные показатели — по нескольку десятков тысяч лет — показывают «Саратовэнерго» и «Белгородские деликатесы». Но к коэффициенту P/E нужно относиться с определенной долей скепсиса (а может, и юмора): показатель чистой прибыли легко поддается манипуляциям, из-за чего предприятия могут подгонять его под нужное им значение.

Очень маленькие оптимисты

Перейдем к еще более широким обобщениям. По данным Московской биржи, объем торгов на фондовом рынке в августе 2016 года составил 1,53 трлн рублей. За год вроде бы ничего не изменилось: в августе 2015-го показатель равнялся 1,55 трлн. Но продавать и покупать стали куда менее активно: было — почти 800 млрд рублей, стало 640 млрд (–20%).

По данным World Federation of Exchanges (ЦАУ) на 1 июля 2016 года суммарная капитализация эмитентов Московской биржи составила 496,5 млрд долларов. По этому показателю МБ сопоставима с фондовой площадкой Таиланда (433 млрд долларов), в 38 раз уступает NYSE и в 15 раз — NASDAQ.

По сравнению с ведущими мировыми экономиками российские компании существенно недокапитализированны: по данным WFE, на конец 2015 года совокупная стоимость отечественных эмитентов составляла 393 млрд долларов, это 29,6% ВВП России (НАУФОР, правда, настаивает на 47,5%), в то время как у Китая (с учетом Гонконгской биржи) этот показатель равен 104,7%, у Японии — 118,7%, у Великобритании и США — 136 и 139,6% соответственно (см. график 2).

За 2015 год первичное размещение на МБ провели четыре компании: «Европлан», Новороссийский комбинат хлебопродуктов (они стали новичками нашего рейтинга), а также Московский кредитный банк и Объединенная вагонная компания. Это не идет ни в какое сравнение с ведущими площадками мира. NASDAQ пережил в 2015 году 199 IPO, Корейская биржа — 159, Шэньчжэньская фондовая биржа — 130.

Число эмитентов МБ сокращается уже пятый год подряд: в 2011-м их было 320, на 1 октября осталось только 243 (см. график 3). Это малая толика от числа открытых и публичных акционерных обществ.

Зато индекс ММВБ растет уже четвертый квартал. Последние пять лет ничего подобного зафиксировано не было (см. график 4). РТС впервые за 15 месяцев перешел рубеж в 1000 пунктов. На фоне снижения ВВП и перманентного падения доходов такой инвестиционный оптимизм выглядит, мягко скажем, странно. Часть аналитиков говорит: это вера в скорое окончание кризиса. Сомнительный тезис, учитывая, что большинство макроэкономистов начало устойчивого роста прогнозируют в 2019–2020 годах. Скорее это эффект привычки: геополитика пусть и плоха, но стабильна, финансовых потрясений в России не предвидится, а санкции теперь мало кого страшат. Складывается консенсус, что нефть в ближайшие месяцы сохранит медленно растущий тренд. Кроме того, у индекса очень сильные локомотивы, тащащие его вверх, — это упомянутые выше «Роснефть», Сбербанк, «НоваТЭК».