Неторопливый караван

Сергей Ермак, Сергей Заякин
24 октября 2016, 00:00

400 крупнейших компаний России, в отличие от экономики страны, сумели преодолеть стагнацию. Но действительно значимых структурных изменений внутри их когорты не произошло

АЛЕКСЕЙ ТАРАНИН

Аналитический центр «Эксперт» представляет рейтинг 400 крупнейших компаний России по итогам 2015 года. Их совокупная выручка приросла по сравнению с 2014 годом на 13,2% и достигла 61,4 трлн рублей. Это 43,6% совокупного общественного продукта (данный показатель включает помимо ВВП еще и промежуточное потребление, то есть является точным содержательным аналогом показателя корпоративной выручки для всей экономики). Вклад высшей бизнес-лиги в национальную экономику увеличился за последний год почти на четыре процентных пункта, продемонстрировав рост выручки и в реальном выражении — впервые после двух лет стагнации.

Дециль децилю рознь

Рейтинг традиционно демонстрирует высокую концентрацию выручки. На первый дециль компаний приходится 60% совокупных доходов, и за последние десять лет этот показатель практически не изменился. На компании второго дециля приходится 12% выручки, третьего — 7%. Вся вторая половина нашего рейтинга обеспечивает всего 11% суммарных доходов. К наиболее консолидированным отраслям относятся нефтяная и нефтегазовая (на четыре компании, вошедших в первый дециль, приходятся 83,9% совокупной реализации) и банковская (58,5%).

Нефтегаз в 2015 году обеспечил 31,3% выручки всех участников рейтинга. Изменения по сравнению с 2014-м едва заметны. Невелики они и в масштабах десятилетия: по итогам 2005 года компании, добывающие и перерабатывающие углеводороды, оттягивали на себя 35,7% суммарной выручки. Потому говорить о каком-либо структурном сдвиге пока не приходится.

Вторым по весу в 2015 году стал банковский сектор (почти 11% суммарной выручки). Вот здесь за десятилетку случились масштабные изменения: в 2005-м кредитные учреждения обеспечивали лишь 4,5% совокупного дохода топ-400. Существенно укрепилась розничная торговля: по итогам 2005-го ее доля составляла 4,8%, теперь цифры поменялись местами — 8,4%. Сильнее остальных за десять лет просела черная металлургия — минус 3,1 процентного пункта (было 8%, стало 4,9%)

Среди существенных отраслей (доля которых в суммарной выручке топ-400 превышает 1%) самой динамичной оказалась химия и нефтехимия — плюс 29,4%. Цветная металлургия нарастила выручку на 28,6%, на третьем месте оказался банковский сектор — плюс 23,6%. Самые сдержанные темпы продемонстрировало машиностроение — 2,4%. Ключевая причина невыразительного результата — плохие показатели автопроизводителей. Если мы исключим их из расчета, машиностроение по итогам 2015-го покажет прирост на 16%.

В прошедшем году неплохо чувствовали себя отрасли, ориентированные на импортозамещение: АПК и пищевая промышленность. Десять агрокомпаний суммарно увеличили объем реализации более чем на 22%, заработав 572,1 млрд рублей. Пищевики продали товаров на 1,3 трлн рублей (плюс 15,5% к 2014 году).

 79-02.jpg

Быстрее государства

Начиная с 2005 года и до 2014-го мы фиксировали последовательное увеличение доли в совокупной выручке компаний с госучастием: с 29% она выросла до 42%. Но в 2015-м частные компании в целом наращивали выручку быстрее государственных, так что вес последних снизился до 39%.

Несколько слов о прибыли. По сравнению с 2014 годом чистая прибыль прибыльных компаний в 2015-м увеличилась на 1,6 трлн рублей (плюс 43,5%), убыток убыточных компаний сократился за год на 354 млрд рублей, или на 25%. Компаний, работающих в минус, стало на две больше, теперь их 86. Чистый финансовый результат участников рейтинга составил 4,2 трлн рублей, в сопоставимых ценах это на 14% больше, чем в 2005 году, и, например, на 9% больше, чем в кризисном 2009-м. Почти 82% чистой прибыли топ-400 консолидирует первый дециль компаний. 20% совокупного результата приходится всего лишь на одну компанию — «Газпром». Таким образом, финансовое положение крупного бизнеса в целом резко выправилось после катастрофы 2014 года, когда чистый финансовый результат топ-400 рухнул на 42%, показав худшее значение в постоянных ценах за десять лет.

 

 79-03.jpg

Наиболее рентабельной отраслью по чистой прибыли в 2015 году стала нефтегазовая — 14,1%, на втором месте химия и нефтехимия — 11,7%. Почти в ноль работает транспорт (здесь мы учитываем не только грузо- и пассажироперевозчиков, но и трубопроводные системы), банки сумели дотянуться только до 1,5%.

Порог пропуска компаний в рейтинг с 2005 года вырос в четыре раза, с 5,3 млрд до 21,4 млрд рублей. В долларовом выражении наблюдался рост в 1,6 раза: в 2005 году выручка компании, замыкавшей рейтинг, равнялась 190 млн, в 2015-м — 315 млн.

В последние десять лет в рейтинге постоянно присутствовали 107 компаний. Каждую волну исследования пул крупнейших в среднем обновляется на 15–20% (пик пришелся на 2008 год, тогда ротация составила 25%).

 79-04.jpg

Самые динамичные и новички

Почти все места в списке самых быстрорастущих компаний заняли фирмы из нижней части рейтинга. Повышенный интерес вызывают результаты двух представителей — компаний «Т Плюс» (бывший КЭС-холдинг) и «Алмаз-Антей». Первый холдинг нарастил доходы в 2,6 раза, второй — в 1,9 раза.

По поводу «Т Плюс» особо радоваться не стоит. Цифры 2015 года не отражают истинных результатов деятельности компании. Рост объясняется тем, что в 2014 году отчетность отражала итоги работы Волжской ТГК и один месяц функционирования холдинга после консолидации генерирующих и сбытовых активов.

Рост «Алмаза-Антея», очевидно, обеспечен девальвацией нацвалюты, увеличением конкурентоспособности продукции на мировом уровне и ростом рублевой стоимости зарубежных контрактов.

По итогам 2015 года в списке появились 65 компаний-новичков. Нам хотелось бы обратить внимание на пять из них. Параметр, по которому мы их выбрали, — аномально высокий рост выручки. Первый из череды таких примеров — государственное внешнеэкономические объединение «Машиноимпорт». Компания, основанная еще в 1933 году для закупки оборудования и судов для нужд советской индустриализации, в 2015-м увеличила доходы в 18 раз. Львиную долю выручки, по всей видимости, обеспечило участие фирмы в крупных отечественных проектах по модернизации Антипинского НПЗ и поставках оборудования на строящиеся станции и электродепо Московского метрополитена.

Впечатляющий рост выручки (в 14 раз, до 28 млрд рублей) показал независимый нефтетрейдер «Транстрейдойл» (единственный владелец — Чингиз Шайхетдинов), созданный в марте 2014-го. У компании нет официального сайта, в открытых источниках информация о ней практически отсутствует. Известно, что фирма ведет экспортную деятельность: в 2015-м она поставила за границу 94 тыс. тонн нефти на 1,2 млрд рублей, 44% продукции ушло в Италию, 26% — в Египет, 21% — на Мальту.

Замыкает тройку новичков — лидеров по увеличению выручки морской терминал «Тамань» (к 2014 году доходы приросли на 256,6%).

Троекратно в доходах прибавил петербургский дистрибутор компьютерного и офисного оборудования «Марвел КТ» (основан в 1991 году, в портфеле более 120 вендоров). Показатель компании становится еще более внушительным, если сравнить его с общими итогами продаж в отдельных сегментах. Так, реализация ноутбуков и планшетов в натуральном выражении в 2015 году снизилась примерно на 40%, фототехники — на 50%, впервые со времени появления на рынке отрицательную динамику показали смартфоны (минус 7–8%), поставки серверов упали на 25%.

Прирост выручки «Марвел КТ», очевидно, был обеспечен привлечением новых вендоров (в их числе Juniper, Polycom, Acer, Lenovo, Fly, Logitech, Western Digital). Одной из ключевых точек роста стал сегмент мобильных устройств. Судя по отчету, компания в 2015 году продала 2,5 млн смартфонов и 1,5 млн кнопочных телефонов. Это в два раза больше, чем в 2014-м. Неплохо «Марвел» сработал и за границей: компания укрепилась в Казахстане (из-за сложной экономической ситуации оттуда ушли многие дистрибуторы), существенно нарастила поставки смартфонов в Восточную Европу.  

 79-05.jpg

Наконец, пятый наиболее заметный новичок — сеть алкогольных магазинов шаговой доступности «Бристоль», прирастившая выручку почти в три раза (конечными бенефициарами компании считаются владельцы крупнейшего табачного дистрибутора «Мегаполис» и сети «Дикси» Игорь Кесаев и Сергей Кациев). Первая точка «Бристоля» была открыта в Нижнем Новгороде в сентябре 2012 года. В июле 2013-го бизнес вышел за пределы Нижегородской области, на данный момент сеть насчитывает 2,1 тыс. магазинов почти в 600 городах. По темпам роста выручки компания оставила далеко позади остальных представителей продуктового ритейла. Например, X5 Retail Group приросла в доходах на 27%, «Магнит» — на 24%. Выручка сети «Красное & белое», прямого конкурента «Бристоля», в 2015-м и вовсе снизилась почти на 9%.

 79-06.jpg

Выводы

Анализируя результаты 2015 года, мы то и дело возвращались далеко назад. На наш взгляд, выводить сколько-нибудь значимые тренды в масштабах одного или даже трех лет не слишком целесообразно. Другое дело десятилетка. Попробуем сгруппировать наши наблюдения. Начнем с позитивных моментов.

Первый: доля нефтегазового сектора в совокупной выручке снижается. Налицо, пусть и медленное, движение в сторону секторов с высокой добавленной стоимостью. Внутри углеводородной отрасли наиболее динамичны не добывающие компании, а переработчики — Марийский и Антипинский НПЗ, что радует.

 79-07.jpg
 79-08.jpg

Второй позитивный момент: в 2015 году как минимум прервался процесс непрестанного роста доли госпредприятий в суммарной выручке. Посмотрим, насколько опережающий рост частного крупного бизнеса окажется устойчивым.

Результат, который вызывает не самые приятные чувства, — концентрация выручки в руках 40 крупнейших компаний. В 2005-м они держали 62%, теперь — 60%. По прибыли ситуация и того хуже: в руках первого дециля компаний сосредоточено практически все богатство, сформированное участниками рейтинга. Судя по данным Росстата, они контролируют больше 40% прибыли всех российских крупных и средних компаний. Следствием такого дисбаланса, как правило, является невозможность фирм второго и третьего эшелона транслировать свои интересы на высший уровень власти.

 79-09.jpg

Другой тревожный момент связан с судьбой машиностроения (как классического представителя обрабатывающего сектора) и условно инновационных отраслей (ИТ, фармацевтика, биотехнологии, робототехника). Сначала о машиностроении. В 2005 году доля специализирующихся в этой отрасли компаний в суммарных доходах топ-400 составляла 6,1%, в 2015-м — 5,9%. Да, во многом в этом результате виновата провалившаяся автомобильная промышленность, тогда как предприятия, сидящие на гособоронзаказе, в принципе чувствовали себя неплохо (доля ОПК и компаний, выпускающих продукцию двойного назначения, в суммарной выручке машпрома за десять лет увеличилась с 30 до 55%). Но даже если мы посмотрим на относительно спокойные времена (2011–2012 годы), машиностроение обеспечивало не более 7% совокупной выручки. Суммарные доходы предприятий отрасли за десять лет в текущих ценах увеличились в 3,4 раза. Не такой уж выдающийся результат: за то же время, например, банковские и ритейловые структуры выросли значительно сильнее — в 9,6 и 6,8 раза соответственно.

 79-10.jpg

Теперь о «новых» отраслях. За десять лет они так и не стали сколько-нибудь заметными игроками на поле топ-400. Как прежде, так и сейчас, их лучше рассматривать только под микроскопом.