Опаловая зрада

31 октября 2016, 00:00

Украинский газовый транзит стал еще на шаг ближе к бесславной гибели.

Между российской газовой компанией «Газпром» и Еврокомиссией заключено соглашение по урегулированию в досудебном режиме антимонопольного расследования ЕС против газового гиганта. В рамках достигнутых соглашений Еврокомиссия предоставляет разрешение на расширенный допуск «Газпрома» к газопроводу Opal. Компания не только сохранит право на использование 50% мощности газопровода (хотя ранее Еврокомиссия считала это нарушением нормативов ЕС в сфере конкуренции), но и будет допущена к аукционам, на которые выставят еще 30–40% мощностей. Еще 10–20% мощностей должны быть зарезервированы для «альтернативных поставщиков» — то есть фактически (в силу монополии «Газпрома» на экспорт газа трубопроводами по российскому законодательству) простаивать. Соглашение будет действовать до 2033 года. Это хуже, чем могло бы быть: скажем, немецкая сторона в сентябре настаивала на стопроцентном допуске «Газпрома». Но и лучше, чем было.

Поставки "Газпрома" в дальнее зарубежье  03-01.jpg
Поставки "Газпрома" в дальнее зарубежье

Напомним, что газопровод Opal был запущен в 2011 году специально под реализацию проекта «Северный поток» по транзиту российского газа в Европу в обход Украины. Газопровод длиной 470 километров соединяет конечную точку «Северного потока» близ немецкого Грайфсвальда с магистралью Ямал—Европа и, следовательно, с привязанной к ней газораспределительной сетью. Мощность газопровода составляет 36 млрд куб. м газа в год («Северный поток» имеет мощность 55 млрд куб. м). Оператор — Opal Gastransport GmbH & Co. KG, где 50,02% у немецкой нефтегазовой компании Wintershall и еще 49,98% — у «Газпрома». Именно это и послужило поводом для ограничения доступа газового гиганта к газопроводу: так называемый третий энергопакет Евросоюза предусматривает разведение поставщика и оператора транспортных сетей по разным, неаффилированным, структурам.

Новость уже вызвала болезненную реакцию у наших юго-западных соседей — ведь дополнительные объемы газа уйдут именно с украинского транзитного маршрута. Киев оценил свои потенциальные потери в 290–425 млн долларов недополученной транзитной выручки в год. Для сравнения: общий объем транзитных доходов «Укртрансгаза» по итогам прошлого года составил 2 млрд долларов (2,2% ВВП и существенная часть валютной выручки страны). Ситуация для Киева выглядит особенно неприятно, поскольку и с проектом «Северный поток — 2», предусматривающим ввод до 2019 года еще 55 млрд куб. м в год газотранспортных мощностей по дну Балтийского моря, дело сдвинулось с мертвой точки. Не далее как 27 октября первая партия труб для строительства газопровода прибыла на остров Рюген в Германии, близ Грайфсвальда.

Украинская газотранспортная система имеет мощность на выходе в 178 млрд куб. м в год. Долгое время Украина доминировала в российском газовом транзите, чем активно пользовалась. Несанкционированный отбор газа, требование льготных цен на газ, шантаж — газовые войны между Россией и Украиной стали традицией. На определенном этапе внутренние цены на газ на Украине оказались даже ниже, чем в газодобывающей России. За счет низких цен на газ субсидировалась экономика страны: по оценке, приведенной президентом Владимиром Путиным, в целом объем субсидирования такого рода составил 250 млрд долларов за 1991–2014 годы, и в значительной степени это был газ. Но теперь райская жизнь под угрозой. Так, если в 2011 году через украинскую ГТС прошло 104,2 млрд куб. м транзитного газа (67% общего объема поставок «Газпрома» в адрес Европы и Турции), то по итогам 2015-го уже только 67,1 млрд куб. м (36%, см. график). Расширение альтернативных путей доставки газа для «Газпрома», по всей видимости, сделает роль Украины еще менее значительной.

Тому есть две причины. Первая — экономическая. Даже не принимая в расчет угрозу шантажа и риск воровства, стоимость транзита через Украину для «Газпрома» попросту менее выгодна. Как ни парадоксально, Киев игнорирует все законы экономики. В последние годы он повышает плату за транзит. Это выглядело бы разумным при сохранении Украиной статуса доминирующего транзитера и при растущих ценах на газ, как раньше. Но при падающих ценах и наличии альтернативных маршрутов смотрится форменным безумием. Как результат, уже по итогам 2015 года, по оценке экспертов Фонда национальной энергетической безопасности, стоимость транспортировки по «Северному потоку» (22,7 евро за 1 тыс. куб. м, или же 16,1 евро чистых расходов с учетом доли «Газпрома») была существенно ниже, чем через Украину (28 евро). После повышения в одностороннем порядке Киевом в этом году транзитной платы в полтора раза (до 42 евро) разница стала просто неприличной.

Во-вторых, украинская ГТС крайне изношена. Еще в 2007 году кабинет министров Украины оценивал необходимые затраты на реконструкцию ГТС в 2,7 млрд долларов. В 2013-м заместитель главного инженера «Укртрангаза» Олег Михалевич говорил уже о 5,3 млрд долларов необходимых инвестиций. Реально же, по словам советника председателя правления Союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева, на ремонт сети тратилось порядка 20 млн долларов в год, в связи с чем «украинская ГТС разрушается с катастрофической скоростью, в конце 2019 года она встанет».

В общем, для «Газпрома» снижение значимости украинского фактора выгодно и оправданно. Для самой же Украины это катастрофа. Экономика страны падает (в 2014 году — на 6,8%, в 2015-м — на 9,9%), будучи и так отягощена огромным внешним долгом (143,9% ВВП). И платить этот долг нечем: уже по итогам первого полугодия 2016-го дефицит платежного баланса Украины составил 184 млн долларов. С сокращением же транзитных доходов ситуация для соседей станет совсем невыносимой.