Сдержанность на шельфе

Долгожданный запуск коммерческой добычи на месторождении Кашаган, похоже, пройдет буднично. Веру в нефтяной рай, которым сделает Казахстан этот мегапроект, сменила надежда, что он все-таки принесет экономике хоть какую-то пользу

ПРЕДОСТАВЛЕНО МИНИСТЕРСТВОМ ЭНЕРГЕТИКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Крупнейший казахстанский нефтяной проект современности — Кашаган — должны запустить в этом году. Однако вероятность того, что это событие произойдет, не стопроцентная. Даже несмотря на то, что подрядчики учли все свои прежние ошибки, приведшие к аварии 2013 года, и уже завершают последние пусконаладочные работы: 14 октября оператор проекта NCOC и Минэнерго Казахстана синхронно сообщили о первой экспортной партии кашаганской нефти. Показательно, что новость о начале экспорта была встречена в Казахстане очень спокойно. Информационный накал вокруг мегапроекта, в который вложено свыше 50 млрд долларов, проекта, старт которого за последние шестнадцать лет неоднократно откладывался, почти исчез.

Ожидания становятся все скромнее из-за изменения отраслевой и внешнеэкономической ситуации. В начале 2000-х в Казахстане о Кашагане говорили едва ли не как о национальной идее. От проекта ждали многократного увеличения добычи, в результате чего Казахстан превратился бы в центральноазиатскую версию Саудовской Аравии или Арабских Эмиратов. К 2016-му мечты о нефтяном рае сменила надежда, что за счет Кашагана удастся поддержать добычу и экспорт, падающие из-за истощения зрелых месторождений, которых в Казахстане большинство.

Всем — и казахстанским властям, и нефтяным ТНК, инвесторам проекта, — понятно, что эффект от разработки месторождения будет, мягко говоря, ниже прогнозируемого. И только количество принесенных в жертву денег, времени и нервов не позволяет отбросить показной оптимизм и признать, что в игре под названием «Кашаган» пока есть только проигравшие.

Шестнадцать лет после разведки

Над крупнейшими нефтяными контрактами, заключенными казахстанским правительством с иностранными инвесторами, висит туман неизвестности. Не обнародованы условия соглашения по Тенгизу, где с 1993 года нефть добывает консорциум во главе с Chevron, неизвестно содержание статей соглашений о разделе продукции (СРП), заключенных в отношении казахстанской части Северного Каспия и Карачаганакского нефегазоконденсатного месторождения в 1997 и 1998 годах. И правительство, и инвесторы держат соглашения в тайне, время от времени сообщая лишь отрывочные сведения.

О СРП по Северному Каспию известно следующее: документ был подписан в 1997 году правительством Казахстана с одной стороны и Shell, Eni, Mobil, Total, Statoil, BG Group и BP (впоследствии образовали консорциум OKIOC) — с другой. Инвесторы планировали инвестировать в разработку шельфовых месторождений сектора 7 млрд долларов и начать добычу уже в 2005 году. После старта коммерческой добычи компании должны были получить возмещение своих расходов за счет добываемых нефти и газа, а затем начать делить добытые углеводороды в соответствии с оговоренными ранее долями.

Официально месторождение Кашаган было открыто в 2000 году после примерно года разведочного бурения. В июле 2000-го, оценивая его запасы, президент Нурсултан Назарбаев говорил о 50 млрд баррелей. «Я могу сказать вам, что это самое крупное разведанное в современный период мес

У партнеров

    «Эксперт»
    №44 (1006) 31 октября 2016
    Великая русская революция
    Содержание:
    Сказка о стабильности

    Федеральный бюджет сегодня де-факто является единственным инструментом макроэкономической политики. Возводя во главу угла стабильность, мы рискуем так и не узнать, что такое опережающий рост экономики

    Главная новость
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама