Лечебная революция Трампа

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
14 ноября 2016, 00:00

Приход Дональда Трампа в Белый дом дает шанс остановить гниение. Причем не только в Америке, но и во всей системе международных отношений

ТАСС

Кто он, Дональд Трамп? Шоумен, негодяй, расист, сексист, ксенофоб, популист, антихрист — или же правдолюб, борец за права рабочего класса и спаситель Америки? В США нет консенсуса по этому вопросу и, судя по всему не будет. Но ясно одно: в Соединенных Штатах произошла демократическая революция низов против оторвавшихся от чаяний населения и неспособных удовлетворить нужны американцев элит. «Мы не знаем свою страну», — сокрушался после выборов известный американский экономист Пол Кругман. (Это, кстати, дословное повторение мысли генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова; высказал он ее за восемь лет до краха Советского Союза.) Революция белых американцев, беднеющего среднего класса, желающего возврата той, традиционной Америки, где каждый может стать богатым за счет своего труда, где существует здоровая конкуренция, а не фальшивая политкорректность. Где страна не находится под оккупацией внутренних врагов в лице нелегальных мигрантов и «жирных котов» с Уолл-стрит.

Да, революцию возглавил один из этих «котов», но он скорее не Базилио, а Матроскин. И благодаря энергии Матроскина у страны, годами находившейся, выражаясь врачебным языком, «в тяжелом состоянии с дальнейшим негативным прогнозом», начался процесс изменения этой ситуации.

Президентские выборы раскололи Америку 15-02.jpg
Президентские выборы раскололи Америку

Как?

Победа Дональда Трампа была неожиданной для абсолютного большинства политологов — из российских экспертов на него ставили в основном лишь те, кто занимается профессиональным гаданием или просто искренне верил в хорошее. Всяк же входящий на сайт с социологическими выкладками оставлял надежду. Демократы уверенно держали большую часть штатов, обеспечивающих в совокупности более 200 голосов выборщиков, тогда как у Трампа было около 150. В то же время спорные штаты вроде Флориды, Огайо, Мичигана, Пенсильвании отходили скорее Хиллари Клинтон (в последнем из штатов ее преимущество к началу голосования достигло комфортных 5%). Шансы Трампа на победу оценивались в 15%, штаб Хиллари готовился праздновать победу, а политико-академическое сообщество — анализировать возможные проблемы для мира и России от возвращения к власти в США команды либеральных интервенционалистов.

Однако сразу же по окончании голосования в США стало происходить интересное. Поколебалась вера в социологические выкладки. Сначала Трамп выигрывал «свои штаты» с куда большим преимуществом, чем ему давали опросы. Затем он взял Флориду — крупнейший из неопределившихся штатов с 29 голосами — и едва-едва не вытянул Виргинию (родной штат напарника Хиллари Тима Кейна). Однако Флориды ему было мало — Трамп должен был взять все неопределившиеся штаты. И он их взял, в том числе Пенсильванию, где за Хиллари лично агитировал Барак Обама. По итогам выборов республиканец получил 306 голосов выборщиков при минимально требуемых 270.

Теперь миллиардеру как вежливому человеку нужно поблагодарить всех тех, кто обеспечил его победу. Прежде всего американскую прессу. В ходе этой кампании почти все американские СМИ были в оппозиции Трампу. Либеральные демократические каналы и газеты (от респектабельной New York Times до таблоидов) соревновались в навешивании ярлыков на республиканского кандидата, а консервативные СМИ критиковали Хиллари, но не защищали Трампа, поскольку считали его «неправильным республиканцем». И, в общем-то, разделяли точку зрения бывшего госсекретаря США Колина Пауэлла, что Трамп является «национальным позором».

На первый взгляд они достигли успеха: опросы показывали, что антирейтинг Трампа достиг рекордно низких в истории общих выборов минус 20% (то есть симпатизировали — не хотели голосовать, а именно симпатизировали Трампу — лишь условно 40% определившихся избирателей). С такими показателями не побеждают — если, конечно, они соответствуют реальности. А в случае Трампа они не соответствовали. Социологи зря ели свой хлеб с маслом. Работу они провалили.

Спасибо Хиллари

Американцы, надо отдать им должное, не поддались на массовую демонизацию кандидата-республиканца. Да, в ходе опросов они не афишировали свою поддержку Трампа (СМИ добились того, что симпатизировать миллиардеру в обществе стало неприлично), но на избирательных участках проголосовали так, как хотели. Более того, антитрамповская истерия побудила их прийти на выборы, тогда как электорат Хиллари — молодежь и «черные» — не пришли просто потому, что эти сегменты в электоральном плане обычно пассивны. Для того чтобы привести «клинтонитов» на участки, нужно было либо испугать их, либо воодушевить. Благодаря СМИ испугать не получилось — все пророчили победу Клинтон, поэтому марихуана, права ЛГБТ-сообщества и пособия с де-факто бесплатной страховкой для не желающих работать афроамериканцев были вне опасности. А воодушевить не получилось просто потому, что Хиллари не умеет это делать.

И кандидат в президенты от демократов стоит вторым после СМИ в очереди на получение медали «за помощь Трампу». Если бы демократы выбрали менее противоречивого кандидата — сенатора Элизабет Уоррен, вице-президента Джозефа Байдена или даже социалиста Берни Сандерса, то эти уважаемые и серьезные люди вполне могли бы не пустить Дональда Трампа в Белый дом. Однако амбиции Хиллари были настолько велики, что Клинтоны вычистили все электоральное поле у демократов и принудили партию поддержать бывшую первую леди как кандидата в президенты.

Собственно, элитарность и сыграла с ней злую шутку. За Хиллари проголосовали 93% жителей столичного округа Колумбия, но вот в остальной Америке — мелких городах, глубинке — ее не воспринимали как президента. Да, у Хиллари антирейтинг был ниже, чем у Трампа (примерно минус 10%), но тут вопрос в причинах неприязни. Избирателям не нравился популизм нью-йоркского миллиардера, его сомнительное отношение к женщинам, громкие слова. Но он не относился небрежно к секретной переписке, не был снобом, не презирал правила и окружающих, не проваливал свой сектор работы в администрации Обамы, не пытался спрятать голову в песок, думая, что если серьезные проблемы (тот же исламский терроризм) не называть, то их и существовать не будет. Ну и, в конце концов, не называл сторонников оппонента «отбросами», намекая на то, что те — люди второго сорта.

Трамп шоумен, но его трудно назвать неудачником и неэффективным менеджером, каковым представлялась Хиллари. И, выбирая из двух зол меньшее, 62% жителей сельской местности и 50% проживающих в пригородах американцев выбрали Трампа. Причем речь идет не только о республиканцах — за Трампа проголосовали 48% беспартийных избирателей (против 42% у Хиллари), а также часть демократов. Если часть разочарованных сторонников Сандерса в знак протеста против Хиллари остались дома, то белый рабочий класс (голосовавши за Обаму) поверил обещаниям республиканца вернуть в Америку рабочие места. В результате голоса «ржавого пояса» (Пенсильвания, Огайо, Мичиган и т. п.) ушли в копилку республиканца и в конечном счете открыли для него двери Белого дома.

Именно этих простых белых работяг, патриотов Америки, Трамп должен поставить и впереди СМИ, и впереди Хиллари. Отблагодарить за то, что они сделали невозможное. Но вот теперь вопрос: сможет ли он ответить им сторицей?

Собираем дом

В ходе предвыборной кампании Трамп не только называл накопившиеся проблемы, но и предлагал варианты их решения: усиление контроля за Уолл-стрит, высылка нелегальных мигрантов в Мексику с дальнейшей постройкой стены на границе, демонтаж обамовской системы медицинского страхования, отказ от новых зон свободной торговли для обеспечения американцев рабочими местами, запрет на въезд в страну исламистам, отмена ограничений на добычу природных ископаемых в США и т. п.

На первый взгляд Америка сделала все возможное для того, чтобы у Трампа были максимально развязаны руки. По итогам этих выборов республиканцам удалось не только получить контроль над исполнительной ветвью власти, но и сохранить контроль над законодательной. У «слонов» 51 место в сенате (против 48 у демократов) и 239 в Палате представителей (где им оппонируют 193 «ослов»). Кроме того, победа Трампа приведет к тому, что республиканцы получат контроль и над судебной властью — Трамп назначит своего генпрокурора (на эту должность прочат бывшего мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани, успешно одолевшего в свое время тамошнюю преступность), а также введет в Верховный суд республиканского кандидата, в результате чего республиканцев там будет больше, чем демократов. Что позволит, например, отменить решение Верховного суда от 1973 года о легализации абортов (штаты лишены права запрещать аборты на своей территории). Наконец, на местах тоже наблюдается преимущество республиканцев. Так, к Великой старой партии принадлежат 33 губернатора (до этих выборов было 30), а в целом по стране республиканцы полностью контролируют законодательную и исполнительную власть в 24 штатах.

Однако далеко не факт, что Дональд Трамп с места в карьер воспользуется полученным им карт-бланшем. Для реализации стоящих перед ним задач республиканцу, выражаясь словами его предшественника Авраама Линкольна, нужно сначала преодолеть разделение в своем доме. То есть консолидировать республиканскую партию.

Напомним, что значительная часть вожаков «слоновьего стада» не признает Дональда Трампа достойным человеком и в ходе выборов даже призывала однопартийцев голосовать за Хиллари Клинтон. Победа Трампа над Хиллари не примирила истеблишмент с новым президентом, и сейчас последний должен провести ряд консолидирующих мероприятий. Например, сначала взять в команду кого-то из старой гвардии. Затем, после инаугурации, какое-то время демонстрировать свои истинно консервативные ценности — например, в виде реальных действий по отмене обамовской системы медицинского страхования. Судя по всему, эта задача будет возложена на Бена Карсона, который станет новым министром здравоохранения (кому, как не афроамериканцу, демонтировать систему, созданную в том числе для самих афроамериканцев).

Однако в ходе консолидации партии Трампу нужно и не слишком рассориться с демократами, дабы не повторять ошибку Обамы. Напомним, что в 2008 году демократам был дан колоссальный кредит доверия — население, уставшее от восьми сложных лет президентства Джорджа Буша, отдало «ослам» Палату представителей, сенат и Белый дом. Однако «ослы» по-ослиному распорядились доверием и пренебрегли неписаным правилом американской политики, требующим по любому вопросу искать консенсус хотя бы с частью партии противника. Отказ от компромиссов с республиканцами стал одной из причин раскола в обществе, в результате в 2010 году «слоны» отбили Палату представителей, в 2014-м — Сенат, а в 2016-м — Белый дом. Сейчас Трампу нужно найти общий язык с правыми демократами и сформировать в Палате представителей реформистское большинство. Если это ему не удастся, если Трамп не сможет добиться поддержки Конгрессом его инициатив, то аналитики не исключают, что он не досидит даже первый свой срок и уйдет по процедуре импичмента.

В американских городах несколько дней подряд протестовали против избранного президента США Дональда Трампа 15-03.jpg ТАСС
В американских городах несколько дней подряд протестовали против избранного президента США Дональда Трампа
ТАСС

Европа в шоке

На такой печальный исход надеются не только противники Трампа в Америке, но и элиты ряда западноевропейских стран. Победу республиканского кандидата они восприняли с грустью. Если послушать лидеров ведущих стран ЕС — президента Франции Франсуа Олланда, премьер-министра Италии Маттео Ренци, министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, то их выступления сводились к формуле «Поздравляем, но это явно не то, на что мы рассчитывали». Европу охватило уныние и чувство неопределенности. Хотя лидеры Старого Света (точнее, политики, которые так себя называют) должны были увидеть в этом шанс на прорыв.

Европейцы расстроены непредсказуемостью Трампа — непонятно, к какой политике теперь примазываться. «Эксперт» не раз писал, что Европа очень остро ощущает свою слабость, в результате чего пытается компенсировать ее, следуя в вашингтонском фарватере. С Хиллари было бы просто и понятно: нужно было продолжать прессинг России, поддерживать антипутинские проекты, давить на Сирию. Трамп же обещает революцию во внешней политике, которая заключается не столько в принуждении стран — членов НАТО платить за свою безопасность 2% ВВП, сколько в принципиальном изменении подхода США к сотрудничеству с той же Россией. Трамп намерен отказаться от концепции смены неугодных режимов и от систематического непризнания за Москвой права на сферу ответственности. И вот тут страны ЕС с их последовательной антироссийской позицией оказываются в интересной ситуации. С одной стороны, понятно, что процесс нормализации американо-российских отношений займет очень долгое время — одна только подготовка переговоров требует нескольких месяцев работы с Конгрессом. И в этой ситуации Европа могла бы сыграть на опережение и уже сейчас начать процесс нормализации, дабы выбить из Владимира Путина максимально выгодные для ЕС политические и экономические бонусы. Ведь в том случае, если ЕС пойдет в фарватере американской политики и начнет процесс нормализации уже после Вашингтона, то уже Путин будет диктовать Европе условия этой нормализации.

С другой стороны, игра на опережение требует европейского консенсуса и политической воли лидеров Евросоюза. А ну как американцы с русскими не договорятся, и тогда получится, что ЕС, пусть и в своих интересах, но нарушил трансатлантическую солидарность? К сожалению для всех, и прежде всего для самих европейцев, в Брюсселе разучились принимать столь сложные решения. Возможно, весной 2017 года по итогам президентских выборов во Франции и осенью того же года после избрания нового бундестага в Германии (и, соответственно, назначения нового канцлера) такая возможность появится, но будет уже поздно.

Впрочем, ситуация с этими выборами беспокоит сейчас ЕС куда больше, чем внешнеполитические повороты. И снова виновником проблемы стал Трамп, а точнее, его победа, которая стала крайне неприятным для Евросоюза прецедентом. Ни для кого не секрет, что в европейских странах есть свои «мини-трампы» — местные политики, выступающие в защиту традиционного белого среднего класса от новых угроз, связанных с обнищанием, мигрантами, размыванием консервативных ценностей и так далее: Марин ле Пен во Франции, Фрауке Петри (одна из лидеров «Альтернативы для Германии») в ФРГ. Эти партии точно так же подвергаются масштабной обструкции в СМИ, маргинализируются политиками мейнстрима — но выборы в США показали, что эта маргинализация может привести к обратному результату. Более того, и Ле Пен, и Петри сейчас воодушевлены: они увидели, что со своей идеологией могут победить. Спасти ЕС от них (причем в буквальном смысле — эти силы выступают за развал Евросоюза) европейские элиты могут лишь, если перефразировать Пола Кругмана, через попытки узнать свои страны: сблизиться с населением, услышать чаяния людей. Но вот смогут ли? Или все-таки подвинутся?

Кто голосовал за Клинтон и Трампа, % 15-04.jpg
Кто голосовал за Клинтон и Трампа, %

В Россию с уважением

Вряд ли какая-то еще страна в мире (включая США) восприняла победу Трампа с таким воодушевлением, как Российская Федерация. Практически все население страны приветствует победу миллиардера потому, что он «показал русофобской Клинтонше» и пообещал перевести российско-американские отношения из стадии конфронтации в русло взаимовыгодного сотрудничества. Экспертное же сообщество выражает робкую надежду, что Трамп будет не препятствовать движению мира в сторону многополярности, а наоборот, простимулирует этот процесс.

Надежды эти основаны на внешнеполитическом сегменте предвыборной программы Трампа. В ней черным по белому написано, что 45-й президент будет ставить во главу угла национальные интересы США, а не либеральные ценности или же интересы американских союзников (в случае расхождения этих интересов с американскими). Москва полностью разделяет такой внешнеполитический прагматизм. «Это феноменально, насколько они, получается, близки в своем концептуальном подходе к внешней политике», — говорит пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Да, национальные интересы США и России различаются — но не во всем. Есть целый ряд внешнеполитических вопросов, где у Москвы и Вашингтона позиции либо совпадают, либо очень близки. Это и борьба с терроризмом, и нераспространение ядерного оружия, и балансирование Китая, и стабилизация Ближнего Востока, и, самое главное, недопущение прямого американо-российского военного столкновения на всех полях взаимного противостояния. В общем, стороны заинтересованы в правилах игры и в селективном сотрудничестве.

Да, Владимир Путин ранее отверг селективный подход США к сотрудничеству с Россией. Денонсацией плутониевой сделки и выставлением Америке ряда условий (наподобие отмены санкций) для дальнейшего сотрудничества Москва дала понять, что партнерство — это не шведский стол, где можно брать, что нравится. Однако на предложение Трампа Кремль скорее всего согласится, ведь, по сути, селективный подход 45-го президента (сотрудничаем там, где можем, и уважаем интересы друг друга в остальных сферах) отличается от «шведского стола» Обамы (сотрудничаем там, где нам надо, но как с неравноправным партнером). Трамп уже заявил, что готов уважать интересы РФ, в том числе на постсоветском пространстве, — и в этом разница трамповской и обамовской перезагрузки. В отличие от своего демократического предшественника Трамп предлагает не только удалить из оперативной памяти все проблемы, но и обсудить новые пункты повестки дня, дабы не возвращаться к вызвавшим кризис старым. Собственно, именно этого Путин и добивался от Обамы все последние годы. К тому же с Трампом-бизнесменом ему разговаривать будет проще — Путин с точки зрения ведения внешней политики сам является бизнесменом-прагматиком. Да, им придется притираться друг к другу и где-то даже поконкурировать в крутости, однако их взаимное уважение и признание друг друга «альфами» является гарантией конструктивных переговоров.

Время помолчать

Однако на пути у очередной российско-американской перезагрузки есть ряд препятствий. Во-первых, республиканский Конгресс. В Капитолии обладают значительным влиянием на процесс принятия решений и не горят желанием отказываться от своих русофобских настроений. Трампу нужно будет искать компромисс с однопартийцами, так что, скорее всего, он не будет их ломать через колено, тем более в сравнительно не важных для Америки внешнеполитических вопросах. Как следствие, процесс российско-американской нормализации займет какое-то время.

Конечно, американцы предложат его ускорить за счет односторонних уступок со стороны РФ для «демонстрации доброй воли» — и это второе препятствие. Хотелось бы верить, что Москва выучила уроки периода Горбачева и Ельцина, и станет вести диалог с Трампом не как с «другом Дональдом», а как с «партнером Дональдом», жестко отстаивая свои интересы и ничего не предоставляя «по-братски».

Наконец, третий вызов — это российские ура-патриотические политологи и активисты со своим разнузданным антиамериканизмом. Да, сейчас градус антиамериканизма по понятным причинам поугас, но привыкшим транслировать лозунги о «коварных пиндосах» профессиональным патриотам может просто не хватить терпения. Или же элементарного понимания того факта, что нормализация российско-американских отношений не означает отказ Трампа от любых действий, которые могут обидеть Россию. Нужно осознавать разницу между обидами и национальным интересом. Например, Дональд Трамп вполне может в рамках сделки с Конгрессом авторизовать поставки на Украину устаревших летальных вооружений. И что, разве это изменит баланс сил в Донбассе? Это лишь покажет, что Трамп держит свой украинский актив для того, чтобы продать его подороже.

Другой пример — усиление НАТО, которое было до Трампа и продолжится при нем. Москву напрягает не альянс сам по себе, а его демонстративная антироссийская линия, игра на мифической российской угрозе. Москва вправе требовать от Трампа прекращения антироссийской риторики и отказа от каких-то элементов по подрыву стратегической стабильности (размещения в Восточной Европе сегментов противоракетной обороны), однако усиление контингента альянса в Прибалтике не является вызовом для Москвы. Напомним, что северо-восточный фланг НАТО всегда был слабо защищен, и недостаточность военных гарантий со стороны альянса всегда использовалась местными националистическими политиками для раздувания антироссийской истерии. В случае размещения небольших контингентов НАТО страны Прибалтики получают гарантии стопроцентного американо-европейского вмешательства в потенциальный военный конфликт, а Кремль — снижение антироссийской истерии.

Если Москва и Вашингтон смогут правильно и в полной мере отыграть шанс, появившийся в связи с избранием Трампа, то они не просто выведут российско-американские отношения из глубокого пике. Речь пойдет о создании совместной архитектуры нового многополярного мира — прецеденте сотрудничества сверхдержавы и претендента, к которому могут присоединиться и другие претенденты, понявшие, что к своему месту под солнцем можно прийти через вменяемый диалог, а не через войны.