Впечатляющий рост

Вадим Пономарев
14 ноября 2016, 00:00

Российские вузы резко продвинулись в глобальных мировых рейтингах. Это наглядно демонстрирует действенность федеральной программы по повышению конкурентоспособности отечественных университетов «5–100». Опыт ведущих университетов планируется распространить на всю высшую школу

ТАСС

Нынешний год стал в какой-то степени переломным для отечественных университетов, участвующих в федеральной программе повышения конкурентоспособности российских вузов «5–100» (см. «О проекте “5–100”»). Во-первых, результаты трех очередных глобальных рейтингов университетов (ARWU, QS, THE) продемонстрировали очевидный рост присутствия российских вузов в элите мирового высшего образования. При этом столь же очевидно, что этот рост обеспечивается в основном вузами, участвующими в программе «5–100». Во-вторых, существенно изменилась методология проекта: с этого года львиную часть денег по программе «5–100» из федерального бюджета будут получать те вузы, которые действительно развивают компетенции мирового уровня (в рамках так называемых стратегических академических единиц — САЕ). В-третьих, ясную и публичную поддержку проекту «5–100» в этом году высказали и первые лица государства, и новый министр образования Ольга Васильева, в августе 2016-го сменившая на этом посту Дмитрия Ливанова. Все это говорит о том, что целенаправленная поддержка конкурентоспособности 21 российского университета с каждым годом начинает давать все более весомые плоды, а значит, будет продолжена. При этом опыт и технологии, которые обретают ведущие университеты, в дальнейшем будут адаптированы под нужды всей высшей школы России.

Рост давления

Место того или иного университета в рейтинге напрямую влияет на его привлекательность в глазах научно-педагогических сотрудников, будущих студентов и заказчиков новых разработок. Наиболее авторитетными (глобальными) рейтингами мировое академическое сообщество сейчас признает три: Academic Ranking of World Universities (ARWU, Шанхайский рейтинг), QS World University Rankings (QS) и Times Higher Education (THE). Первый ежегодно отбирает и ранжирует 500 лучших вузов мира, второй — 800, третий (с этого года) — 980. Это менее 5% от общего числа университетов мира.

Методология этих рейтингов дает неоспоримое преимущество в них англоязычным вузам, в первую очередь университетам США и Великобритании. Однако, поскольку российская высшая школа становится частью мирового научно-образовательного пространства, попасть в первую сотню этих рейтингов — мечта большинства отечественных университетов, записанная в их «дорожных картах».

С этой точки зрения 2016 год принес российским вузам большой успех. В августе этого года в рейтинге ARWU к Московскому государственному университету им. М. В. Ломоносова (МГУ, 87-е место) и Санкт-Петербургскому государственному университету (СПбГУ, группа мест 310–400) впервые присоединился Новосибирский государственный университет (НГУ), вошедший в группу 401–500 этого рейтинга.

В начале сентября был опубликован всемирный рейтинг университетов QS, куда вошли 22 российских вуза, 13 из которых представляли проект «5–100». Как и в прошлом году, лучшим из наших вузов оказался МГУ, оставшийся на 108-м месте. При этом НГУ поднялся на 26 ступеней этого рейтинга по сравнению с прошлым годом (291-е место). Сильный рост (на 80–100 мест) продемонстрировали Московский физико-технический институт (МФТИ, 350-е место), Томский государственный университет (ТГУ, 377-е место), Томский политех (ТПУ, 400-е место), МИФИ (группа 401–410), НИУ ВШЭ (группа 411–420). Значительного роста (на 50–60 позиций) добились Санкт-Петербургский политех (СПбПУ, группа 411–420) и Казанский федеральный университет (КФУ, группа 501–550). Совершили скачок в рейтинге, улучшив свои позиции сразу на 100 мест, Дальневосточный федеральный университет (ДВФУ, группа 551–600) и МИСиС (группа 601–650). Одна из причин такого взлета — продолжающаяся интернационализация российского высшего образования. «Инициатива государственного проекта “5–100”, определившего показатель интернационализации одним из приоритетных в оценке эффективности вузов, начинает приносить первые результаты. 77 процентов российских университетов улучшили свои показатели в категории “доля международных студентов”. 45 процентов российских вузов укрепили позиции в категории “доля международного профессорско-преподавательского состава”, — сообщила региональный директор по Восточной Европе и Центральной Азии компании QS Ltd. Зоя Зайцева.

Но наибольшую сенсацию принес рейтинг THE 2016/17, опубликованный в конце сентября. Из-за изменения методологии THE многие вузы, участвующие в этом рейтинге уже несколько лет, просели в итоговых показателях. Зато общее присутствие российских университетов в THE WUR увеличилось по сравнению с прошлым годом практические вдвое (см. таблицу 1). «В этом году в рейтинг впервые вошли 11 российских университетов, что говорит о положительной динамике в процессе интеграции наших вузов в мировой образовательный процесс. Примечательно, что после МГУ все места со второго по седьмое среди российских университетов занимают вузы — участники проекта “5–100”, что является рекордным показателем за все время его реализации», — подчеркнул заместитель министра образования и науки РФ Александр Повалко. «Вхождение Самарского университета в мировой рейтинг THE отражает реальные процессы, которые последние несколько лет происходят в университете. Благодаря участию в федеральной программе “5–100” университет смог более четко позиционировать себя в мировом научно-образовательном пространстве, более последовательно выстроить приоритеты, скорректировать свою стратегию и уверенно воплощать ее в жизнь. Раньше и в России-то мало кто знал, что наш университет — один из немногих университетов в мире, обладающих собственной группировкой космических аппаратов на околоземной орбите. Зато сейчас ученых нашего вуза уже приглашают принять участие в формировании космических программ других стран. А такие космические аппараты, как “Аист-2Д” созданные учеными университета и специалистами РКЦ “Прогресс”, — это гордость не только отечественной, но и мировой космонавтики», — сообщил «Эксперту» проректор Самарского университета (этот вуз проходит в рейтингах как СГАУ) Владимир Богатырев.

«Результат обеспечен ростом качества научных исследований в университете и усилением на 80 процентов публикационной активности за пять лет. Позиции сеченовского университета традиционно сильны в медицинском образовании, интернационализации и взаимодействии с коммерческим сектором», — подчеркнул ректор первого МГМУ им. И. М. Сеченова (еще один новичок в рейтинге THE) Петр Глыбочко.

Таким образом, результаты российских вузов в общих рейтингах QS и THE 2016/17-го учебного года показали, что наши университеты, оставаясь в большинстве своем высокоспециализированными, могут успешно продвигаться в глобальных мировых рейтингах. Они становятся известными не только в узких, как раньше, но и в широких мировых научно-образовательных кругах.

Вузы России за год удвоили свое присутствие в первой тысяче лучших университетов мира 73-04.jpg
Вузы России за год удвоили свое присутствие в первой тысяче лучших университетов мира

Развить уникальность

«Выстрелили» в этом году российские университеты и в предметных рейтингах мировых рейтинговых агентств. Впервые сразу пять участников программы «5–100» вошли в топ-100 предметных рейтингов THE и QS (МФТИ, ИТМО, НГУ, НИУ ВШЭ, МИФИ), еще пять — в топ-300 (СПбПУ, КФУ, ТПУ, ТГУ, УрФУ). Высшая школа экономики, например, в этом году оказалась представлена сразу в девяти предметных рейтингах QS и THE (в том числе в одном — в топ-100, в трех — в топ-150, еще в трех — в топ-200). МФТИ — в шести предметах, НГУ — в пяти. «Результаты у нас неплохие, особенно в предметных рейтингах. Наши вузы прибавляют в рейтингах предметных и институциональных. Это говорит о серьезном продвижении и признании заслуг вузов», — заявила на недавнем совещании с участниками ассоциации «Глобальные университеты» вице-премьер правительства Ольга Голодец, отметив также положительную динамику вузов — участников проекта «5–100» по многим другим параметрам: «Заметно изменилось количество публикаций, особенно в Web of Science. Оно выросло в два с половиной раза и сегодня составляет 40 процентов публикаций всех российских государственных вузов».

Очевидно, что российские университеты и в дальнейшем продолжат укреплять свои позиции в предметных рейтингах QS, THE и ARWU, поскольку в этом году серьезно изменилась система финансирования вузов — участников проекта «5–100». В 2013–2015 годах субсидии ведущим вузам выделялись для финансирования «приоритетных направлений развития». С этого года финансовый поток разделен на две части. Первая — средства на общее развитие тех направлений научно-образовательной деятельности, которые продвигают университет по основным критериям повышения конкурентоспособности. Вместо семи критериев в этом году будет уже девять: место в рейтинге QS; количество статей в Web of Science и Scopus на одного научно-педагогического работника (НПР); средний показатель цитируемости на одного НПР; доля зарубежных профессоров в общем числе НПР; доля иностранных студентов; средний балл ЕГЭ; доля доходов из внебюджетных источников в структуре доходов вуза; доля НПР, имеющих ученую степень доктора или кандидата наук; объем НИОКР в расчете на одного НПР.

Вторая часть субсидии предназначается для финансирования в университете стратегических академических единиц, обеспечивающих продвижение университета на лидерские позиции. Разница между этими двумя частями субсидии — в несколько раз. На 2016/17-й учебный год, например, на общесистемные трансформационные мероприятия каждому вузу — участнику проекта «5–100» было выделено по 150 млн рублей. И еще до 750 млн рублей на этот учебный год вуз мог получить на развитие своих САЕ.

«Сегодня и в науке, и в образовательной сфере вузам важно быть в тренде мировой повестки, делать ставку на направления, которые наиболее конкурентоспособны в мире, востребованы международным академическим сообществом. Наш вуз сделал приоритетными те направления исследовательской деятельности, которые, по нашему мнению и по оценке авторитетных членов Международного научного совета ТПУ, возглавляемого нобелевским лауреатом профессором Даном Шехтманом, имеют мировое звучание. Именно здесь можно ожидать прорывов, интересных результатов. Это те направления, где Политехнический уже накопил хороший задел и — при концентрации ресурсов и усилий — может и должен “выстрелить”», — так объяснил «Эксперту» суть САЕ ректор ТПУ Петр Чубик.

При этом вузы сами определяли, кто в чем силен и сколько САЕ будет развиваться в том или ином университете. А эксперты международного совета уже соглашались или не соглашались с этим выбором. «Для формирования стратегических академических единиц университет ИТМО выбрал три приоритетных направления, отвечающих, с одной стороны, прорывным областям современной мировой науки, а с другой — ключевым научно-технологическим и образовательным компетенциям нашего вуза», — прокомментировала ситуацию «Эксперту» начальник управления стратегического развития ИТМО Марианна Чистякова.

Есть у САЕ и еще одна особенность. Помимо уникальных научных компетенций и возможности осуществить принцип «образование через исследование» эта структура должна уметь создавать конкретный востребованный в обществе продукт. «Ставка была сделана именно на такие проекты, которые смогут за пять лет реализовать прикладные разработки. Среди заявленных результатов — разработка технологии клинического лечения злокачественных опухолей, создание нового направления геологического изучения ― геомагнитной томографии, новые технологии геномного редактирования, разработка новых технологий трехмерного создания биомоделей и так далее», — подчеркивает особенности САЕ НГУ ректор этого университета Михаил Федорук.

С этого года именно САЕ, созданные на базе университетских институтов, кафедр и лабораторий, становятся главным инструментом дальнейшего прорыва российских университетов — участников проекта «5–100» на мировую научно-образовательную арену. Потому что это не только их реальные «центры компетенций», но и локомотивы, которые будут тянуть университеты и по завершении программы «5–100». «Стратегические академические единицы должны превратиться в самоподдерживающиеся структуры и остаться после того, как программа повышения международной конкурентоспособности закончится — они должны быть “точкой сборки” для людей, которые работают в Академгородке и хотят участвовать в крупных проектах, которые нельзя реализовать силами одного академического института», — говорит Михаил Федорук.

Более чем из сотни САЕ, которые университеты проекта «5–100» представили весной этого года на утверждение Совету по повышению конкурентоспособности ведущих университетов России, международные эксперты рекомендовали к финансированию чуть более полусотни (см. таблицу 2). Из них наибольшее количество — у ВШЭ, НГУ и МФТИ. «Выбранные стратегические академические единицы определялись исходя из имеющихся в институте заделов (и здесь я говорю о Большом физтехе, включая наши базовые организации), актуальности и потенциала роста. Важно, что актуальность рассматривалась как для страны, поскольку есть направления, по которым мы обязаны держать определенный уровень, так и на глобальном уровне, на котором мы себе ставим целью по отдельным тематикам быть лучшими», — подчеркнул в беседе с «Экспертом» проректор по научной работе и стратегическому развитию МФТИ Тагир Аушев.

Сотрудникам, занятым в САЕ, обеспечивается уровень оплаты труда, условия работы и доступ к инфраструктуре, сопоставимые с ведущими мировыми научно-образовательных центрами. По сути, через САЕ в структуру каждой научно-образовательной структуры вуза внедряется модель вуза мирового класса, выполняющая функцию маяка для остальных сотрудников и подразделений университета.

Ведущие университеты сосредоточиваются на развитии востребованных компетенций мирового уровня 73-05.jpg
Ведущие университеты сосредоточиваются на развитии востребованных компетенций мирового уровня

Локомотив системы

Новый министр образования и науки Ольга Васильева уже заявила, что опыт университетов России, работающих в рамках программы «5–100», необходимо распространить и на другие отечественные вузы. «Для этого с начала 2017 года мы предполагаем серию поездок в университеты, чтобы посмотреть, как реализуются новые образовательные программы, обеспечиваются связи между ними, исследовательская деятельность и проектно-ориентированная работа университетов со своими партнерами», — подчеркнула министр на недавнем совещании с участниками ассоциации «Глобальные университеты». Очевидно, речь идет о том, что будут разработаны программы повышения квалификации преподавателей, исследователей и администраторов российских вузов на базе университетов — участников программы «5–100», развита система стажировок в ведущих вузах, будет практиковаться вовлечение вузов в совместные проекты с университетами-лидерами, ознакомление со спецификой их образовательных программ, в том числе онлайн-курсами. «Для нас крайне важны инструменты и механизмы, которые стоят за динамикой продвижения вузов — участников проекта “5–100”», — подчеркнула Ольга Васильева. При этом есть вероятность, что будет несколько изменена и сама федеральная программа — например, в части критериев. Сейчас одним из основных критериев является продвижение вуза в рейтинге QS. Однако в сентябре этого года на заседании совета Российского союза ректоров глава совета ректор МГУ Виктор Садовничий представил новый международный рейтинг «Три миссии университета» (ТМУ), подготовленный российским научно-образовательным сообществом. Его главное отличие от трех нынешних мировых рейтингов в том, что 40% веса этого рейтинга занимает не «академическая репутация», как, например, в QS (которая, по Садовничему, является «абсолютно субъективным показателем»), а оценка образовательной миссии университета. Еще по 30% весов нового рейтинга занимает оценка миссий «наука в университете» и «университет и общество».

Поэтому не исключено, что рейтинг ТМУ также станет одним из основных критериев в оценке вузов программы «5–100». «У нас большие достижения в системе высшего образования, о которых мы должны не стесняясь говорить, хорошие научные проекты, только беда в том, что не все и не про всё знают. Критерии национального рейтинга сейчас разрабатывает Российский союз ректоров. Помогать будем чем только сможем, его надо сделать как можно быстрее. Думаю, первая апробация пройдет в 2017 году. И более того, я считаю, что должна быть создана и российская система оценки наших научных публикаций. Это тоже сейчас в работе», — заявила новый министр образования и науки РФ в интервью ТАСС.

«Теперь, когда проект “5–100” набрал обороты и наши вузы стали появляться в рейтингах, в том числе на высоких позициях (например, сейчас пять вузов проекта занимают позиции в топ-100 предметных и отраслевых рейтингов), мы понимаем, насколько методология мировых рейтингов не близка специфике российского образования. Не случайно почти 40 процентов университетов в рейтинге — из англоговорящих стран (США, Англия, Канада и другие). Мы понимаем, что глобальное научное пространство говорит на английском языке, и наши ученые уже уверенно публикуются в ведущих научных изданиях. Это делает наши университеты “видимыми” в академическом мире, репутация наших университетов растет. При этом национальный рейтинг может показать специфику российского образования более понятно и рельефно, поэтому от участия в российских рейтингах с хорошо проработанной методологией точно не стоит отказываться», — сказала «Эксперту» директор программы развития НИУ ВШЭ Ирина Карелина.

При этом очевидно, что на обозримую перспективу главным критерием повышения конкурентоспособности российских вузов, в том числе участвующих в программе «5–100», по-прежнему будет их рост в рейтингах QS, THE и ARWU. Прецеденты есть. Китайские университеты, например, при соответствующей государственной поддержке только за последние шесть лет увеличили свое присутствие в топ-100 отраслевых рейтингов Times Higher Education с 5 до 29 вузов.