Живи в Сбербанке

Алексей Долженков
корреспондент журнала «Эксперт»
21 ноября 2016, 00:00

Все возможности для создания финансовой экосистемы у Сбербанка есть. Если проект окажется успешным, от этого выиграет как сам банк, так и его клиенты, количество которых еще больше возрастет

Президент Сбербанка Герман Греф хочет превратить банк в Alibaba

Сбербанк прорабатывает возможность создания финансовой экосистемы общероссийского значения. Правда, подробных комментариев банк не дает, но в выступлениях его представителей и в публичных документах термин «экосистема» в отношении различных финансовых услуг появляется с завидной регулярностью. На российском рынке Сбербанк —один из лидеров в области внедрения инноваций, так что прощупывание почвы на предмет «первой экосистемы в стране» неудивительно: в последнее время термин «финансовая экосистема» все чаще используют в отношении площадок с большим количеством интегрированных сервисов. Если сам термин «экосистема» (от др.-греч. οἶκος — жилище, местопребывание и σύστημα — система) означает «биологическая система, состоящая из сообщества живых организмов, среды их обитания, системы связей, осуществляющей обмен веществом и энергией между ними», то в области финансов участниками экосистемы становятся поставщики услуг, клиенты и посредники. Ее цель — охватить как можно больше сторон жизни клиентов, заставив их «жить» внутри экосистемы.

Финансовый аналитик группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин дает такое определение: «Финансовая экосистема — некая исторически сложившаяся в финансовой среде система, в рамках которой осуществляется взаимодействие как между различными участниками внутри системы, так и с внешним миром». Сооснователь платежного блокчейн-сервиса Wirex Дмитрий Лазаричев добавляет, что понятие финансовой экосистемы для России относительно новое — финансовые институты только приходят к пониманию выгоды от ее реализации, на что указывает отсутствие полностью сформированных и запущенных проектов. При этом финансовой экосистеме необязательно базироваться на основе финансовой компании, отмечает г-н Лазаричев, это может быть обособленный проект, однако без участия кредитной организации функционировать такая система не сможет: платежи должны проводиться через компанию с соответствующей лицензией.

Традиционно формирование экосистем, в том числе финансовых, представляет собой естественный процесс и занимает существенное время. Однако ничто не мешает попробовать создать такую систему искусственным путем.

Возьмет количеством

Дмитрий Лазаричев констатирует, что основная проблема, которая может встать перед банком или другим финансовым институтом, строящим экосистему, — количество ее участников, так что с этой точки зрения Сбербанк действительно главный претендент на внедрение экосистемы в России. Тимур Нигматуллин с ним соглашается: «Сбербанк — оптимальная площадка для формирования финансовой экосистемы общероссийского значения. Кредитное учреждение занимает почти 29- процентную долю по активам на российском рынке, а ее сервисы, в том числе интернет-банк, крупнейшие на национальном рынке по количеству пользователей. Таким образом, формируемые взаимосвязи в рамках системы быстро могут стать своеобразным отраслевым стандартом взаимодействия».

Детали проекта Сбербанка не разглашаются, но из доступной информации можно сделать некоторые выводы. В качестве одного из образцов успешного создания финансовой экосистемы в Сбербанке рассматривают лидера китайской онлайн-торговли Alibaba Group. «Глава Сбербанка Герман Греф не зря видит его конкурентами в первую очередь не другие банки, а технологические проекты — Apple, Google, — напоминает г-н Лазаричев. — Он же в начале 2016 года говорил о неконкурентоспособности IT-инфраструктуры вследствие ее централизованного характера». Хотя, по мнению Тимура Нигматуллина, Alibaba Group не лучший пример с точки зрения финансовой экосистемы — из-за слишком высокой вертикальной интеграции сервисов. Действительно, для того чтобы считаться полноценной экосистемой, вся деятельность группы чересчур сконцентрирована вокруг онлайн-торговли и сервисы, связанные с другими направлениями, почти не представлены.

Среди проектов, которые могут быть включены в финансовую экосистему, новый мессенджер от Сбербанка — он позиционируется не только как средство общения его клиентов, но и как инструмент продвижения услуг и товаров. Сюда же можно отнести мобильное приложение Plazius (стартап, чей контрольный пакет акций принадлежит Сбербанку), которое позволяет с помощью смартфона как оплатить счет в кафе или ресторане бонусами либо деньгами, так и в безналичном режиме оставить чаевые официанту. Старший вице-президент по цифровому бизнесу Сбербанка Михаил Эренбург уже заявил, что Plazius для Сбера — единая площадка, через которую планируется выводить инновационные продукты на ресторанный рынок. Герман Греф также упоминал идею создания виртуального сотового оператора, работающего на чужой инфраструктуре. А в начале ноября на форуме «Сделано в России» первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что Сбербанк работает над программой по поддержке МСП (кредиты станут предоставлять по другой системе, и это будут недорогие деньги), а кроме того, собирается создать платформу для электронной коммерции. «Эта платформа не будет, как многие пишут, продвигать китайские товары, а станет находить поставщиков конкурентоспособных товаров, которые могут продаваться в Китае», — пояснил вице-премьер. Дмитрий Лазаричев считает, что к этому можно добавить такие услуги, как card-to-card (различные виды удобных переводов с карты на карту), мобильное приложение click-to-pay (оплата в одно касание без необходимости каждый раз вводить данные карты), технологию использования QR-кода, интеграцию в социальные сети и другие возможности. «Сбербанк также постарается охватить весь финансовый рынок СНГ с учетом национальных особенностей регионов присутствия и включая конвертацию валют», — полагает г-н Лазаричев.

По мнению Тимура Нигматуллина, в случае со Сбербанком, очевидно, речь идет о создании некой объединяющей платформы по аналогии с iOS и прочими схожими системами или их отдельных элементов (Android, Facebook, боты в Telegram и т. п.). «Интерес для госбанка представляет гибкость отдельных решений, которые позволят удерживать высокий уровень конкурентоспособности на быстроменяющемся рынке финтеха, — полагает г-н Нигматуллин. — Вероятно, таким образом планируется разрешить проблему некоторой неповоротливости крупнейшего банка страны. Тем не менее, чтобы достичь оптимального уровня гибкости, российскому рынку необходимо более плотно работать с открытым API (интерфейс программирования приложений. — “Эксперт”)», который дает возможность клиентам и разработчикам легко кастомизировать, настраивать и дополнять функционал предоставляемых сервисов.

Наперегонки с интернетом

Web Summit 2016 в Лиссабоне продемонстрировал области интересов и квалификаций Сбербанка в контексте дальнейшего его развития. Так, на нем была представлена новая, реализованная совместно с Mastercard, платформа для повышения вовлеченности в благотворительную деятельность — «Сбербанк Вместе». Она будет доступна для устройств с операционной системой iOS и Android, а также на веб-сайте. Помимо этого на стенде Сбербанка прошел конкурс стартапов и был проведен круглый стол о маркетплейсах (торговых площадках) Marketplace or Die, а первый заместитель председателя правления Сбербанка Лев Хасис рассказал, каким образом экосиcтемы изменят парадигму потребления не только продуктов и услуг, но и информации.

«Мы стремимся создавать инновационные и более удобные модели взаимодействия наших клиентов друг с другом и с поставщиками необходимых им товаров и услуг, — отметил он. — Слаженная работа цифровых компаний группы Сбербанка позволяет нам быстрее двигаться в этом направлении».

Если подвести итог, то получается, что все возможности для создания финансовой экосистемы у Сбербанка уже есть: огромная клиентская база, необходимые компетенции в области высоких технологий, достаточные финансовые ресурсы, несколько проектов на стадии реализации, которые вписываются в экосистему. Осталось только ее грамотно реализовать. Получится это у Сбербанка или нет, покажет время, но, если проект окажется успешным, от этого выиграют как сам банк, так и его клиенты, количество которых возрастет. «Создание и внедрение экосистемы поможет банку привлечь новых клиентов, более молодых, инициативных, раздвинуть географические границы работы, что, в свою очередь, позволит закрепить за собой статус лидера, применяющего инновационные технологии», — считает Дмитрий Лазаричев.

Однако масштабный проект может споткнуться о множество мелких деталей. Маленький пример: инновационному Сбербанку не под силу организовать списания по ипотечным кредитам, выданным в одном регионе, с карты, выданной в другом (даже если это Москва и Московская область), для этого крупнейший в стране банк использует сложную систему из нескольких счетов и карт. Если в 2014 году Сбербанк потратил 65 млрд рублей на IT-банк, то в 2015 году здесь разочаровались в подходе к расходам на новые технологии и сократили их в два раза, при этом оптимизировав первоначальные требования к IT-расходам по итогам 2015 года на 11 млрд рублей, напоминает Дмитрий Лазаричев.

Конкуренты, к которым Греф справедливо относит крупнейшие интернет-площадки и мобильных операторов, тоже не стоят на месте — буквально на днях СМИ сообщили, что «Мегафон» ведет переговоры о покупке Mail.Ru Group — в перспективе создание виртуального оператора и сотрудничество в области больших данных. Переводы и платежи в соцсетях и через мобильных операторов набирают обороты, так что для Сбербанка важен не только набор сервисов, но и скорость их интеграции. Заместитель председателя правления РНКО (расчетная небанковская кредитная организация) «Фидбэк» Константин Соклаков отмечает, что у банков из топ-10 несоизмеримо более высокие шансы создать в ближайшем будущем финансовую систему, чем у РНКО, но пройдет еще несколько лет, и компании, подобные РНКО «Фидбэк», составят достойную конкуренцию даже таким гигантам.