Париж и Берлин стартуют в разные стороны

Французы готовы довериться «президенту глубинки» и другу Путина, а немцы по-прежнему уповают на железную пяту «надежной прусской женщины»

ТАСС
Франсуа Фийон, представитель партии «Союз за народное движение»

После непредсказуемых и почему-то страшно обрадовавших всех россиян выборов президента США подошла очередь Европы нас развлекать и удивлять электоральными предпочтениями. Тем более что речь идет о центральных фигурах Старого Света, во многом определяющих антироссийский вектор политики ЕС. Франция изберет президента в конце весны, а Германия — парламент и канцлера в конце лета. На минувшей неделе обе страны определяли участников-фаворитов грядущих выборов, и без сюрпризов не обошлось. Если Париж, похоже, готов вернуться к партнерству с Москвой, то в Берлине опасаются резких изменений и вновь ставят на канцлера в юбке.

Пророссийский кандидат

После первого тура праймериз среди правых и центристских партий во французской политике случилась сенсация. Пятую республику имеет все шансы возглавить бывший премьер-министр Франсуа Фийон, известный радикально консервативными взглядами на внешнюю и внутреннюю политику, а также прочными связями с Россией. Он считался не более чем крепким середняком. Ожидалось (вновь ошиблись социологи), что право баллотироваться на высший пост «разыграют» между собой более умеренный мэр Бордо Ален Жюппе и экс-президент Николя Саркози. Неожиданный рывок Фийона совпал по времени с избранием Дональда Трампа президентом Соединенных Штатов. Произошедшее можно сравнить с эффектом домино: запрос на «французского Трампа» привел к скачку популярности Фийона с 10–15 до 44%. Кроме того, как и американского президента, Фийона поддержала прежде всего глубинка, которая не ощутила преимуществ глобализации, но почувствовала на себе все ее минусы. В поддержку политика активно выступают фермеры, призывающие восстановить связи с Россией, прекратить переговоры о свободной торговле с США и вернуться к традиционным семейным ценностям. Фийон в полной мере соответствует их ожиданиям: противник абортов (не требующий, впрочем, их запрета), в 1982 году он проголосовал против декриминализации однополых связей. Линию на поддержку консервативной политики Фийон продолжил: одно из главных обещаний его кампании — переписать закон о гей-браках. Что касается России, то кандидат предлагает безотлагательно приступить к отмене санкций.

Только такой президент, как Дональд Трамп, сможет вернуть «дань» американских союзников и снять с национальной экономики социальное обременение
Дмитрий Евстафьев

В Кремле имеют все основания с удовлетворением взирать на промежуточные результаты выборов. Успех Фийона (который еще следует подтвердить в ходе второго тура 27 ноября) может стать личной удачей Владимира Путина. Российский президент продолжал поддерживать связь с французским экс-премьером даже тогда, когда тот лишился большей части власти и влияния. В 2013 году Путин уделил время простому депутату Фийону, пригласив того на личную встречу в подмосковную резиденцию. А по данным издания L'Express, после поражения правых на президентских выборах 2012 года президент РФ сделал два звонка — тогдашнему победителю Франсуа Олланду и… потерявшему работу экс-премьеру. «Что ты теперь собираешься делать?» — поинтересовался российский лидер.

Дальнейшие события показали, что бывший глава кабинета министров ценит дружбу с Кремлем. Весной этого года депутаты, входящие в окружение Фийона, провели через Национальную ассамблею Франции (правда, при отсутствии кворума) постановление с призывом отменить антироссийские санкции. Ближайший соратник экс-премьера Тьерри Мариани тогда же организовал поездку французских парламентариев в Крым. Причем этот визит стал для фийонистов уже вторым: впервые они посетили полуостров еще в 2014 году. В планах Мариани — поездки в ДНР и ЛНР с гуманитарной помощью.

Между вероятным кандидатом в президенты Франции и Владимиром Путиным нет расхождений и по ближневосточному вопросу. Если католик Фийон сместит атеиста Олланда, он намерен приложить все усилия для защиты христиан Сирии и Ирака. В отличие от Алена Жюппе, который в ранге министра иностранных дел еще летом 2011 года первым потребовал от Башара Асада покинуть свой пост, Фийон считает врагами Франции исключительно террористов-исламистов.

Шансы Фийона

Несмотря на впечатляющий первый шаг, новому фавориту избирательной гонки предстоит еще многое сделать, чтобы получить пропуск в Елисейский дворец. Вероятное поражение умеренно-правого кандидата Алена Жюппе способно привести к смещению его электората влево. К счастью для Фийона, пятилетка Олланда оставила этот фланг в глубоком кризисе. Однако мобилизация социалистов и леволибералов все еще возможна: команда действующего президента, не видевшая шансов против Жюппе, всерьез обрадована тем, что вести избирательную кампанию ей, скорее всего, придется против кандидата, осуждающего гей-браки и аборты, непопулярного у мусульман, доля населения которых во Франции достигает 8%.

Как Старый Свет справится с этими и новыми вызовами, покажут выборы в доброй половине европейских стран
Сергей Мануков

В запасе у Олланда (или любого другого кандидата, которого выдвинут левые) остается и еще один козырь. Фийон, сторонник жесткой бюджетной экономии, дал обещание не создавать рабочие места в госсекторе в течение ближайших пяти лет. Новый фаворит предвыборной гонки говорит напрямую, что казна пуста. И левые могут собрать вокруг себя тех, кого не устраивает такая скупость. При всех недостатках Олланда тому ставят в заслугу, к примеру, создание новых преподавательских ставок, чего Фийон точно делать не будет.

В случае же если кандидат от правых добьется успеха и станет следующим президентом Франции, главным внешнеполитическим вызовом для него станут отношения с Ангелой Меркель. Бундесканцлерин, безусловно, приветствует курс на бюджетную экономию, но дипломатические приоритеты обоих политиков, их отношение к миграции, к вопросам национальной идентичности часто диаметрально противоположны.

И снова Ангела

Виктория антиевропейских сил на референдуме в Великобритании, победа республиканца Трампа в США и вот теперь Фийон — для многих противников Евросоюза эти события являются предвестниками изоляционистской волны, которая захлестнет даже державы — основательницы Евросоюза. Германия, не имевшая из-за своего послевоенного статуса того политического простора, которым обладали другие государства Европы, привыкла успешно реализовывать свои национальные интересы внутри европейских структур. Противовесом тевтонскому тяжеловесу в ЕС была Франция. Ось Париж—Бонн (а позже и Берлин) стала основой континентальной интеграции, а сотрудничество этих двух стран — ее мотором. Ослабление европейской идеи во Франции будет означать немецкую Европу — кошмар, которого старались избежать отцы-основатели ЕС. Сама же ФРГ, осознавая ответственность за Европу, готова остаться бастионом европейской идеи независимо от того, какие силы придут к власти у соседей.

Германия Ангелы Меркель не закрывается от вызовов современности — она хочет идти им навстречу, оседлать и использовать их. Об этом намекнула 62-летняя «железная леди» после выдвижения ее кандидатом в канцлеры на предстоящих выборах. Выступая 23 ноября в бундестаге, она, с присущим ей реализмом и полным отсутствием пафоса, изложила свое представление о том, что ожидает мир и как Германии следует себя в нем вести. Процессы глобализации в совокупности с развитием цифровых технологий уже в ближайшее время грозят западным обществам социальной поляризацией такого масштаба, какого не было уже несколько поколений. «Изменения придут быстрее, чем мы думаем», — предупредила она, добавив, что изоляционизм в этих условиях опасен. Германия должна не просто открыться грядущему, но и быть в состоянии возглавить его, воздействовать на ход глобализационного процесса с целью придания ему человеческого лица. «Ориентация в трудные времена — за успешную Германию и Европу» — такое название носят тезисы, которые она собирается представить партийному съезду ХДС в начале декабря.

Эта программа полностью противоположна нынешнему изоляционистскому, правопопулистскому тренду. Да и претензий к Меркель в Германии накопилось немало. Тем не менее она имеет реальные шансы быть избранной. Почему?

Ангела Меркель, канцлер Германии 54-02.jpg ТАСС
Ангела Меркель, канцлер Германии
ТАСС

Без шансов для альтернативы

Недовольство немецкого бизнеса санкциями против России, к которым, следуя в кильватере американской политики, присоединилась Германия, всегда сопровождалось пониманием зависимости Германии, да и всего ЕС, от США. Переизбрание канцлера не привело бы к отмене санкций (в отличие от переизбрания американского президента). А раз в Штатах оригинальный Трамп, то и Меркель может легко сменить антироссийский вектор.

Куда как болезненнее для имиджа канцлера выглядит вопрос с мигрантами. Открыв ворота в страну для миллиона беженцев, канцлер заявила согражданам: «Мы это осилим» — и вызвала глубокое разочарование. Однако сейчас многим кажется, что обещание Меркель реализуется: заработало соглашение с Турцией об обратном приеме мигрантов, их приток по сравнению с прошлым годом незначителен, приняты новые, жесткие законы об интеграции и о предоставлении убежища.

Споры между ХДС и ХСС, кипящие уже два года, прежде всего в связи с политикой по отношению к мигрантам, не улажены, однако Зеехофер подавил свои амбиции в интересах общей предвыборной борьбы: ведь общегерманский формат эта баварская партия приобретает только в союзе с ХДС. А потому ХСС согласен с кандидатурой Меркель. Конечно, за последние два года ХДС проиграл немало земельных выборов, однако для этого, как правило, находились причины местного характера, не связанные с личностью Меркель.

Предполагается, что Большая коалиция (консерваторы и социал-демократы) будет выбрана на новый срок, однако, по данным последних опросов, допустима и «черно-желто-зеленая» коалиция — из консерваторов, либералов и «зеленых».

«Альтернативе для Германии», молодой партии, успехам которой радуются противники ЕС, суждено остаться в оппозиции. Евроскептицизм — новое явление в немецком политическом ландшафте. После 1945 года западных немцев лишили как правого популизма, так и коммунизма, чтобы избежать повторения веймарской схемы на новом витке истории. Во всей Европе правые гражданские силы, скептически относившиеся к процессам европейской интеграции, участвовали в демократическом процессе — а в Германии были изгоями: попытка поставить национальное над общеевропейским каралась исключением из большой политики. Этот курс продолжался и после воссоединения страны. Евроскептическая «Альтернатива для Германии» сформировалась лишь в 2013 году из консервативных и либеральных экспертов, вытесненных из привычного политического пространства в ходе общеевропейской битвы за спасение евро и объединившихся в неоконсервативном консенсусе. Рассерженный избиратель обращается к этой партии не в силу ее народности или социальной привлекательности, а из протеста против политики традиционных партий. В правительство АдГ не пройдет, даже набрав 20% голосов: остальные партии будут готовы на самые причудливые коалиции, чтобы не допустить евроскептиков во власть.

Не имея яркой внешности и не отличаясь артистизмом, Меркель уже многие годы делает ставку на образ добропорядочной, надежной прусской женщины, поставившей свое здравомыслие и прагматизм на службу государству. Эта стратегия работает: данные последних опросов показывают, что рейтинг Меркель снова поднимается, а вместе с ним и поддержка партии: 63% граждан одобряют выдвижение канцлера на новый срок.

Особые германские пути всегда беспокоили соседей, которые потому и стремились повязать опасного великана сетью европейских взаимосвязей. Однако если Евросоюз вопреки здравому смыслу захлестнет антиевропейская, правопопулистская волна, немцы, ведомые дочерью восточногерманского пастора, вновь окажутся на особом пути — в этот раз на проевропейском.

Тем более что Париж уже шлет первую антиглобалистскую весточку.

Бонн—Париж