Экзоскелеты, луноходы, электроника, новые материалы — отечественная инженерная мысль продолжает генерировать передовые технологические новации

Для кого-то 2016-й стал годом «продолжения кризиса», несбывшихся желаний «роста потребительской активности» и дальнейшего падения интереса к спекулятивному бизнесу. Но если обратить внимание на российскую техносферу, мы увидим впечатляющий ряд примеров успешной реализации знаковых государственных и частно-государственных проектов. Давайте посмотрим, что у нас получилось в завершившемся году и каких разработок ожидать в 2017-м.

Три лица российской техносферы

Подводя итоги 2016 года, прежде всего нужно подчеркнуть эффективность политики импортозамещения. Процесс полезный и нужный, сколь бы скептически ни относились к нему иные наши экономисты, привыкшие рассчитывать на нефтедоллары и молиться на сырьевые цены. В 2016 году практика разработки отечественных аналогов различных зарубежных технологий и устройств продолжалась. Подчеркнем: именно продолжалась, так как это многолетние проекты, начатые пять или даже десять лет назад. Резко подорожавшее в 2014–2015 годах иностранное оборудование этот тренд только подстегнуло.

Запущен естественный процесс разработки технологий и решений, без которых трудно говорить о технологической независимости. Сюда можно отнести выпуск новых серийных российских процессоров двух линеек — «Эльбрус» (МЦСТ) и «Байкал» («Т-Платформы»), появление наших станков с ЧПУ, использующих разработанные в России процессоры, серийные русские серверы с «Эльбрусами» вместо «Интелов», новую микроэлектронику для космоса и ВПК, российские аддитивные технологии, новые двигатели, роботы и беспилотные аппараты, автоматизированные системы управления, программные решения. ВПК, атомная и космическая промышленность, а также предприятия при вузах создают технологии, которые позволяют серьезно сократить отставание от мировых лидеров, а порой и самим занять верхние строчки в различных отраслях. Все это и многое другое знаменует начало тектонического сдвига, который при должной поддержке серьезно изменит нашу жизнь через пять-десять лет.

Но пока, в начале 2017 года, в России практически параллельно существуют три технологические системы: 1) значительную часть страны покрывают остатки многократно залатанной советской системы, выработавшей весь фантастический запас прочности; 2) многочисленные островки дорогих зарубежных технологий, ввезенных в 2000-е в обмен на сверхприбыли от нефти и газа и тянущие миллиарды на обслуживание с «откатами»; 3) такие же островки созданных и пробивающих себе дорогу, но уже на сто процентов национальных разработок, ориентированных на новый технологический уклад. У системы из третьего пункта после введений санкций и девальвации 2014 года стало больше перспектив, тогда как у второй по-прежнему много поклонников, повторяющих мантры об «извечной отсталости» России и не желающих воспринимать факт конкурентоспособности созданного в стране. Интересно, что в самой среде разработчиков доминирует довольно критический взгляд на ситуацию в целом: ведь трудности с внедрением инноваций дополняются еще и бесконечной борьбой с теми, кто счи

У партнеров

    «Эксперт»
    №3 (1013) 16 января 2017
    Наступление синих воротничков
    Содержание:
    Наступление «синих воротничков»

    Главный вопрос, который будет решать мировая экономика в ближайшие годы, — смогут ли новые технологии и если смогут, то как быстро, решить проблему неравенства в мире

    Реклама