Севастополь взял, Алеппо взял, Вену брать не стал

2016 год стал триумфом для дипломатии Владимира Путина. Теперь нужно отвечать на новые вызовы, которые стали следствием предыдущих побед

ТАСС

«На боку твоего пистолета написано “Муляж”, а на боку моего пистолета написано “Дезерт Игл калибра 50”. Так что ловить здесь тебе нечего». Эту фразу Тони Пуля-в-зубах из фильма «Большой куш», как и другие, менее пристойные эпитеты из этого легендарного монолога, наш президент Владимир Путин мог бы справедливо использовать в отношении Барака Обамы, Ангелы Меркель и других глав стран — соперников России на международной арене. События последнего года показывают, что российский президент — при всех его недостатках и достоинствах — начисто переиграл западных лидеров на международной арене, став, по сути, самым эффективным и прагматичным дипломатом (при всем моем уважении к главе российского МИДа Сергею Лаврову).

Отчасти это было связано именно с разницей в инструментарии. Внешняя политика Запада на Украине, в Сирии и даже в отношении России была эффектной, демонстративной, эмоциональной, но фактически представляла собой именно муляж. Обама, Меркель, Олланд пытались позиционировать себя сильными и мудрыми лидерами, но на деле не были готовы ни к реальному применению силы (взять операцию в Сирии или Крым), ни к конструктивным переговорам с позиции силы и трезвости (диалог с Россией по Донбассу). Именно поэтому получилось, что эти лидеры не просто вышли на дуэль с Россией с муляжами пистолетов в руках — отсутствие у них реальных возможностей и инструментов было видно настолько явно, что слово «муляж» было написано на пистолетах большими буквами. В свою очередь, у Путина был настоящий ствол, состоявший из сплава решимости, хитрости, гибкости и прагматизма. Поэтому ловить им там действительно было нечего.

Искусство Realpolitik

В сфере внешней политики Россия достигла при Путине серьезных успехов, несопоставимых по масштабам с ее политико-экономическим потенциалом. «Страна-бензоколонка с разорванной в клочья экономикой» сумела не просто стать главным стоппером для американских действий по разрушению прошлого мира, но и смогла превратиться в одного из конструкторов мира будущего. И заслугу лично Путина в этом трудно отрицать.

Конечно, в каждом конкретном случае (Сирия, Украина, Китай) использовались свои методы, однако в целом «доктрина Путина» имеет несколько явных черт. Во-первых, у российского президента была четкая цель, решимость ее добиваться, но при этом не было выверенной стратегии, то есть последовательности действий для реализации этой цели, прописанной на многие шаги вперед. И это отнюдь не оппортунизм — в мире, где столько переменных и целый сонм потенциальных «черных лебедей», следование четко выверенной стратегии приводит к необходимости ее постоянной модернизации. Что особенно трудно при наличии сложной системы принятия решений (отчасти именно поэтому американцы погорели на Ближнем Востоке).

Путин поступил проще: он стал играть, как «Ростов» против «Баварии». Играть вторым номером, действуя от многочисленных ошибок соперника и используя каждый появившийся шанс для того, чтобы сделать шажок в сторону победы в игре. И, собственно, победил. Ко

У партнеров

    «Эксперт»
    №3 (1013) 16 января 2017
    Наступление синих воротничков
    Содержание:
    Наступление «синих воротничков»

    Главный вопрос, который будет решать мировая экономика в ближайшие годы, — смогут ли новые технологии и если смогут, то как быстро, решить проблему неравенства в мире

    Реклама