Зальют жидким газом

Евгений Огородников
редактор отдела рейтинги журнала «Эксперт»
6 февраля 2017, 00:00

Российский «Криогаз», выстроив экспортную модель продажи сжиженного газа, теперь надеется завоевать внутренний рынок

ПРЕДОСТАВЛЕНО ГАЗПРОМБАНКОМ

На Балтийском море запущен паром, использующий в качестве топлива сжиженный природный газ (СПГ). Судно Megastar принадлежит эстонскому оператору Tallink — одному из крупнейших перевозчиков Балтики. Поставщиком сжиженного газа для парома стала российская компания «Криогаз» (принадлежит Газпромбанку). Для балтийского рынка это один из первых опытов использования СПГ в качестве газомоторного топлива. Со временем, если практика окажется успешной, огромный рынок судоперевозок может стать очередной нишей для малотоннажного СПГ.

Несмотря на ожидания, что сжиженный природный газ (СПГ) будет замещать российское топливо на европейских рынках, снижение цен позволило удержать и даже нарастить долю Газпрома в Европе
Анна Королева

А для российских производителей газа (сейчас в стране таких компаний не больше десятка) эта ниша, пока только формирующаяся, может стать очередным мощным драйвером роста. Причем кроме самих газовиков на этом рынке смогут заработать и российские машиностроительные компании — производители СПГ-установок, газовозов и систем регазификации. В России выпуском установок сжижения занимается «Криогенмаш», турбин и компрессоров — «РЭП Холдинг».

Найди свой рынок

Сжиженный природный газ получается путем охлаждения метана до −162 °C. В процессе сжижения плотность газа увеличивается почти в 600 раз, что позволяет удобно и безопасно его хранить и транспортировать. Технология известна уже больше века, однако массовым товаром СПГ стал в последние десятилетия, а особенно активно мировой рынок СПГ растет в последние годы. Так, компания Shell ожидает, что за период с 2015-го по 2030 год мировой СПГ-рынок вырастет на 84%, с 250 млн до 460 млн тонн.

Но необходимо учитывать, что у разных по мощности СПГ-установок различные рынки сбыта, и развиваются они тоже по-разному. Крупнотоннажные СПГ-заводы работают для обеспечения сжиженным газом целых государств. Например, СПГ-завод на Сахалине сжижает газ миллиардами кубометров и отправляет его специальными танкерами-газовозами на близлежащий рынок АТР — в Японию и Южную Корею. А за европейский рынок газа идет ожесточенная борьба между Катаром и Алжиром, производящими СПГ, и Россией, поставляющей туда трубопроводный газ. Крупнотоннажный СПГ — это способ транспортировки газа на большие расстояния, из-за которых производителю выгоднее построить терминал и газовозы, нежели класть дорогостоящую трубу и строить газоперекачивающие станции. Расчеты показывают, что СПГ выигрывает у трубного газа при расстоянии доставки более 2000–2500 километров.

Средне- и малотоннажный СПГ меньше привязан к морю и нацелен на спрос локальных рынков. Главный его потребитель — автотранспорт, а в перспективе — речные и морские суда, локомотивы, сельскохозяйственная техника, зоны, где отсутствует сетевой газ (и вряд ли когда-либо появится). То есть в этом случае газ часто выступает заменителем дизельного топлива и мазута. Но для того, чтобы заменить дизель или мазут на СПГ, необходимо выстраивать инфраструктуру, обеспечивающую как само производство этого газа, так и доставку и потребление: обычный двигатель внутреннего сгорания на дизеле тоже будет необходимо переделать под газ. Все это окупаемо, но требует дополнительных усилий и материальных вложений. Из-за этого рынок малотоннажного СПГ пока растет темпами намного ниже потенциальных. Главная стратегия производителей небольших объемов СПГ — замещение, то есть выход на сформировавшиеся рынки сбыта с попыткой предложить потребителям что-то лучшее и (или) более дешевое, чем топливо, к которому они уже привыкли. Естественно, газ, экологичный и дешевый, намного выгоднее дизеля и мазута. Но против него играют инертность мышления, дефицит инфраструктуры и т. д. Тем не менее масштабные рынки малотоннажного СПГ в мире есть — например Китай, где больше сотни небольших производителей СПГ, разбросанных по всей стране, сжижают метан угольных пластов и продают его как топливо для автомобилей, так и для бытовых нужд. Постепенно такие рынки формируются также в России и Европе.

Посмотрели на себя

Пока что в России реализуются лишь единичные проекты такого рода. Массового внедрения малотоннажных СПГ-проектов не происходит из-за относительной дешевизны дизеля и мазута, высокого уровня газификации регионов, дефицита инфраструктуры потребления. «Мы продаем сжиженный природный газ как газомоторное топливо — в основном как заменитель мазута и дизельного топлива. Тем не менее часто с мазутом мы не можем конкурировать, — говорит директор департамента нефтегазовых проектов Газпромбанка Владимир Смелов. — На российском рынке мазут стоит порядка 10–12 тысяч рублей за тонну. У нас только стоимость входящего газа где-то порядка семи-восьми тысяч. А ведь ты еще должен переработать, довезти и регазифицировать». Тем не менее СПГ-проекты появляются и у нас, и уже можно выделить различные стратегии производителей сжиженного газа. Например, кузбасская «Сибирь-энерго» реализует проект СПГ на метане угольных пластов, по примеру Китая. Главным потребителем этого товара должны стать карьерные самосвалы, которых в регионе более двух тысяч единиц, — таким образом, кузбассцы используют местные ресурсы для продажи СПГ на локальном рынке.

Долгое время пытаются перейти с дизеля на СПГ «Российские железные дороги». Однако здесь тоже есть проблемы, главная из которых — техническое обслуживание тепловозов, работающих на газе. Выстраивание сервисной инфраструктуры для таких газотурбовозов настолько дорого, что нивелирует чуть ли не весь экономический эффект от экономии топлива. Тем не менее можно говорить о еще одной стратегии в использовании СПГ: магистральный газ в сжиженном виде идет на удовлетворение промышленного спроса.

Интересную нишу для малотоннажного СПГ в России нашел «Криогаз». Его небольшие установки находятся на приграничных территориях, а главный рынок сбыта — восточноевропейские страны, куда компания поставляет СПГ при активном содействии сестринского «Газпром экспорта». «Если посмотреть на расположение всех наших объектов СПГ, то они находятся вдоль западной границы Российской Федерации, — говорит Владимир Смелов. — Дело в том, что мы начинали развитие этого направления бизнеса в 2010 году, и долгое время основной рынок сбыта СПГ находился за пределами России, в первую очередь в Польше. Ориентируясь на этот спрос, мы начали формировать производственную базу на территории России. Теперь постепенно развивается и внутренний рынок». Кстати, на российский рынок уже начинают обращать внимание и другие компании, например «НоваТЭК».

И на внутреннем, и на внешнем рынке у «Криогаза» хорошие перспективы. «Сейчас мы прилагаем массу усилий, чтобы найти клиентов на внутреннем рынке. И эти усилия уже материализуются, — добавляет Владимир Смелов. — Так, в прошлом году мы подписали договор с компанией “Фосагро Апатиты” на поставку более четырех тысяч тонн сжиженного природного газа в год. Производство, находящееся в городе Апатиты, требует отопления шахт. Коллеги сравнили стоимость мазута, дизельного топлива, электроэнергии — и выбрали СПГ как наиболее оптимальный энергоноситель». Ближайшее к Апатитам с точки зрения логистики производство планируется построить в Петрозаводске. Этот завод будет постоен при наличии соответствующего спроса на СПГ в Карелии и Мурманской области. Поэтому пока «Криогаз» будет возить СПГ в Апатиты с действующих заводов в Кингисеппе или Пскове.

Дорогая Польша

На внешних рынках цена топлива намного выше, так что там продажа СПГ уже стала крайне выгодным бизнесом. Владимир Смелов приводит пример Польши: «Если на рынке Польши хотя бы 10–15 процентов потребляемого пропана, дизельного топлива и мазута заменить на СПГ, то у нас получается спрос 50–100 тысяч тонн в год». Однако это потенциал, который еще надо реализовать. В «Криогазе» говорят, что можно было бы подождать, пока какая-нибудь европейская компания сама начнет развивать этот рынок, но тогда велик риск, что у этой компании могут быть иные планы, не учитывающие российский СПГ. «Поэтому мы пошли по другому пути — создали собственную сбытовую компанию на территории Польши, — говорит г-н Смелов. — А это затраты не только на производство СПГ, но и на его транспортировку и распределение среди клиентов. Сейчас команда порядка 15 человек находится в Польше, мы все время ищем потенциальных клиентов. Если цена их устраивает, то мы за свои деньги строим им регазификационный терминал: резервуар хранения СПГ и испаритель. Кроме того, в нашей производственно-логистической цепочке должны быть криогенные автополуприцепы и другая инфраструктура». В результате такой работы за три года «Криогаз» превратился во вторую по объемам сбыта СПГ-компанию в Польше с объемом продаж около 20 тыс. тонн СПГ в год.

Помимо Польши «Криогаз» выходит и на рынки соседних стран. В прошлом году был заключен контракт с эстонцами на поставку порядка 20 тыс. тонн СПГ — как раз на заправку судна Megastar. «В сумме в 2017 году “Криогаз” продаст около 40 тыс. тонн СПГ, а наша торговая компания Сryogas Marketing & Trading Poland будет лидером европейского рынка по продаже сжиженного природного газа в малотоннажной форме. И это получилось только благодаря тому, что мы приняли решение о развитии инфраструктуры там», — радуется Владимир Смелов.

Надо признать, что инфраструктура на стороне клиента обходится недешево. Например, завод во Пскове обошелся примерно в 800 млн рублей; сопоставимая сумма была потрачена на строительство 15 систем приема, хранения и регазификации. Окупаемость такого проекта, подразумевающего строительство всей инфраструктуры от газовой трубы до потребителя, во многом зависит от цены СПГ; в «Криогазе» ориентируются на срок окупаемости семь—десять лет.

«Любое наличие инфраструктуры увеличивает стоимость СПГ, однако наша стратегия эффективна, и с нами тяжело конкурировать, — говорит Владимир Смелов. — Наше производство находится на границе, и для того, чтобы заправить, например, пассажирское судно, мы из Пскова в Таллин автотранспортом направляем четыре цистерны. У наших же коллег цепочка стоимости гораздо больше: они должны где-то взять СПГ, погрузить его на свои танкеры, отвезти на свою территорию и дальше доставить до того же судна. У нас расстояние 350 километров, у них — гораздо больше. И мы владельцы этого СПГ, а все остальные — перекупщики. Поэтому у нас просто естественным образом возникает конкурентное преимущество». Кроме того, экспортная пошлина на трубный газ в размере 30% серьезно помогает российским производителям СПГ на внешних рынках.

Единственное, в чем проигрывает «Криогаз» на европейском рынке, — наличие опыта и гудвила. К европейским компаниям доверия больше. «Мы надеемся, что реальными поставками, когда все будет работать как часы, это предубеждение будет разрушено, — уверен Смелов. — Люди здравомыслящие, считать умеют. Когда ты приходишь к поляку — производителю сыра, молока, яблок сушеных, показываешь, что у него было, а что получается при нашем варианте, то ему на самом деле все равно, откуда ты, главное, чтобы ты ему обеспечил эти поставки газа».

Российский малотоннажный СПГ завоевывает рынок Европы 22-02.jpg Источник: «Криогаз»
Российский малотоннажный СПГ завоевывает рынок Европы
Источник: «Криогаз»

В ожидании самосвала

Сейчас «Криогаз» активно строит малотоннажные СПГ-заводы в Северо-Западном регионе страны (см. карту). И в ближайшие годы мощность средне- и малотоннажных СПГ-заводов компании может достичь миллиона тонн. При этом география поставок может быть значительно расширена. Максимальное расстояние, на которое может быть доставлен СПГ с российского завода по суше, — 1200 километров: в такой радиус для заводов Пскова и Кингисеппа попадают как страны Прибалтики, так и страны Юго-Восточной Европы. Плюс с терминала в Высоцке будет возможность отгружать газ на судно.

Тем не менее основные перспективы для роста потребления в ближайшие годы в «Криогазе» видят как раз внутри России. «Внешний рынок мы используем как трамплин, как возможность построить заводы, с тем чтобы дальше двигаться с запада на восток и на север, — рассказывает г-н Смелов. — Когда появится реальный экземпляр карьерной техники на сжиженном газе — “БелАЗ”, Caterpillar, “КамАЗ”, произойдет взрыв интереса к СПГ. Сейчас купить в серийном исполнении такую технику нельзя. Но производители активно работают в этом направлении. Это понимают и производители газа, и “НоваТЭК”, и “Газпром”».

Таллин—Москва