В «законе Яровой» разглядели экспортный потенциал

3 апреля 2017, 00:00
ТАСС
Для хранения телефонных переговоров и интернет-трафика в течение полугода потребуется различное оборудование общей стоимостью до 6 трлн рублей

Экспертный совет при правительстве России, обсуждавший механизмы реализации мероприятий для исполнения «закона Яровой», так и не смог прийти к компромиссному решению. На заседании рабочей группы «Связь и IT» этого совета представители ФСБ России выступили против создания пилотных зон в регионах, на которых планировалось отработать две различные модели сбора информации и хранения данных. Напомним, что на первой из них настаивает сама ФСБ. Эта модель предполагает масштабирование существующей архитектуры средств оперативно-разыскных мероприятий (системы СОРМ и СОРМ-2) и наращивание их возможностей. Такая система уже установлена на сетях наших операторов связи. Она обеспечивает прослушивание телефонных переговоров и протоколирование обращений пользователей к сайтам в интернете. Но трафик с СОРМ-2 сейчас может храниться не более 12 часов. Теоретически СОРМ-2 можно масштабировать, используя отечественное оборудование, которое готовы производить три российские компании — «Специальные технологии», «МФИ Софт» и «Норси-Транс». Однако это потребует астрономических финансовых затрат. В соответствии с информацией, представленной самими производителями, минимальная стоимость расширения буфера хранения для узла передачи данных с 12 часов до шести месяцев составит 70 млн рублей. Известно, что всего к моменту вступления «закона Яровой» в силу, то есть к июлю 2018 года, необходимо будет расширить порядка 90 тыс. таких узлов. Это означает, что суммарные затраты на масштабирование системы СОРМ-2 могут превысить 6 трлн рублей.

По мнению Алексея Волина, если убрать из общего объема трафика избыточную информацию вроде IPTV, то расходы на хранение данных можно сократить чуть ли не в десять раз 75-02.jpg ТАСС
По мнению Алексея Волина, если убрать из общего объема трафика избыточную информацию вроде IPTV, то расходы на хранение данных можно сократить чуть ли не в десять раз
ТАСС

Именно поэтому большинство экспертов и операторов связи предлагали властям реализовать вторую — гибридную — модель, которая предполагает разделение всех индексируемых данных по степени важности и срочности использования и, соответственно, диверсификацию источников хранения. При этом такая модель изначально должна была быть совместима с СОРМ-2. «Данные, которые требуются оперативным службам в моменте, должны храниться в буферах СОРМ-2 и на жестких дисках в ЦОДах, — говорит глава Агентства кибербезопасности Евгений Лифшиц. — Но есть информация, не требующая оперативного извлечения. И она вполне может храниться на других носителях, в частности на магнитных, что резко удешевляло бы стоимость всей системы». Более того, эксперты не раз указывали, что есть целый ряд данных, который с точки зрения безопасности государства хранить вообще не имеет смысла. Это прежде всего интернет-видео, данные IPTV и информация с торрентов. В сумме на такой контент приходится едва ли не 80–90% всего трафика, но он не представляет террористической угрозы.

Евгений Лифшиц считает, что новую российскую систему хранения данных изначально надо создавать с расчетом на экспорт в страны Европы, которые наиболее уязвимы для атак террористов 75-03.jpg ТАСС
Евгений Лифшиц считает, что новую российскую систему хранения данных изначально надо создавать с расчетом на экспорт в страны Европы, которые наиболее уязвимы для атак террористов
ТАСС
По расчетам Минпромторга, стоимость необходимого оборудования для построения гибридной модели составит порядка 800 млрд рублей в случае исключения из общего массива данных так называемой избыточной информации. Но для того, чтобы это было сделано на практике, необходимо внести поправки в сам «закон Яровой». Заметим, что замглавы Минкомсвязи Алексей Волин и вовсе заявил, что если убрать избыточную информацию, то суммарные расходы на хранение данных для исполнения «закона Яровой» можно сократить чуть ли не в десять раз — до 100 млрд рублей. Правда, в эту сумму не включены расходы на разработку и установку соответствующего программного обеспечения для индексации всего трафика. Чтобы их уточнить, как раз и требовалось провести соответствующие НИР и НИОКР на пилотных зонах в отдельных регионах. Но в ходе голосования по этому вопросу на заседании рабочей группы «Связь и IT» представитель министерства демонстративно воздержался. Что же касается ФСБ, то представители этой службы свои возражения аргументировали тем, что для реализации «закона Яровой» будет достаточно подзаконных актов, которые сейчас разрабатываются Минкомсвязи. Все это означает, что закон, судя по всему, не претерпит серьезных корректировок. А значит, расходы на создание системы прослушки и хранения данных действительно могу оказаться заоблачными. Причем государство даже частично компенсировать их не собирается. Понимая это, сотовые операторы уже начали повышать цены на связь и отказываться от некоторых тарифных планов, предполагающих пользование безлимитным интернетом.

«Очевидно, что расходы на создание новой системы хранения данных составят многие сотни миллиардов рублей, если не триллионы. В этой ситуации самый оптимальный вариант — создать уникальный продукт для внутреннего пользования, который в будущем можно было бы предложить на экспорт, например в Европу, которая сейчас наиболее уязвима для террористов. И таким образом вернуть хотя бы часть затрат», — говорит Евгений Лифшиц