Африканская платежная звезда

Алексей Долженков
корреспондент журнала «Эксперт»
10 апреля 2017, 00:00

Успех платежной системы M-Pesa в Кении обусловлен малым охватом населения банковскими услугами, доверием к сотовым операторам и развитой сетью агентов. Повторить кенийскую историю в более развитых странах вряд ли получится

Кения разместила государственные облигации через мобильные телефоны — провайдером стала компания M-Pesa, поставщик платежных услуг для абонентов мобильных операторов.

 40-02.jpg

Сегодня мало кто сомневается, что при определенных условиях сотовые операторы могут соперничать с банками в сфере денежных переводов и платежей. Однако до появления системы M-Pesa всерьез эту идею никто не воспринимал. По словам председателя совета Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов Виктора Достова, M-Pesa — это, наверное, самая известная мобильная платежная система в мире. «Пожалуй, именно ей мы обязаны появлению точки зрения, что сотовые операторы могут играть ключевую роль в повышении доступности финансовых услуг», — говорит г-н Достов.

Заняли нишу

M-Pesa — сервис, работающий для абонентов Vodafone в ряде африканских и азиатских стран. Он дает возможность посылать и получать денежные переводы, оплачивать счета, а в некоторых странах даже переводить деньги на банковский счет. Например, в Афганистане полиция получала зарплату через M-Paisa (аналог M-Pesa). «M-Pesa действительно оказала очень большое влияние на розничные платежи в Кении, причем мобильные платежи стали использовать в традиционно довольно консервативных сегментах: в мелких магазинах, на рынках и так далее, — рассказывает Виктор Достов. — Около 77 процентов платежей — это переводы между физическими лицами. При этом платежами M-Pesa не ограничилась. Поскольку иной платежной инфраструктуры в той же Кении особенно не было, на ее основе стали возникать сервисы по удаленной покупке страховок, микрокредитные сервисы с мобильным скорингом (M-Shwari) и прочее».

Разработал M-Pesa молодой кенийский студент, но все права на нее были выкуплены кенийским оператором сотовой связи Safaricom, который принадлежит британскому оператору Vodafone. Что интересно, имя студента неизвестно, и это породило множество домыслов. Окончательной разработкой и внедрением системы занималась компания Sagentia, в 2009 году разработка и обслуживание вместе с большей частью команды были переведены в IBM, а с февраля 2017-го этим занимается Huawei.

M-Pesa в Кении была запущена 6 марта 2007 года и благодаря огромному успеху практически сразу была распространена на другие страны: Танзанию, ЮАР, Индию. Сейчас эта система представлена в десяти странах, среди которых не только африканские, но и Румыния с Албанией. В Афганистане с 2008 года действует ее аналог M-Paisa, сервис предоставляется сотовым оператором Roshan совместно с Vodafone.

На конец декабря суммарно во всех странах M-Pesa насчитывала 29,5 млн активных пользователей и 287,4 агентов. В 2016 году было совершено 6 млрд операций.

Банки на подходе

Цифры, конечно, интересные, но повторить грандиозный успех Кении в других странах ни самой M-Pesa, ни ее аналогам не удалось. «Сейчас мы уже точно понимаем, что универсальных платежных инструментов, которые подходили бы всем странам или регионам, не существует, — комментирует Виктор Достов. — Где-то потребители с удовольствием пользуются чеками и не собираются переходить на интернет-банк, где-то востребованы именно мобильные платежи. У нас, строго говоря, нет однозначного ответа, почему так происходит. Вероятно, здесь играет роль совокупность факторов: инфраструктура, привычки, уровень финансовой грамотности, доверия, маркетинг. Примечательно, что в последние несколько лет на кенийский рынок активно проникают традиционные карточные системы — и не исключено, что они заберут часть рынка у M-Pesa». Эксперт напоминает об исследовании ученых Чикагского университета: два года назад они выяснили, что, дабы мобильные платежи получили широкое распространение, ВВП на душу населения должен составлять около 1000 долларов. Если ВВП на душу населения достигает 2300 долларов, то системы вроде M-Pesa перестают пользоваться популярностью. При этом в стране должно быть много агентских точек — около 27,6 на 1000 граждан. Если меньше — системы мобильных платежей остаются в узкой нише. Они также востребованы, если мобильная связь является, по существу, единственной развитой инфраструктурой и при этом регулятор устанавливает довольно мягкие требования к идентификации клиентов.

Успех системы M-Pesa в России вряд ли возможен: российская финансовая инфраструктура на порядок более развита, чем кенийская, а по ряду параметров она даже превосходит европейскую и американскую, в первую очередь в области внедрения новых технологий в продукты для конечных пользователей. «У нас действует банкоцентрированная модель оказания платежных услуг, без участия банков проведение платежей невозможно, — напоминает исполнительный директор Национальной платежной ассоциации Мария Михайлова. — Но ключевой фактор, безусловно, аудитория, на которую рассчитывают организаторы таких проектов. В африканских странах клиентами системы M-Pesa являются деревенские жители молодого возраста, ранее не имевшие доступа к банковской инфраструктуре. Жители российского села — это в основном женщины пенсионного возраста или близкого к нему. Очевидно, что молодая аудитория более релевантна для массового спроса на сервис мобильных платежей».

Виктор Достов добавляет: «У нас платежный ландшафт значительно более разнообразен — потребители пользуются картами, электронными кошельками, интернет-банком и так далее. Плюс в России уровень доверия к банкам все-таки выше, чем к сотовым операторам. Но это не означает, что в России между банковским и сотовым рынком непроницаемая стена. Они довольно активно сотрудничают, мы видим появление новых типов продуктов (например, кобрендовые карты), однако речь идет, как правило, о более сложных продуктах, нежели M-Pesa».