В Сибирь пришла чума

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
17 апреля 2017, 00:00

Африканская чума свиней впервые перешагнула за Урал и теперь угрожает Дальнему Востоку. Это еще больше отдаляет перспективы стратегически важного для мясной отрасли экспорта свинины в Китай

ТАСС

В нескольких регионах Сибири и Дальнего Востока инспекторы местных ветеринарных служб не на шутку всполошились и уже буквально сбились с ног, с пристрастием осматривая по деревням личные подсобные хозяйства — они проверяют правила содержания свиней, берут пробы на наличие вируса африканской чумы свиней (АЧС), которая в конце марта погубила в Иркутской области 530 особей. Это первая вспышка АЧС за Уралом, и теперь она угрожает и Дальнему Востоку, поскольку распространяется в основном через поставки в соседние регионы нелегальных партий свинины, самих животных и кормов для них. Отчасти это результат развернутой в прошлом году масштабной борьбы с этой заразой в южных и центральных областях России — возможно, спасая свое добро (поголовье, мясное сырье, корма) от уничтожения, предприниматели могли перевести его в «чистые» регионы. В то же время первая вспышка АЧС в Сибири обнажает брешь в системе местного ветконтроля, причина которой — недофинансирование.

Кудыкино горе

В Иркутской области, как и в других регионах Сибири и Дальнего Востока, чуму не ждали, надеясь, что она свирепствует далеко от них, а большинство животных вакцинированы. Но беда как всегда пришла с частного подворья: в ветслужбу Иркутского района Иркутской области обратился фермер из села Куда, у которого пали сорок свиней. Пробы на АЧС дали положительный результат, и 25 марта губернатор Сергей Левченко ввел в области режим чрезвычайной ситуации и карантин в зоне радиусом до 100 км от очага вспышки вируса. С этих территорий было запрещено вывозить всякую пищу, а все 530 свиней в личных подсобных хозяйствах сожгли, за что их владельцам выплатили компенсации.

Напомним, что чума свиней пришла к нам из Европы через Грузию в 2007 году. Она безопасна для людей, но в случае заражения свиней может привести к гибели 100% стада. С того времени, по официальным данным Всемирной организации здравоохранения животных, АЧС в России уничтожила порядка 1 млн голов домашних свиней в 46 регионах страны. Пик вспышек пришелся на прошлый год: если в первые годы АЧС фиксировали в одном-трех регионах, то в 2016-м она прокатилась по 27 областям страны, в 307 очагах вируса погибли свыше 250 тыс. свиней. Прямой ущерб от АЧС за десять лет оценивается в 5 млрд рублей, косвенный, по подсчетам Россельхознадзора, может достигать и 30 млрд рублей, причем потери в основном несут предприятия, а не крестьяне. В частности, группа «Черкизово» только за последние два года сожгла более 60 тыс. свиней почти на 400 млн рублей; всего же с 2014 года на крупных промышленных предприятиях в Псковской, Тульской, Воронежской и Орловской областях из-за вируса АЧС было сожжено 250 тыс. свиней, что составляет четверть прироста производства свинины по стране в прошлом году. Из первой двадцатки от АЧС также пострадали свинокомплекс «Николаевский», «Агроэко», Великолукский свиноводческий комплекс, племхозяйство «Лазаревское» и другие.

Главный ветеринарный врач РФ и замглавы Россельхознадзора Николай Власов прогнозирует, что в этом году вирус может быть занесен в Мордовию, Удмуртию, Марий Эл, Башкирию, Татарстан, Ульяновскую, Костромскую и Тверскую области. Он также не исключает дальнейшей угрозы распространения вируса на территории Сибири и Дальнего Востока.

Чума — подножка экспортерам

С экспортом свинины в страны Азиатско-Тихоокеанского региона связаны наши надежды ни много ни мало на спасение свиноводства от кризиса перепроизводства. Последние пять лет отрасль прибавляла по 15–20%, но в прошлом году темпы роста снизились до 9,5% просто потому, что внутренний рынок уже не может «переварить» такое количества мяса: в 2016-м все хозяйства произвели 4,35 млн тонн свинины в живом весе. Объемы производства наращивали в основном экспортеры, продажи свинины за рубеж выросли в прошлом году в 4,3 раза. «Без выхода на экспорт мы достигнем нулевой рентабельности и в свиноводстве начнется стагнация, — говорит президент Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. — Китай с его растущими объемами потребления в этом смысле особенно важен, и рентабельнее всего будет развивать свиноводство в Сибири и на Дальнем Востоке для экспорта. Общий рост экспорта свинины за счет Китая может достигнуть 200–300 тысяч тонн к 2020 году».

Собственно, именно с этой целью некоторые крупные агрохолдинги и пришли на Дальний Восток с миллиардными инвестициями. В частности, Сибирская аграрная группа в прошлом году возобновила строительство свинокомплекса мощностью 25 тыс. тонн мяса в живом весе в год в Тюмени и вложила 4 млрд рублей в модернизацию крупнейшего сибирского свинокомплекса «Томский». «Мерси Трейд» (якорный инвестор территории опережающего развития «Михайловский») построила в Приморском крае свинокомплекс на 83 тыс. голов в год. Всего таких комплексов будет семь на 540 тыс. голов, стоимость проекта составляет более 20 млрд рублей. В Иркутске СХПК «Усольский свинокомплекс» намерена нарастить производство на 10%, до 110 тыс. голов. Есть планы развития у «Омского бекона» и других предприятий, которым, возможно, теперь придется включить в свои бизнес-планы новый риск — АЧС.

Личные подсобные хозяйства стабильно лидируют по случаям возникновения АЧС 20-02.jpg
Личные подсобные хозяйства стабильно лидируют по случаям возникновения АЧС

Грандиозные планы развития на Дальнем Востоке вынашивает и второй по величине производитель свинины в стране — агрохолдинг «Русагро». Его ООО «Русагро-Приморье» купила в начале апреля скотобойню в Уссурийске. Это позволит группе ускорить реализацию всего дальневосточного проекта «Русагро» — строительство свинокомплексов на 15,8 млрд рублей. А всего в течение ближайших шести лет группа намерена инвестировать в дальневосточные проекты, прежде всего в Приморье, 70 млрд рублей. Основной расчет — на страны АТР, прежде всего на Китай, где цены на свинину вдвое выше, чем в России. «Сейчас. в связи со вспышкой АЧС в Иркутской области, мы беспокойства не испытываем, — рассказал “Эксперту” генеральный директор “Русагро” Максим Басов. — Во-первых, это далеко, во-вторых, есть эффективная краевая программа борьбы с распространением АЧС, и мы принимаем в ней самое активное участие, чтобы защитить свои инвестиции здесь. Помимо того что мы сами строим свинокомплексы с высокой степенью биологической защиты, мы помогаем местным властям проводить различные профилактические мероприятия».

Китай красноречиво молчит

Но Китай относится к тем почти 200 странам, которые не допускают российскую свинину на свой рынок (он в десять раз больше нашего — свыше 54 млн тонн, но импортозависим) по причине бесконтрольного распространения АЧС. При российском правительстве даже создана специальная комиссия по налаживанию экспорта агропродукции в Китай. В минувший четверг прошло ее очередное заседание с участием первого вице-премьера Игоря Шувалова, но безрезультатно: возможно, сказались плохие новости из Иркутска. «На этот раз об экспорте мяса в Китай мы не услышали от китайской стороны ни слова, кроме общих фраз о намерении развивать сотрудничество, — рассказал “Эксперту” исполнительный директор Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. — Мы давно предложили китайской делегации направить своих ветеринаров на наши ведущие предприятия, готовые к экспорту свинины. Мы уверены, что уровень биозащиты на них очень высок и превосходит международные требования, а в районах и регионах их расположения проводятся самые жесткие противоэпизоотические мероприятия. Но до сих пор они не прислали к нам ни одного своего представителя».

Именно для того, чтобы убедить потенциальных импортеров российской свинины в ее безопасности, правительство в прошлом году оперативно разработало и приняло «План действий по предотвращению заноса на территорию РФ африканской чумы свиней и ее распространения на территории РФ». Суть его в том, чтобы обязать ветслужбы и власти регионов поставить поголовно всех свиней на учет, научить крестьян правильно их содержать, организовать досмотры вдоль трасс для выявления туш, не прошедших ветнадзор, найти нелегальные бойни, наконец, ограничить рост популяции диких кабанов, которые могут переносить вирус. Более того, в России начали работу по ветеринарной регионализации — это международное требование, предусматривающее меры вроде карантина для тех регионов подверженных АЧС стран, откуда экспортируется свинина.

Но, как видим, за год реализации плана чума шагнула дальше на Восток. И скорее всего именно потому, что в центральных и южных регионах России в прошлом году прошел и местами сейчас продолжается великий «шмон» по деревням и селам, жители которых теперь не могут пронести, условно говоря, даже килограмм свинины мимо ветпоста на дороге. «В Иркутск вирус явно был завезен через промышленную партию кормового мяса (вид кормовых добавок. — “Эксперт”), поскольку оно произведено в южных регионах, а значит, ни владельцев частных подворий в Иркутске, ни тем более местных кабанов винить нельзя. Проблема в недобросовестных предпринимателях, которые стремятся реализовать запрещенную продукцию, переупаковывая ее и продавая в отдаленные регионы, — пояснил “Эксперту” директор Всероссийского научно-исследовательского института ветеринарной вирусологии и микробиологии РАСХН Денис Колбасов. — Есть опасность, что это дело поставлено на поток, и скорее всего, это поставки из Южной Европы и Украины, где нет такого строгого контроля за уничтожением пораженных вирусом туш».

Ветеринары давно бьют тревогу: у нас во многих регионах стабильно наблюдается товарный дисбаланс: официально предприятия производят больше продукции, чем покупают прошедшего ветеринарную проверку сырья. Это означает, что значительная его часть обращается нелегально. «Но здесь нам на помощь пришла система электронной ветеринарной сертификации, позволяющая отследить цепочку поставок, что и было сделано на этот раз», — говорит г-н Колбасов.

Кстати, именно система электронной ветеринарной сертификации «Меркурий», введенная в России в начале этого года (она позволяет исключить липовые сертификаты и отследить цепочку поставок) и помогла оперативно выявить источник заражения АЧС в Иркутске. Как выяснилось, одна из петербургских компаний, судя по всему, упаковала купленный на Юге страны свиной корм и через посредников продала его в Иркутске. Другое дело, что эту промышленную партию кормов могли бы сразу выявить, если бы в Иркутске изначально был более строгий ветконтроль, в том числе на рынках и дорогах, как сейчас в Центральной России. «Местные власти сработали отлично при ликвидации причин распространения АЧС, я сам был на месте вспышки вируса в Иркутской области, — говорит Денис Колбасов. — Но проблема шире, у регионов попросту нет денег на профилактику, нет их и у Россельхознадзора. Если регионы, где развито свиноводство, кровно заинтересованы в его сохранении и развитии экспорта свинины, то там, где оно не дает ощутимых доходов бюджету, губернаторы и не выделяют денег на противоэпизоотические мероприятия».