Жги!

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
15 мая 2017, 00:00

Новое сочинение Владимира Сорокина — изящная стилистическая игра, которая, однако, быстро наскучивает. Концепция book'n'grill, предполагающая, что в недалеком будущем книги, вместо того чтобы их читать, станут использовать как топливо для приготовления пищи, тянет на анекдот, но вряд ли смешной. У Сорокина еще и затянутый. Чем больше автор обыгрывает идею «рационального сжигания книг», тем меньше в нее веришь. В этом и заключается основная проблема художественного мира, созданного Сорокиным: у читателя не получается включиться в него эмоционально, потому что он создан не для того, чтобы тот в него вошел и почувствовал там себя «в своей тарелке», а как проекция сознания автора —слишком холодная, слишком схематичная. Все, что писатель может предложить, — непосредственное общение с собою самим, но разговаривает он с читателем чужими голосами. В предыдущей книге Сорокина «Теллурия», в каждой из глав которой он упражняется в стиле того или иного автора, это воспринималось как часть концепции, в «Манараге» выглядит уже как персональное наваждение. Повышенное внимание в книге к образу Льва Толстого — ему посвящен большой кусок текста — выпадает из общей логики повествования. Что это, если не ревность к классику? Реализация Эдипова комплекса в писательской версии. Авторское желание вытравить из себя чужие голоса обнаруживается и в той деятельности, которой занят главный герой: тот сжигает книги, избавляя человечество от груза культурного прошлого, а вместе с ним и от голосов, заглушающих собственный. Крах, который он терпит, закономерен. Из пародистов обратной дороги нет. 

 

Сорокин Владимир. Манарага. — М.: АСТ: Corpus, 2017. — 256 с. Тираж 20000 экз.