Двадцать триллионов рублей в плюс

Евгений Огородников
редактор отдела рейтинги журнала «Эксперт»
12 июня 2017, 00:00

Модернизация теплоснабжения может дать к росту ВВП ежегодные 1–1,5% на протяжении двух десятилетий, или 20 трлн рублей за двадцать лет в текущих ценах

ТАСС

Теплоснабжающая отрасль России устроена таким образом, что ее потери ежегодно составляют примерно 0,5–1 трлн рублей. Причина в том, что до 50% производимого тепла теряется или не нужно потребителю. Это общепризнанная цифра. Всегда стоял вопрос: если мы ежегодно выбрасываем такую сумму, то неужели, если перестать выбрасывать, это не приведет к росту ВВП? Ведь очевидно, что должен сработать закон сохранения материи. Нам всегда возражали, что инвестиции в то, чтобы перестать выбрасывать, так велики, что выгоднее оставить все как есть. И вот наконец и мы, и отрасль дозрели до того, чтобы провести исследование «Макроэкономические эффекты модернизации российского ЖКХ»*. Оказалось, что с законом сохранения все в порядке. Модернизация даст колоссальный эффект, если мерить ее в пунктах роста ВВП.

Эффекты от модернизации теплоснабжения будут проявляться в два этапа. Первый (первое десятилетие) — собственно модернизация и все связанные с ней эффекты. Первый этап ускорит рост ВВП более чем на 1 процентный пункт (п. п.) — и это лишь прямой эффект от роста инвестиций в отрасль. Косвенный эффект — возврат отрасли к рентабельности — через пять-семь лет добавит в копилку прироста ВВП еще 0,5 п. п. Плюс к этому, избавившись от огромных потерь тепла, мы высвободим топливные ресурсы — сопоставимые с объемом 40 млрд кубометров газа, угля, дизеля, мазута. Эти ресурсы могут быть направлены на экспорт, что увеличит приток валюты в страну на 3–7 млрд долларов (это еще 0,35 п. п. к росту ВВП). В итоге первое десятилетие дает нам эффект от модернизации в диапазоне от 1 до 1,2 п. п. роста ВВП.

Эффекты второго десятилетия (уже после осуществленной модернизации) заключаются в том, что высвобождаются огромные деньги населения. Теперь, вместо того чтобы тратить деньги на тепло (а вернее, на потери), люди смогут потратить их на потребительском рынке. Этот момент многими недооценивается, но очень важен. Через десять лет сумма, которую население сэкономит на тепле, может составить колоссальные 2 трлн рублей в год в номинальном выражении, и даже дисконтированная на инфляцию она будет равна 1,1% ВВП. Направленная на потребительский рынок, эта экономия не только выльется в рост потребительского спроса, но и — если этот спрос будет покрыт национальным производством — сможет дать до 150 тыс. высокопроизводительных рабочих мест в отраслях, связанных с производством товаров народного потребления.

*Исследование было представлено в рамках экспертной дискуссии «Инвестиции в теплоснабжение — стимул развития российской экономики», организованном газетой «Ведомости» на ПМЭФ-2017, и вызвало одобрение со стороны экспертного сообщества.

Прямой эффект

Прямые инвестиции в тотальное обновление обветшалой инфраструктуры теплоснабжения оцениваются в 5 трлн рублей. Это расчеты, сделанные нами на основании данных компании «Т Плюс» по модернизации теплоснабжения города-миллионника. Экстраполяция этих расчетов на весь объем рынка централизованного теплоснабжения — 100 млн человек — дает сумму инвестиций в 5 трлн рублей. Она же подтверждается и расчетами по отдельным сегментам отрасли — замена труб, установка индивидуальных тепловых пунктов (ИТП) и т. д. Осуществить эти инвестиции отрасль в состоянии за пять-семь лет.

Из них 2,5 трлн рублей пойдет непосредственно на продукцию машиностроения, то есть непосредственно в «железо» — современные устройства вроде ИТП и счетчиков, на приведение в нормальное состояние внутридомовой инфраструктуры, обновление котельных и котлов, труб — металлических и полиэтиленовых.

Из этих цифр следует, что модернизация способна создать колоссальный спрос на продукцию машиностроителей. Сегодня годовой выпуск машиностроительной продукции в России составляет около 6 трлн рублей. 2,5 трлн, вложенные за пять-семь лет, увеличат совокупный спрос на продукцию машиностроителей на 6–7%. Для удовлетворения этого спроса может быть создано до 150 тыс. высокопроизводительных рабочих мест.

Вторые 2,5 трлн рублей пойдут различным подрядчикам, смежникам, проектантам, строителям, транспортным компаниям, обслуживающим отрасль. То есть на превращение «железа» в инфраструктуру. Но самое главное, эти инвестиции распределятся ровным слоем по всем регионам страны, где есть системы централизованного отопления — даже по самым депрессивным, включая моногорода. Для масштабных работ по модернизации по всей стране может быть создано еще до 150 тыс. рабочих мест. Итого, по самым скромным оценкам, модернизация на первом этапе даст до 300 тыс. рабочих мест в промышленности, строительстве, транспорте.

 22-02.jpg
 22-03.jpg
 22-04.jpg
 22-05.jpg

ИТП в каждый дом

Порядок действий при модернизации подсказывает обычная логика. Первым этапом должно стать приведение в порядок внутридомовой инфраструктуры и создание условий для эффективного потребления тепла. Речь идет об индивидуальных тепловых пунктах.

Есть небольшие нюансы в виде того, кто же будет устанавливать ИТП. Говоря откровенно, в этом бремени мало заинтересованы сами теплогенерирующие компании: как и любой коммерческой структуре, им выгодно максимизировать сбыт своей продукции — тепла. ИТП же позволяют потребителям сэкономить до 25% поставляемого тепла, а следовательно, и затраченных средств, регулируя объемы потребления.

Но даже если создать стимулы для тепловиков, сложна сама юридическая процедура установки ИТП. Она происходит на территории жильцов и требует серьезных согласований. Приемлемое решение нашли в Татарстане, где на средства фондов капитального ремонта была организована массовая установка тепловых пунктов в Набережных Челнах и Казани. Согласование установки ИТП в рамках капремонта идет по упрощенной процедуре.

Вся программа установки ИТП и приведения внутридомовой инфраструктуры в порядок по всей стране оценивается в 2–2,5 трлн рублей, и логично, что региональные операторы могли бы взять на себя функцию повышения энергоэффективности капремонта. Расчеты показывают, что ИТП окупаются за пять-семь лет и позволяют достаточно серьезно сократить потребление энергоресурсов.

Одновременно с массовой установкой ИТП можно начинать перекладку труб — магистральных и распределительных сетей. Эта программа оценивается в 1,5 трлн рублей, в том числе стоимость труб — 650–700 млрд рублей. «Сегодня трубные мощности страны достаточны, чтобы обеспечить потребности и убрать физический износ, к которому пришла большая часть теплосетей страны», — сказал генеральный директор Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) Александр Грубман, выступая на ПМЭФ в рамках круглого стола, посвященного проблемам теплоснабжения.

Замена труб способна дать сокращение потребления тепла, по разным оценкам, на 20% и снизить потери с текущих 30–40% до номинальных 10–15%.

Итого установка ИТП и замена труб потребуют около 4 трлн рублей инвестиций. Отметим, приятная особенность инвестиций в коммунальное хозяйство в том, что практически всю номенклатуру товаров, необходимую для отрасли, мы производим сами. Еще 1 трлн рублей потребуется на приведение в порядок теплоисточников.

 22-06.jpg
 22-07.jpg
 22-08.jpg
 22-09.jpg

Избыток котельных

После того как будет наведен порядок с инфраструктурой на стороне потребителей, можно переходить к оптимизации теплоисточников — закрытию ненужных котельных и переброске мощности с них на другие теплоисточники, строительству новых станций. Теплоисточники потребуют еще до 1 трлн вложений, но оставим это за скобками нашего исследования, так как там своя экономика, во многом связанная не с созданием новым мощностей, а с закрытием старых и с сопутствующим переделом рынка тепла.

Тем не менее о позитивном эффекте от этих мероприятий стоит упомянуть — это частичное решение проблемы излишней энергетической мощности, объем которой на текущий момент, по разным оценкам, достигает 20 ГВт. Во многом эта излишняя мощность — старые неэффективные станции, субсидируемые остальным рынком. Эти станции не выводятся из эксплуатации в связи с тем, что они, кроме выработки электроэнергии, отапливают города. Замены им пока нет, и их приходится субсидировать за счет потенциальной прибыли более эффективных производителей электричества.

«В России сохраняется практика продления ресурса. Встречаются случаи, когда наработка машины, введенной в 1937 году, превышает на конец 2016 года 560 тысяч часов. А мы даем на новые современные машины с использованием современных материалов ресурс 200 тысяч часов», — говорит председатель совета директоров Уральского турбинного завода Михаил Лившиц.

 22-10.jpg
 22-11.jpg

Подкинуть прибыли

В целом модернизация даст значительный эффект в виде экономии минимум трети отпускаемого тепла (в целом же сейчас российские домохозяйства потребляют почти в три раза больше тепла, нежели финские), и если начать ее завтра, то на окупаемость она выйдет на восьмой год. Но лишь при одном условии — при сохранении выручки теплогенерирующих компаний на текущем уровне. Таким образом, весь эффект модернизации на первом этапе будет передан в цену гигакалории — это означает, что в результате обновления фондов отпуск тепла заметно снизится, но в то же время цена гигакалории вырастет. В результате возникнет реальная и понятная рентабельность у теплогенерирующих компаний, экономика вернется в отрасль, вместо повсеместных убытков они начнут получать — и показывать — прибыль от продажи тепла. Примерные оценки (расчеты, основанные на данных «Т Плюс») дают результат в 500–-600 млрд рублей прибыли там, где сейчас или убытки, или прибыль около нуля, и это даст так называемую добавленную стоимость отрасли, сопоставимую с 0,7% ВВП. Помимо прибыли возникнут налоги — около 150 млрд рублей ежегодно в виде налога на прибыль. Кроме того, можно будет отказаться от субсидирования отрасли, которая сейчас составляет аналогичную сумму — 150 млрд рублей в год (то есть вместо ежегодных расходов в 150 млрд рублей государственная казна получит ежегодный доход в размере тех же 150 млрд рублей).

И, пожалуй, главное — в большинстве регионов страны удастся сохранить размер платежа за тепло и увеличивать его лишь на уровень инфляции — то есть примерно на 4% в год. Сохранения действующего платежа и увеличение его в дальнейшем по инфляции достаточно для того, чтобы решить застарелые проблемы теплоснабжения и улучшить ситуацию в отрасли, полагает гендиректор Сибирской генерирующей компании (СГК) Михаил Кузнецов.

Однако есть и другой сценарий — когда модернизация не происходит и все остается как есть. Тогда цены на тепло будут заметно опережать уровень инфляции, поскольку количество аварий будет расти, излишние мощности будут требовать модернизации, потери в ветшающих сетях и домах тоже неуклонно будут увеличиваться. Тогда цены на тепло по объективным причинам будут расти как минимум на 8% в год (в предыдущее десятилетие рост цен превышал 10% в год), и никакие ухищрения правительства в виде предельных индексов роста цен не удержат их. Разницу между полученным отраслью и требуемым будут прямо или косвенно компенсировать региональные или муниципальные бюджеты.

«Каждый третий рубль выручки нашей компании — от производства тепла (остальное — от энергетики. — “Эксперт”)», — говорит Михаил Кузнецов. Но если проанализировать распределение инвестиций компании, то тут соотношение тепла и электроэнергетики будет совсем другим: на долю тепловой отрасли приходится от 2 до 4 млрд рублей в год. «Для сравнения: за пять лет программы ДПМ в энергетику было вложено 80 миллиардов рублей. Мы готовы вложить десятки миллиардов рублей, улучшая систему теплоснабжения. Но в ныне действующих условиях инвестор может вернуть не больше половины вложений, что делает теплоэнергетику непривлекательной для инвестора отраслью», — подчеркнул Михаил Кузнецов в рамках дискуссии на ПМЭФ-2017.

 22-12.jpg
 22-13.jpg

Реформа для энергоэффективности

Еще один эффект модернизации теплоснабжения — высвободившиеся ресурсы, которые не надо будет сжигать в котлах из-за их выросшей эффективности, а также эффективности труб. Речь идет в основном об угле и газе, в меньшей степени о мазуте и дизеле. Если говорить о газе, то это около 40 млрд кубометров, которые можно будет направить на экспорт и получить дополнительный приток валюты в российскую экономику в размере 3–7 млрд долларов. Если же спроса на такой огромный объем ресурсов, сопоставимый с годовым потреблением Украины, не будет, ничего страшного: можно сэкономить на инвестициях в добычу ресурсов — а это, по нашим расчетам, около 1,5 трлн рублей. Направленные в другие отрасли экономики, они могут дать от 100 до 200 тыс. новых рабочих мест.

Модернизация снизит крайне высокую энергоемкость российского ВВП —экономика начнет рациональнее использовать имеющиеся у нее ресурсы. Сейчас Россия для производства единицы ВВП потребляет столько же ресурсов, сколько Иран или Катар. До 2015 года Россию опережал Китай, однако сейчас ситуация изменилась, и эта страна стала энергоэффективнее нашей. Средства, вложенные в тепло, способны понизить энергоемкость российского ВВП на 5%.

Для реализации всех этих планов нужна серьезная реформа текущего ценообразования — с гарантиями сохранения прибыли в случае каких-то улучшений в системе.

В заключение еще раз подчеркнем, что модернизация теплоснабжения, которая может быть проведена за пять-семь лет и к которой отрасль практически готова (за исключением решения об установке ИТП, чтобы не «навешивать» эти расходы на население), даст стране 300 тыс. новых рабочих мест на протяжении двадцати лет и повысит уровень жизни без всех эффектов мультипликаторов как минимум на 15%.

Эти рабочие места, в отличие от выброшенного в воздухе тепла, останутся с нами и будут нашим национальным капиталом.

Кроме того, только модернизация способна создать возможность современного развития российских городов: сколько ни оцифровывай город, но, если трубы рвутся, а в домах холодно, жить в этом городе невозможно.