Политически удачная, но экономически рискованная конструкция

Тема недели
Москва, 04.09.2017
«Эксперт» №36 (1042)

Складывается ощущение, что Владимир Путин уже запустил процесс принципиального изменения состава управленческой элиты России, которая должна позволить избежать конфликтного сценария в 2024 году. Возможно, у этого процесса есть и более короткая цель — достаточно широкая трансформация управленческой элиты окажет сдерживающее или даже отрезвляющее влияние не в далеком 2024-м, а уже в 2018 году.

Мы проанализировали 22 фигуры губернаторов, которые впервые пришли на свои должности в последние три года и из которых большая часть будет участвовать в выборах 10 сентября. Эти люди относительно молоды — средний возраст 47 лет, 15 человек либо занимались бизнесом, либо имеют экономическое образование, столько же приехали в регион из Москвы, наработав отличные связи в федеральных властных кругах. Силовиков в новой элите немного — из 22 двух человек всего шесть. То есть Кремль ищет в команду экономически подкованных управленцев, связанных общей деятельностью по созданию институтов развития, которые возникали в Москве в последние годы.

Последнее важно, так как новым губернаторам придется несладко. Российские области в подавляющем большинстве очень бедны. По данным Росстата, средний подушевой ВРП российского региона — 400 тысяч рублей. А в подавляющем числе регионов, в которых состоятся выборы, средний ВРП на душу населения — 200–300 тысяч рублей. На нашей памяти только одному субъекту федерации удалось выскочить из бедности, опираясь на предпринимательский драйв. Это Белгородская область. Ей повезло и с губернатором, который как-то вдруг построил правильный хозяйственный образ своей территории и увлек им ближайшее окружение, и со временем. Более чем двукратный рост ВРП бедной Белгородской области стал возможен в том числе и благодаря тучным 2000-м. Тогда страна зарабатывала много денег, и Белгороду надо было просто научиться совсем немного отводить в свою сторону. Сейчас страна деньги не зарабатывает, банковская система, способная рыночным способом распределять деньги по стране, практически отсутствует. Остаются только собственные доходы, федеральные программы и бизнес-ангелы. Да, еще эпизодические иностранные инвесторы.

В нынешней ситуации собственными доходами могут похвастаться единицы. Например, Сахалинская область. Она богата, ее бизнес генерирует прибыль, и к ней тянутся другие игроки российского рынка. Сахалин вполне может своими силами решить задачу роста качества жизни в регионе, да еще и дать заработать другим. Неплохая перспектива у Калининграда, богатого Краснодара, Москвы и еще примерно пяти регионов. Для большинства же главная надежда — подключение к федеральным программам развития. Или тщательная работа с частными инвесторами, которые, впрочем, тоже идут туда, где есть надежда на действие федеральных программ.

Нельзя сказать, что такой инструмент развития в качестве основного сулит регионам сколько-нибудь радужные экономические перспективы в ближайшем будущем. Пока не очень ясно, где тот мозговой центр, который сможет быстро разработать необходимое количество отраслевых программ, которые к тому же обеспечат эффективность деятельности включенных в них компаний на рыночных условиях. Все это не ясно, но никаких других идей у «федералов», похоже, нет.

У партнеров

    «Эксперт»
    №36 (1042) 4 сентября 2017
    Периодическая таблица кремля
    Содержание:
    22 кадра

    Новая управленческая элита, модель которой мы видим в обновляющемся составе губернаторского корпуса, является реакцией на санкции в отношении России. Экономические знания, стрессоустойчивость, «национализированность» и невключенность в иные, ранее сложившиеся элитные группы — вот набор того, чего ищет в будущей элите Кремль

    Международный бизнес
    Реклама