Альянс глобалистов

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
18 сентября 2017, 00:00

Новый акционер «Роснефти», китайский конгломерат «Хуасинь», ведет глобальную многоотраслевую экспансию, совекторную государственным интересам. Реальную синергию партнерам еще предстоит реализовать, но сходный стиль ведения бизнеса может стать основой для долгосрочного сотрудничества

Глава «Роснефти» Игорь Сечин (слева) оптимистично оценивает перспективы партнерства с китайской корпорацией «Хуасинь», седьмой по размеру частной корпорацией Китая, возглавляемой ее собственником Е Цзяньмином

Восьмого сентября стало известно о вхождении в капитал крупнейшей российской нефтяной компании — ПАО «Роснефть» — нового акционера. Им стала частная китайская компания China CEFC Energy Company Ltd., которая приобрела 14,16% акций российского энергетического мейджора за 9,1 млрд долларов. Продавцом выступил консорциум QHG Oil, совместное предприятие глобальной трейдинговой компании Glencore и суверенного фонда Катара Qatar Investment Authority (QIA), купивший 19,5-процентный пакет «Роснефти» у государственного «Роснефтегаза» в декабре прошлого года.

Цена последней сделки — около шести долларов за акцию — превышает текущие котировки биржевого рынка (примерно на 12%, если отталкиваться от котировок закрытия накануне дня объявления сделки, и на 16% — если рассматривать в качестве бенчмарка 30-дневную средневзвешенную по объемам торгов цену), равно как и декабрьскую цену покупки консорциумом (около 5,45 доллара). Так что бридж-собственники внакладе не остались. Вырученные средства пойдут на погашение банковских займов, привлеченных под участие в прошлогодней приватизации «Роснефти». А вот почему китайцы согласились на премию, доподлинно неясно. Вероятно, сделка имела и неценовые составляющие, преференциальные для покупателя.

Именно суммой обязательств перед банками (крупнейший из кредиторов декабрьской сделки — итальянский Intesa, прокредитовавший покупателей на 5,2 млрд евро) и определялся размер предложенного китайцам пакета. Как пояснил в интервью телеканалу «Россия 24» глава «Роснефти» Игорь Сечин, «решение о продаже акций было принято консорциумом в результате волатильности на финансовых рынках: доллар ощутимо девальвировался по отношению к евро и выросли расходы на обслуживание кредита. Glencore и Катарский инвестиционный фонд решили найти дополнительного партнера для того, чтобы обеспечить прямое владение акциями “Роснефти” без кредитной нагрузки». Остаток сохранится в распоряжении прежних собственников — 0,5% акций «Роснефти» у Glencore и 4,7% — у QIA.

После объявления о сделке акции «Роснефти» на Московской бирже подорожали на 3,5%.

Большинство отраслевых аналитиков позитивно оценивают сделку, считая, что «Роснефть» приобрела динамичного и перспективного стратегического партнера. Мы решили рассказать о нем подробнее, собрав информацию из открытых источников.

 

 24-02.jpg

Честная экспансия

Новый акционер «Роснефти» известен в глобальной энергетической отрасли существенно меньше, чем его государственные соотечественники — CNPC и Sinopec. CEFC (в корпоративных документах она именуется также «Хуасинь», от слов «Хуа» — Китай и «синь» — честность) была создана в 2002 году амбициозным двадцатипятилетним Е Цзяньмином (Ye Jianming), который и по сей день остается основным собственником. Он же занимает должность председателя совета директоров корпорации. Истоки состояния господина Е по сей день остаются загадкой для западных и азиатских журналистов.

Хотя на энергетический сектор приходится более половины бизнеса корпорации «Хуасинь», спектр ее деятельности им далеко не исчерпывается. Второе важнейшее направление — финансы. Вот как описана эта ветвь бизнеса CEFC на сайте компании (примечательно, что у него имеется русскоязычное «зеркало», мы его и процитируем): «Компания намерена создать международный инвестиционный банк… построить диверсифицированную систему энергетических и финансовых услуг, продвинуть юань на международный рынок».

Зачем частной компании решать сугубо государственную задачу интернационализации юаня — вопрос открытый. В других местах сайта CEFC можно найти упоминания о том, что компания действует в рамках стратегии «Экономического пояса Шелкового пути и морского Шелкового пути XXI века», главной государственной стратагемы Китая, выдвинутой в 2013 году председателем КНР Си Цзиньпином, что заставляет предположить ее абсолютную лояльность государственному внешнеэкономическому курсу. Кстати, Е и Си земляки, выходцы из Шанхая, что немаловажно в китайских делах.

Е Цзяньмин создал и активно развивает несколько think tanks: Институт китайской культуры в Гонконге, Китайский энергетический фонд и Шанхайский исследовательский центр энергетической безопасности. Все эти НКО активно проводят официальную политику Пекина. Е Цзяньмину приписывают прочные контакты с нынешним китайским правительством, армейскими и партийными элитами Китая.

Интересно, что господин Е питает особую страсть к Чехии. В страну он инвестировал порядка 1,5 млрд долларов. CEFC приобрела 60% акций старейшего пражского футбольного клуба Slavia, почти 50% акций авиакомпании Travel Service (которая, в свою очередь, владеет 34% акций «Чешских авиалиний»), выкупила здание бывшего банка Živnostenská banka и Мартиницкий дворец на Градчанской площади в Праге. Кроме того, CEFC объявила о покупке 79,4% акций пивоваренной компании Pivovary Lobkowicz и о финансовом партнерстве с компанией Médea Group, которая владеет телеканалом TV Barrandov и издательством Empresa.

В прошлом году CEFC приобрела контроль над J&T Finance Group, центральноевропейским инвестиционным конгломератом с активами более 10 млрд евро в Словакии, Чехии, Германии и России (у нас группе принадлежит небольшое кредитное учреждение АО «Джей энд Ти банк», купленное чехами в 2007 году). Сам же господин Е получил почетную должность специального советника чешского президента Милоша Земана по экономическим вопросам в КНР.

CEFC заработала репутацию квазичастной компании, которая была создана для глобальных инвестиций с целью расширения интересов Пекина в стратегически важных регионах. Основная цель — полный контроль всей цепочки поставок углеводородов в Китай: добыча, переработка, транспортировка, хранение и сбыт на пространстве от Африки (совместная с правительством разработка месторождений на Юге Чада) и Ближнего Востока (нефтебазы и хранилища в ОАЭ) до самого Китая (нефтяные терминалы и нефтебазы в портах).

В Казахстане CEFC купила одного из крупнейших операторов железнодорожных перевозок сырой нефти и сжиженных углеводородных газов с парком в 3200 цистерн. А в 2016 году компания Е Цзяньмина приобрела контроль над даунстрим-жемчужиной «дочки» казахстанского энергетического мейджора «Казмунайгаз», компанией «Казмунайгаз Интернешнл», владеющей современным НПЗ Petromidia в Румынии (в десяти километрах от черноморского порта Констанца) мощностью переработки свыше пяти миллионов тонн сырой нефти и более чем тысячей заправок в шести европейских странах.

На сайте CEFC также можно узнать, что она заключила договор о сотрудничестве с компанией «Газпром нефть», согласно которому стороны будут совместно инвестировать в разработку трех блоков в рамках байкальского проекта, участки месторождений которого находятся всего в 90 километрах от магистрального трубопровода ВСТО, имеющего ответвление в Китай, с прогнозным объемом запасов нефти и газа в 1,905 млрд баррелей в нефтяном эквиваленте.

Что касается сотрудничества с «Роснефтью», то эта информация на сайте CEFC пока отсутствует. Игорь Сечин, комментируя сделку с CEFC, заявил: «Мы договорились с руководством корпорации об их участии в качестве миноритарных акционеров в ряде проектов на территории России, которые реализует компания “Роснефть”. Прежде всего речь идет о серии добычных проектов в Восточной Сибири, также рассматривается вопрос участия в нефтехимических проектах и других». Нашу просьбу конкретизировать список совместных проектов и формат участия в них китайской стороны пресс-служба «Роснефти» оставила без ответа.

В начале сентября на саммите БРИКС «Роснефть» и CEFC подписали пятилетний контракт на поставку российской сырой нефти.

 24-03.jpg
 24-04.jpg

Теперь En+?

«Роснефть» всего в 1,7 раза превышает CEFC по выручке — 74,4 млрд долларов против 43,7 млрд (по итогам 2016 года). Динамику роста новоиспеченных партнеров есть смысл сравнивать, измеряя выручку компаний в национальных валютах, так как за последние годы и рубль, и юань пережили девальвацию к доллару (хотя второй в меньшем масштабе). CEFC за последние четыре года нарастила юаневый оборот в 2,1 раза, «Роснефть» рублевый — в 1,62 раза.

По итогам прошлого года CEFC заняла седьмую строчку в списке крупнейших частных предприятий Китая (рейтинг газеты China Daily) и 222-е место в рейтинге 500 крупнейших компаний мира, составляемый американским журналом Fortune. «Роснефть» — третья по размеру выручки компания в России и 158-й номер в Fortune Global 500.

Россия большую часть текущего года удерживала лидерство по объемам поставок нефти в Китай, опередив Саудовскую Аравию. Объем поставок «Роснефти» в КНР по итогам текущего года Игорь Сечин оценивает в размере около 40 млн тонн (против 34,5 млн в 2016 году).

А на прошлой неделе стало известно, что аппетиты Е Цзяньмина в России «Роснефтью» не ограничиваются. Агентство Reuters со ссылкой на неназванные источники сообщило, что CEFC может принять участие в готовящемся IPO компании En+ (управляет активами магната Олега Дерипаски в металлургии, энергетике и горнодобывающей отрасли), претендуя на пакет до 5% акций. Два месяца назад компаниями было достигнуто соглашение о сотрудничестве.