О телефонном терроризме

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
18 сентября 2017, 00:00
Фото: Эксперт
Александр Привалов

Публика, если судить по социальным сетям, этими событиями нимало не заинтересована. Видимо, федеральные телеканалы сохраняют гораздо большее влияние на «общественную повестку дня», чем сегодня принято считать. Как и двадцать, и сорок лет назад, чего не показали в ящике, того для широкой публики как бы и нет. Между тем происходящее очень стоит внимания. Начиная с понедельника во множестве российских городов, от Брянска до Петропавловска, вдруг возникали лавины анонимных звонков с сообщениями о минах, заложенных в самых неприятных местах: на вокзалах, в торговых центрах, учебных заведениях и так далее. В среду такая волна накрыла Москву, а затем и Петербург. По каждому звонку начиналась эвакуация людей из названных зданий и проводилась проверка. Ни одно сообщение об угрозе взрыва не подтвердилось, но сил, нервов, да и денег потеряно было немало. Только в Москве и только за среду более чем с полусотни объектов пришлось срочно выводить, по некоторым оценкам, до 130 тысяч человек — более процента населения мегаполиса. Воля ваша, это чрезвычайно много.

Ограниченное освещение темы не позволяет сегодня ответить даже на простейший вопрос: а не было ли всё это масштабными учениями? Многие эксперты склонны считать происходящее тестированием систем безопасности — прежде всего в свете предстоящего чемпионата мира по футболу. В такую версию прекрасно вписывается и молчание больших телеканалов, и подчёркнутое отсутствие официальных комментариев со стороны впрямую затронутых ведомств: ФСБ, МВД и МЧС. Впрочем, молчание «ящика» в любом случае понятно: у неведомых пока инициаторов телефонной атаки слишком легко находятся подражатели. Даже и без сюжетов в теленовостях уже в среду часть анонимных звонков в Москве исходила именно от подражателей — безмозглых юнцов, пожелавших таким образом «приколоться» и немедленно пойманных. Расскажи ТВ об атаках в прайм-тайм, таких балбесов наверняка оказалось бы на порядок больше.

Не знаю, как кому, а мне в версию учений верится плохо. Чтобы в десятках городов проходили такие масштабные испытания и не случилось ни одной утечки? Да будет вам. И главное — зачем такая массовость? Ладно ещё в Москве, но в Омске или Брянске — зачем лавина проверок? Эти простые соображения перевешивают, по мне, даже гигантский плюс версии с учениями: при такой версии наблюдаемые события имеют хоть какой-то смысл. Ни в каком другом случае понятного смысла они не имеют. Разве что волну ложных сообщений устроили телефонные компании специально затем, чтобы лишний раз натравить власть на своего страшного конкурента, IP-телефонию. Тогда смысл атаки был бы понятен, но трудно вообразить, что серьёзные компании пошли на такой запредельный риск ради ненужной малости — власти ведь и так настроены запрещать в интернете всё что можно и чего нельзя. Во всех же прочих встречавшихся мне версиях: лавину звонков устроил добиваемый в Сирии и запрещённый в России ИГИЛ, или неизвестные лица с территории Украины, или силы, недовольные итогами единого дня голосования (умеют же люди сказануть!), или, того хлеще, ненавистники фильма «Матильда» — масштабная телефонная атака, с точки зрения самого же их предполагаемого организатора, смысла не имеет ни малейшего. Между тем логически необъяснимые поступки совершают отдельные лица или, в крайнем случае, небольшие группы лиц. Поверить в хорошо организованную атаку, заведомо не приносящую осязаемой пользы организаторам, трудно даже с учётом осеннего обострения.

Бессмысленна же эта атака не из-за своего вегетарианства (повторим: ни одной бомбы в называемых местах на поверку не оказалось). Можно напомнить, что и Ирландская республиканская армия, и баскская ЭТА широко практиковали заведомо бескровные теракты: предупреждая спецслужбы о заложенных ими бомбах, террористы давали возможность резко уменьшить число жертв и даже совсем предотвратить взрыв. Но публика знала, кто ей угрожает и способен выполнять свои угрозы, а потому несостоявшиеся взрывы работали на своих авторов ничуть не хуже взрывов состоявшихся. На нынешней же неделе жителей крупных городов России пугали «вообще», и даже если нервозность и недовольство населения этих городов возросли (что весьма вероятно), то и возросли они тоже «вообще», а не в смысле, например, недовольства нашим участием в сирийской войне. Едва ли такой результат окупает для авторов атаки конкретные риски и расходование конкретных ресурсов.

С другой же стороны, обсуждаемый поступок слишком уж пахнет недорослем: «Позвоню-ка я ментам, что в школе бомба, — контрольной-то и не будет!» — выдавая в своём авторе человека невзрослого. Подростка — не по возрасту, а по уму. Незрелому же уму свойственно, среди прочего, плохо различать цели и средства. Если цель — победить оппонента, то вредить ему нужно адекватными этой цели способами. Если же требование адекватности опустить (за излишней сложностью), то любой способ сделать оппоненту гадость сам становится целью — и начинается вал анонимных звонков. В этом смысле кажется более правдоподобным сообщение некоего собеседника «Интерфакса», что «технические исследования показали: более 90% звонков поступило по каналам IP-телефонии с устройств, находящихся на территории Украины» и что «фонетический анализ сообщений также позволил сделать вывод о принадлежности абонентов к соседнему государству». Тут никакого предубеждения — одна чистая логика. Люди, способные ставить и с восторгом смотреть такие дурные спектакли, как недопущение, оно же — прорыв Саакашвили через границу, демонстрируют именно такую запущенную незрелость рассудка, какая потребна, чтобы организовать массированную волну звонков о минировании ГУМа и Курского вокзала.

Но незрелость атаковавших наши города террористов вовсе не повод их не искать. Напротив, их необходимо найти и гласно, доказательно обличить — именно затем, чтобы у них не хватило времени созреть. Не надо дожидаться настоящих взрывов. И первое, что стоило бы сделать прямо сейчас, — опубликовать эти самые «технические исследования» и аудиозаписи звонков, о которых говорил неназванный собеседник «Интерфакса». Не думаю, что это повредит ходу следствия.