Природный урбанизм у стен Кремля

Алексей Щукин
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
18 сентября 2017, 00:00

В Москве открылся парк «Зарядье». Это первый опыт создания в стране гибридного общественного пространства нового формата

Олег Сердечников
Парк «Зарядье» открыл несколько новых видов на Кремль

«Зарядье» — первый крупный парк, построенный в Москве за несколько десятков лет. Проект крайне амбициозен: власти предполагали построить новаторский парк, стоящий в одном ряду с лучшими мировыми аналогами. Окончательный бюджет стройки составил 14 миллиардов рублей, что втрое больше оценок 2013 года.

Парк задуман как круглогодичный и бесплатный (за исключением павильонов). Но уже сейчас речь идет о введении санитарного дня, когда он будет закрыт для регенерации растительного покрова. Дело в том, что парк уже сейчас не справляется с наплывом публики: за первые три дня было вытоптано 10 тысяч растений.

Открытый 9 сентября, парк вызвал ажиотажный интерес. Во многом это связано с местоположением — он находится прямо у Кремля на месте снесенной гостиницы «Россия». Другая причина — острый дефицит современных общественных пространств. В дискуссиях по поводу парка спорящие полагаются на критерий «нравится — не нравится». Знание истории проекта и замысла архитекторов позволяет посмотреть на «Зарядье» под другим углом.

Селфи-мост сразу же стал местом паломничества москвичей и гостей города 58-02.jpg Олег Сердечников
Селфи-мост сразу же стал местом паломничества москвичей и гостей города
Олег Сердечников

Парк волею случая

Новый парк у стен Кремля — результат удивительного стечения обстоятельств. Район Зарядья очистили от исторической застройки в 30–40-х годах прошлого века, но ни одно из запланированных гигантских зданий (здание Наркомтяжпрома, а потом и восьмая сталинская высотка) так и не было построено. В середине 1960-х здесь появилась крупнейшая в мире гостиница «Россия» на 2700 номеров. Но в середине 2000-х отель был закрыт — застройщики смогли убедить власти Москвы, что гостиница устарела морально и столь престижное место следует застроить заново.

В 2004 году конкурс на застройку участка в Зарядье выиграл главный девелопер лужковских времен Шалва Чигиринский. Его план застройки Зарядья предполагал возведение 400 тыс. квадратных метров коммерческой недвижимости по проекту английского архитектора Нормана Фостера. Но и Чигиринскому не удалось справиться с духом места: он рассорился со столичным правительством и уехал в Лондон. В Зарядье же остались останки недодемонтированной «России».

Новый мэр Москвы Сергей Собянин в 2011 году планировал построить в Зарядье Парламентский центр или, опять-таки, гостинично-деловой комплекс уже с новыми инвесторами. Однако и этот проект затормозился. «В начале 2010-х на повестке дня был полный коллапс дорожного движения в Москве. Ситуация постоянно ухудшалась, и Собянин, естественно, боялся, что новый деловой комплекс рядом с Кремлем остановит движение совсем», — рассказывает один из чиновников столичного правительства.

Неожиданно для многих в январе 2012 года с идеей ничего не строить в Зарядье и разбить на этом месте парк выступил Владимир Путин, тогда премьер-министр России. Собянин с ним тотчас же согласился. По одной из версий, идею парка премьер-министру выгодно преподнес выдающийся урбанист Вячеслав Глазычев. По другой — сказалась активная деятельность девелопера Андрея Гринева, который, пропагандируя идею парка в этом месте, развернул движение «Друзья Зарядья» по подобию нью-йоркского «Друзья Хай-Лайн». Нью-Йоркским «друзьям» удалось отстоять железнодорожную эстакаду на Манхэттене и превратить ее в один из самых необычных парков последнего десятилетия в мире.

В 2012 году спешно был организован открытый всероссийский конкурс идей для парка. Он был проведен крайне непрофессионально и не дал результатов, но «закрепил» за местом функцию парка. А в 2013 году прошел, пожалуй, самый интересный за последние десять лет международный архитектурный конкурс на концепцию парка, в котором участвовали шесть консорциумов. Задача ставилась серьезная: создать парк мирового уровня, новую московскую достопримечательности. Победителем был признан проект консорциума, возглавляемого американским архитектурным бюро Diller Scofidio + Renfro — именно это бюро разрабатывало проект парка Хай-Лайн в Нью-Йорке.

Авторы проекта-победителя предложили парк «на принципах

природного урбанизма, когда создаются гибридные ландшафты, где соседствуют природная и застроенная среда». Парк включает в себя четыре знаковых типа российского ландшафта: тундру, степь, лес и болото. Крытые пространства прячутся в ландшафте, так что можно максимизировать размер общественного пространства на поверхности. Предлагался и ряд технологических новаций: так, американцы поразили жюри предложением создать искусственный микроклимат в разных частях парка за счет регулирования температуры, управления ветром и имитации естественного света.

Судьба проектов иностранных архитекторов в России за редким исключением очень трудна. В парке «Зарядье» удалось вплоть до завершения проекта сохранить и команду иностранных архитекторов, и главные идеи концепции, несмотря на охлаждение отношений между странами после 2014 года. «История парка “Зарядье” — это цепь совпадений, которые вряд ли где-нибудь повторятся. Шанс, что это место не будет застроено, а станет общественным пространством, был один к миллиону, — говорит один из столичных архитекторов. — Счастливым образом сработала масса факторов: от проблем девелоперов и неожиданного решения Путина до удачного архитектурного конкурса. Зная, как устроена российская стройка, почти подвигом выглядит и то, что такой сложнейший проект был реализован всего за два с половиной года».

Амфитеатр, примыкающий к филармонии, и «стеклянная кора» — одни из главных объектов нового «Зарядья» 58-03.jpg Олег Сердечников
Амфитеатр, примыкающий к филармонии, и «стеклянная кора» — одни из главных объектов нового «Зарядья»
Олег Сердечников

Не парк

Построенный парк неоднозначен и вызывает массу разнообразных ощущений. Первое впечатление: мало деревьев, это совсем не похоже на парк. Власти отчитываются, что высажено более миллиона растений, но деревьев из них чуть более 700. Да, есть березовая роща и смешанный лес. Но основная масса зелени — это травы и кустарники. В целом «Зарядье» мало похож на привычный всем российский парк-лес с дорожками и лавочками.

Однако, вспоминая концепцию «Зарядья», понимаешь, что парк-лес никто и не обещал. В победившем на конкурсе проекте речь шла о парке нового типа в стиле «природный урбанизм». «Для меня “Зарядье” — это не привычный парк, а манифест, декларация возможности симбиоза города и природы. Обычно между ними есть жесткая граница: природа — в резервации, а город на нее наступает. “Зарядье” — это попытка сделать гибридное природно-городское пространство», — говорит архитектор Тимур Башкаев.

Как это реализовано на практике? Парк представляет собой сложный слоеный пирог. На нижнем уровне, использующем фундаменты сталинской высотки и гостиницы «Россия», которые так и не смогли демонтировать, размещена огромная автостоянка. Выше — несколько зданий, словно домики хоббитов спрятанных в искусственном рельефе: два ресторана, медиацентр, образовательный кластер. Сам парк разбит на огромной, сложной по конфигурации кровле этих зданий. Для этого было насыпано полтора-два метра земли. Толщина всего «пирога» — от уровня подземной парковки до вершины холма достигает 28 метров.

Главный объект парка — филармония. Это единственное здание, расположенное над поверхностью земли, в дальней от Кремля части территории. Филармония появилась в проекте парка, по сути, случайно: она была обещана властями как компенсация за снесенный концертный зал гостиницы «Россия». Филармония будет достроена через год, но уже сейчас как объект она частично начала работать: к ней пристроено два амфитеатра: один уже используется для концертов, второй — для кинопоказов и лекций.

На крыше филармонии расположена одна из главных достопримечательностей парка — «стеклянная кора». Это крупнейшая в мире светопрозрачная конструкция без ограждающих стен с применением солнечных батарей. Ее площадь — более восьми тысяч квадратных метров. Под огромной стеклянной кровлей будет создаваться искусственный микроклимат для вечнозеленых тропических растений.

Амфитеатр, примыкающий к филармонии, и «стеклянная кора» — одни из главных объектов нового «Зарядья» 58-03.jpg Олег Сердечников
Амфитеатр, примыкающий к филармонии, и «стеклянная кора» — одни из главных объектов нового «Зарядья»
Олег Сердечников

Другая достопримечательность — «парящий мост», нависающая над рекой v-образная пешеходная эстакада — смотровая площадка. Он имеет 70-метровую консоль, что позволяет включить его в Книгу рекордов Гиннеса. Мост наряду с амфитеатром и высоким холмом тундры — главное пространством для селфи. В первые дни там себя фотографировали на фоне Кремля не менее ста человек одновременно. Под мостом сделан дополнительный уровень набережной c выходом к воде, причалом, кафе и магазинами.

Мост, «стеклянная кора», а также параметрическая криволинейная архитектура павильонов весьма эффектны. Они построены в расчете на wow-эффект, чтобы удивлять и вызывать эмоции. Это направление в мировой архитектуре было очень популярно до кризиса 2008 года, а сейчас в моде скорее темы экологии и социальной ответственности. «Проект “Зарядья” далек от моей эстетической системы, но не это важно. Это единственный российский проект, который имеет смысл рассматривать в ретроспективе и перспективе истории мировой архитектуры, — говорит директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС Ирина Ирбитская. — Да, мир проходил архитектуру аттракционов большей частью в 1990-е годы. Но мы отстали, пропустили этот этап. А он весьма важен, потому что именно в период роскоши нарабатываются технологические инновации, которые потом удешевляются и тиражируются. Проектом “Зарядья” мы проходим пропущенный этап. Без этого невозможен качественный переход к следующей фазе развития, которая будет связана с социально-ориентированной архитектурой».

Обычный парк, как правило, содержит малолюдные пространства, где можно уединиться. Парк «Зарядье» не таков: это крайне насыщенное пространство. И дело не только в небольших размерах парка — его площадь 10 га, он в 10 раз меньше, чем Парк Горького. Большая насыщенность развлекательными и образовательными функциями — одна из особенностей «Зарядья». В медиацентре размещены несколько интерактивных аттракционов, например «Полет над Россией» и «История Москвы». В двух павильонах находится ресторан и фудкорт.

Создан и подземный музей, посвященный истории Зарядья. Там можно увидеть фрагмент Китайгородской стены XVI века, таможенные печати и монетные клады, а также фрагменты древней деревянной мостовой, найденные при строительстве.

В образовательном комплексе «Заповедное посольство» кроме аудиторий, конференц-зала и трех лабораторий размещена ледяная пещера. В ней на площади 1000 квадратных метров раскинулась инсталляция-лабиринт, посвященная Русскому Северу, с круглогодичной минусовой температурой.

Нужна ли такая высокая плотность развлечений и других функций в парке «Зарядье» — вопрос дискуссионный. В первые дни работы парка поток публики слишком велик. И это при том, что часть павильонов не работает и культурная программа еще не запущена. Однако нет сомнения, что в «Зарядье» намеренно создавали столь насыщенное пространство. «Крупные города идут по пути наращивания плотности функций — это неизбежно. “Зарядье” изначально проектировался как интенсивный парк. Городская часть обеспечивает большое количество функций и возможностей, природная — высокую насыщенность впечатлениями», — говорит Тимур Башкаев.

Необычная параметрическая архитектура павильонов стала еще одним магнитом для посетителей парка 58-04.jpg Олег Сердечников
Необычная параметрическая архитектура павильонов стала еще одним магнитом для посетителей парка
Олег Сердечников

Увеличенные размеры застройки, пожалуй, одно из немногих отступлений от американской концепции, победившей на конкурсе. Все-таки в процессе проектирования заказчик настоял, чтобы «городская» часть была увеличена. И, наверное, с этим и связано ощущение, что «природы мало». Особенно это чувствуется в прибрежном кластере.

Есть и другое отклонение от концепции. Инновационных открытых территорий с искусственным микроклиматом, предлагавшихся в начальном проекте американцев и так поразивших всех на конкурсе, сейчас в «Зарядье» нет — они оказались слишком дорогими для реализации. Их отсутствие, насколько это возможно, компенсировано зонами «Ледяная пещера» и «Стеклянная кора» — в них тоже создан искусственный климат, но они находятся под крышей.

В целом парк «Зарядье» оказался необычным, сложно устроенным и очень разнообразным пространством. Но это не парк в привычном понимании, а скорее природно-развлекательно-образовательное общественное пространство.

 

Болотная зона выступает буфером между Москвой-рекой и основной частью парка 58-05.jpg Олег Сердечников
Болотная зона выступает буфером между Москвой-рекой и основной частью парка
Олег Сердечников

Незаурядье

«Зарядье» вызвало ожесточенные споры в интернете. Критикам не нравится архитектура отдельных зданий и бюджет проекта, качество реализации и изменившиеся виды на Кремль. Градус дискуссии можно объяснить расколом в обществе и уникальным расположением: близость Кремля действует как микроскоп, многократно повышающий внимание к любой детали.

Но есть еще один важный аспект. Сейчас много говорится об инновациях и рисках нарастания отставания России от передовых стран в силу изоляции. Так вот, парк «Зарядье», несмотря на все недочеты, — это очевидный инновационный продукт. Такого рода общественных пространств в России еще не было. И уже в силу экспериментального характера он не может не вызывать критики.

Новаторский проект, увы, предполагает значительное число шероховатостей. Речь идет даже не о строительных недоделках и невысаженных растениях — все достроят и довысадят. В таком большом и сложном проекте почти невозможно просчитать все нюансы. Например, кажется спорной идея создания степи и тундры. В концепции она выглядит привлекательной, но сразу представляются московская осень–зима: в этот период это будет просто грязный пустырь.

За критикой парка важно не забывать несколько моментов. Первое: сам факт создания большого общественно кластера у Кремля беспрецедентен. Ни для кого не секрет, что в Москве крайне сильно строительное лобби. В большинстве случаев девелоперский бизнес достаточно легко заходит на общественную территорию и «съедает» ее, превращая в капитал. Здесь уникальная обратная ситуация: был отменен проект сверхприбыльной коммерческой застройки. Вместо него возникло общественное пространство.

Второе: реализация такого крупного и сложного проекта в короткие сроки сама по себе важный факт. «Для меня “Зарядье” — это индикатор того, что страна может реализовывать проекты такого уровня сложности, что есть мобилизационный ресурс (инженеры, архитекторы, управленцы) для этого. Этот ресурс может быть направлен на реализацию других проектов», — говорит Ирина Ирбитская.

Третье: сейчас многое говорится о соревновании стран и городов за людей и капиталы. Очевидно, что одна из причин оттока образованной молодежи из России — скатывание страны в архаику, отставание от передовых городов. Амбициозные проекты, подобные «Зарядью», говорят: «Изменения происходят, Россия в тренде».