Автомобилисты еще спасибо скажут

Сергей Тихонов
25 сентября 2017, 00:00

Правительство объявило о внеочередном повышении акцизов на бензин и дизельное топливо, объясняя этот непопулярный шаг необходимостью финансирования больших дорожных строек в приоритетных регионах — Калининграде, Крыму и на Дальнем Востоке. В итоге налоговая нагрузка на топливо вырастет до рекордных 64% (доля налогов в розничной цене литра топлива), и Россия по этому показателю выйдет на почетное первое место в мире

ТАСС

В 2018 году вне рамок утвержденной налоговой стратегии в России будет дважды поднят размер акциза на бензин. Повышать будут в два этапа: на 50 копеек за литр с 1 января 2018 года и еще на 50 копеек — с 1 июля 2018-го. Это гораздо больше, чем предусмотрено Налоговым кодексом, то есть 30 копеек за литр бензина и 23 копейки за литр дизельного топлива. С учетом НДС увеличение акцизов на один рубль с литра может дать прирост цен на АЗС на уровне 1,18 рубля за литр, а при индексации на инфляцию — на 2,5–3 рубля, так что средняя стоимость литра самого массового 95-го бензина может превысить психологическую отметку 40 рублей. Учитывая выборный год — смелое решение.

Восемнадцатого сентября эту скорбную для автовладельцев новость объявил глава Минфина Антон Силуанов, выступая на заседании правительства РФ. «Среди доходов федерального бюджета учтены предложения по увеличению акцизов, постепенно — по 50 копеек (за литр) с января и с июля следующего года», — сказал он. По словам министра, это сделано для того, чтобы поддержать крупные дорожные проекты, «в первую очередь в Крыму, Калининграде, на Дальнем Востоке — для реализации этих решений было предложено использовать в качестве источника увеличение акцизов, и эти деньги пойдут на улучшение транспортной инфраструктуры наших автомобилистов». Глава Минфина добавил, что повышение акциза на бензин даст бюджету около 40 млрд рублей.

Сразу же на министра посыпались обвинения в нарушении собственного же обещания не повышать налоговое бремя в ближайшие три года, которое было дано совсем недавно. На что Силуанов, подумав с минуту, ответил, что в налоговом законодательстве идут «определенные уточнения», предусмотрены «значительные преференционные режимы» и «это все идет на минус». Видимо, он имел в виду, что акцизное повышение — это только часть предстоящего налогового маневра, заготовлены и сокращения налоговой нагрузки, но в других фискальных сегментах или отраслях, и в целом результат для потребителей будет со знаком минус. Правда, когда и где эти налоговые «плюшки» будут реализованы, он не уточнил. При этом Силуанов уверен в пользе роста акцизов самого по себе — «автомобилисты еще спасибо скажут» за введенные изменения: «Соблюдаются в целом ряде нормативы на содержание дорог, и деньги, которые мы собираем с автомобилистов, идут на улучшение инфраструктуры для тех же, кто ездит за рулем». Вырученные средства специальным постановлением правительства пойдут в бюджет Росавтодора, который занимается строительством автодорог федерального значения, а самыми крупными проектами ближайших трех лет у него значатся федеральные трассы «Таврида» в Крыму (85 млрд рублей) и «Приморское кольцо» в Калининграде (40 млрд). На прошлом Петербургском международном экономическом форуме руководство дорожного агентства как раз жаловалось на нехватку денег на региональные мегапроекты. Как мы видим, решение нашлось — в виде акцизов на топливо.

Юрий Федоров, директор топливного трейдера «Волгаресурс», считает решение правительства «ленивым» и неоправданным: «Правительство идет по пути наименьшего сопротивления. Денег не хватает, быстро их взять можно через акцизы. Это гораздо проще, чем увеличивать налогооблагаемую базу и улучшать деловой климат. Остатки частного бизнеса в топливном секторе подобные решения деморализуют. Теоретически акциз — это налог на роскошь. То есть на вещи, без которых можно обойтись. Без топлива тоже можно обойтись. Но обрабатывающая промышленность и так чуть жива. Уровень налогов вообще и акцизов в частности и так высок».

Однако среди экспертов нашлись и оптимисты, считающие идею обоснованной. Например, заместитель председателя правления ГК «Автоспеццентр» Александр Зиновьев высказался так: «Нефть всегда была одним из главных факторов, учитывающихся при формировании государственного бюджета и финансировании приоритетных проектов; в частности, новое повышение акцизов принесет в казну около 40 миллиардов рублей. Эти средства планируется инвестировать в уже действующие программы строительства трасс федерального значения, в частности — Крымской
переправы и трассы “Приморское кольцо” в Калининградской области. В условиях международных санкций привлечь внешнее финансирование для инфраструктурных
проектов сейчас непросто, поэтому этот шаг правительства вполне объясним и оправдан». Правда, в таких случаях государства, как правило, поступают более безболезненно для экономики — занимают на внутреннем рынке в виде выпуска облигаций. Учитывая низкий уровень долговой нагрузки у российской казны, этот инструмент нашему правительству вполне доступен.

Динамика ставок акцизов на топливо с 2010 года 24-02.jpg
Динамика ставок акцизов на топливо с 2010 года
Процентная доля налогов в розничной цене бензина 24-03.jpg
Процентная доля налогов в розничной цене бензина

Зачастили

В России последние семь лет повышение акциза на топливо происходит ежегодно, так же поднимаются тарифы на ЖКХ и цены на проезд в общественном транспорте. Народ уже привык, что Новый год кроме веселья и длинных выходных приносит в обязательном порядке и рост тарифов на самое необходимое, в том числе на топливо, на 5–10%. Рост акцизов приводит к повышению цен на бензин и дизель в среднем на один-два рубля за литр. В этом году экспертная комиссия правительства пришла к выводу, что уровень ставки акциза уже запредельно высок и дальнейшее повышение «нецелесообразно». После чего глава Минфина выступил с заявлением, что в ближайшие три года повышения налоговой нагрузки на экономику не будет. Но, судя по последнему заявлению, обещания не сдержал. При этом момент выбран явно неудачный: повышение топливных акцизов может не просто спровоцировать рост цен на бензин, но и негативно отразиться на настроениях автомобильной половины населения страны накануне выборов, а также на потребительской инфляции, особенно в ее самом социально значимом сегменте — продовольственном. Ведь один из витков повышения акцизов придется на посевную и интенсивный период работы аграрного сектора экономики.

Вообще, если провести мониторинг динамики акцизов в других странах, то мы увидим, что таких темпов повышения этого налога нет нигде. С 2010 по 2017 год акциз в России поднялся с 4000 до 10 500 рублей за тонну, а в 2018-м вырастет еще на тысячу рублей — до 11 500, то есть за восемь лет он подскочил почти в три раза. В большинстве стран ставки основных налогов вообще запрещено трогать на законодательном уровне, потому что, как известно, в экономике самое ценное — стабильность. Акцизы же могут меняться в зависимости от ценовой конъюнктуры на рынках энергоносителей, но незначительно и очень редко. В целом доля налогов в розничной цене топлива в разных странах колеблется от 17,5% (при средней цене от 0,8 доллара за литр) в США до 63,7% в Греции (1,8 доллара). Наша страна последние годы была на пятом–восьмом местах этого рейтинга, но если последний план повышения акцизов будет реализован, то мы обгоним даже пылающую в долговом кризисе Грецию, заняв первое место. Кстати, греческому правительству пришлось пойти на резкое повышение акцизов по требованию европейских кредиторов, и страна до последнего сопротивлялось этому, пока Афинам не поставили ультиматум: или акцизы, или финансовая помощь по спасению от дефолта.

В развитых странах ЕС — Германии, Франции, Италии — уровень налоговой нагрузки на топливо тоже немал (в среднем 40–50% от цены), но там качество инфраструктуры несравнимо выше, как и среднедушевые доходы населения. Например, в Германии доля налогов в цене литра составляет 57% при средней цене на АЗС 1,4 евро, но показатель ВВП на душу населения — 41,9 тыс. долларов (данные МВФ за 2016 год). С российскими 8,9 тыс. никак не сравнить.

При этом не стоит забывать, что здесь мы сталкиваемся с рыночным парадоксом — при росте цены на товар качество не растет, а зачастую даже снижается (количество жалоб на некачественное топливо в России за последние пять лет выросло на 367%). Владелец небольшого грузового транспортного предприятия в Петербурге (парк самосвалов «КамАЗ») Дмитрий Чувашов отметил странную закономерность: «Есть такое понятие “зимнее дизельное топливо”, у него ниже температура кристаллизации, соответственно, там используются более дорогие парафины. Поэтому каждую зиму цены на солярку повышаются, нам говорят: все, ребята, теперь продаем зимнюю, прибавьте десять процентов — и это понятно. Но что странно, с наступлением лета цены обратно не возвращаются. Причем никогда! По крайней мере, за девять лет моего опыта в транспортном бизнесе возврата не было ни разу».

В свою очередь Александр Зиновьев считает, что изменения в налоговой политике не должны повлиять на качество бензина, однако он отмечает еще один возможный негативный тренд, который может обернуться снежным комом топливной инфляции: «Рост цен может спровоцировать снижение спроса на топливо на внутреннем рынке. Нефтепереработчикам выгоднее будет продавать его на экспорт, что приведет к дефициту бензина на внутреннем рынке и еще большему повышению цен».