Искупительный храм европейского семейства

Тема недели
Москва, 09.10.2017
«Эксперт» №41 (1047)
Каталонцев подставили местные и испанские элиты, а добьет европейская бюрократия

ЗДЕСЬ ПРИВЕДЕНЫ: САГРАДА ФАМИЛИЯ, ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ РАБОТЫ НЕИЗВЕСТНОГО ХУДОЖНИКА И ОЛЕГ СТРИЖЕНОВ В РОЛИ ОВОДА

В каталонском кризисе победителей нет. А проигравших, помимо Мадрида и Барселоны, будет становиться все больше. На ситуацию в Испании сегодня внимательно смотрят тысячи глаз со всей Европы. Особенно пристально, как кажется, из Северной Ирландии, фламандских регионов Бельгии и северных регионов Италии. Концепт единой Европы разве что на время притушил пламя, но фитилек тлеет, и от исхода каталонского кейса сегодня зависит сохранность послевоенных границ Старого Света. Ведь кто сказал, что новые государства могут появиться лишь на обломках советской империи? Если вы даете миру косовский прецедент, будьте любезны оправдываться в двойных стандартах.

Конечно, джина из каталонской бутылки выпустило испанское правительство, прислав в Барселону силовиков с мандатом на избиение стариков и женщин. Но проблема ведь куда шире. Распадается формула традиционного государства, которое массово передает свои функции как вниз, к локальным сообществам, так и вверх, к наднациональным структурам. Перезапускается Европейский Союз, который, кажется, готов сменить упрямую национальную бюрократию на мелкие нацпроекты. Резвится глобализированная транснациональная элита, для которой давно не существует никаких границ.

А европейцы, каталонцы или шотландцы, убеждены, что сами вершат свою судьбу, инициируют революционные события, переписывают историю, низвергают элиты и устанавливают власть народа. Это не так ни в Каталонии, ни на Украине. Согласно разным опросам, независимость от Мадрида поддерживали лишь около 40% жителей автономии, 49% выступали против. Националистический электорат Каталонии долгие годы не превышал 1,7 млн человек из 7 млн жителей. Так как же получилось, что Испания практически потеряла мятежный регион?

Игры с исторической памятью

Сборка испанского государства проходила несколько раз. В XV веке оно сложилось из нескольких королевств, одним из которых был величественный Арагон, когда-то раскинувшийся и на территорию современной Франции, но к сегодняшнему дню сократившийся до Каталонии. С Мадридом у богатой Барселоны натянутые отношения были всегда. Собственно, лозунг «хватит кормить» соседние бедные земли у каталонцев появился уже несколько веков назад.

Однако современная националистическая традиция сложилась во времена генерала Франко, с 1939 по 1975 год, когда жесткая политика централизации Мадрида ставила четкую задачу задавить местные языки и культуру. После франкизма центр пересобрал испанское государство в духе царивших тогда в Европе либеральных идей на основе широкой автономии регионов. Речь шла как о политических, так и о экономических дивидендах. Каталония получила официальный каталанский язык, собственные правительства и силовые структуры, расширенную финансовую самостоятельность. Сепаратистам всего этого было мало. Играя на народной памяти о франкистских репрессиях, они только усиливали процесс культурного размежевания с Мадридом. Образование в школах стали вести только на каталанском, а испанский изучают как иностранный несколько раз в неделю

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (1047) 9 октября 2017
    Вблизи
    Содержание:
    Реклама