Берлинский тупик Евросоюза

Политический кризис в Германии тормозит перезагрузку большого европейского проекта

ТАСС

Хуже слишком сильной Германии для Европы может быть только Германия слабая. После провала переговоров о формировании правящей коалиции ФРГ быстро превращается в еще один очаг политической нестабильности в Европе, чего никак нельзя было себе представить еще месяц назад. Эта непредсказуемость мирового политического ландшафта в последнее время чрезвычайна «предсказуема»: сирийская кампания России, победа Трампа, брекзит, каталонский кризис — хаотизация процессов становится системной, все чаще рушится, казалось бы, нерушимое.

Германисты почти единодушно сходятся во мнении, что говорить о немецком политическом кризисе преждевременно, а Ангела Меркель остается безальтернативным лидером страны и Европы. Однако ландшафт уже изменился: усиление партий второго и третьего эшелона фрагментирует политику Германии, что влечет за собой кризис лидерства. Решения и внутреннего, и внешнего контура все больше будут подвержены партийной конъюнктуре. И если немецкая экономика имеет огромный запас прочности для любых экспериментов, то единая Европа, остро нуждающаяся в перезагрузке и модернизации, может не дождаться нового немецкого канцлера. Даже полгода отсутствия сильной руки в Берлине способны подорвать выполнение европейской программы реформ.

Не справились с «озеленением»

Такого в парламентской истории Германии еще не случалось: попытки канцлера создать правящую коалицию провалились, и страна осталась без полноценного правительства. До поры во главе государства остаются представители прежней «большой коалиции» христианских демократов (ХДС/ХСС) и социал-демократов (СДПГ), но они вправе осуществлять исключительно технические, оперативные функции. При этом нельзя не обратить внимание на то, что фондовые биржи и курс евро стабильны: уровню международного доверия экономике Германии остается только завидовать.

В начале 1990-х нам довелось говорить с лидером грузинской Партии «зеленых» Зурабом Жвания. Одну фразу из того разговора забыть невозможно: «Мы, Партия “зеленых”, — единственная, кто полностью выполнил свою программу: экологическая ситуация в Грузии идеальная — ни одно производство не работает». Похоже, «зеленые» во всем мире одинаковы. Четыре недели шли напряженнейшие переговоры между ХДС/ХСС, СвДП и «Зелеными» о создании коалиции в Бундестаге. Согласовали практически все компромиссы, портфели, взаимные гарантии. И только «Зеленые» упорно твердили свое: закрыть в Германии все ТЭС, работающие на буром угле, и с середины марта разрешить въезд в Германию родственникам беженцев.

Бурый уголь — это 23% энергетики страны, им отапливается каждый четвертый дом в ФРГ. И это десятки тысяч рабочих мест. А по очень оптимистическим подсчетам Institut für Arbeitsmarkt- und Berufsforschung (IAB) к нынешним 660 тысячам зарегистрированных беженцев благодаря «Зеленым» может прибавиться столько же. Причем речь идет о так называемых субсидиарных беженцах (subsidiären Schutz), которым Германия предоставляет полный пансион. Кстати, из постсоветской Центральной Азии не могут выехать в

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №48 (1054) 27 ноября 2017
    Пенсия для канцлера
    Содержание:
    Берлинский тупик Евросоюза

    Политический кризис в Германии тормозит перезагрузку большого европейского проекта

    Международный бизнес
    Сахалинская область
    Реклама