Янукович ушел, а дело его живет

Петр Скоробогатый
заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»
11 декабря 2017, 00:00

Михаил Саакашвили помогает американскому «обкому» приструнить украинского президента и наладить управляемость украинскими элитами. Порошенко может выбрать войну

ТАСС

Петр Порошенко следует старой доброй традиции всех украинских президентов: выпрашивает деньги, раздает обещания и, прикрываясь популистской риторикой, продолжает грабить страну. Такая «многовекторная» политика стоила его предшественнику Виктору Януковичу должности, едва не стоила жизни, а для Украины обернулась развалом, войной и обнищанием населения. Впрочем, сегодня вместо исторических партнеров России и Евросоюза держателями киевских акций являются американцы, игроки куда более жесткие и хитрые. За выданные кредиты они неизменно требуют крови, сдачи всех национальных интересов и абсолютной покорности. И если сателлит вдруг задумывает собственную игру, на него тут же находится управа и перспективные сменщики из рядов недовольных элит. Сегодня проамериканским тараном выступает преданный грузинский друг американского народа Михаил Саакашвили. Остановить его не удается пока ни пограничникам, ни прокурорским.

К сожалению, между Януковичем и Порошенко есть немалая разница: первый не решился на силовой сценарий разгона Майдана и потерял страну. Второй же пообещал мир ради президентства и утопил Украину в крови. Опасность нынешнего кризисного сценария в том, что Порошенко не остановится перед новой войной на востоке, дабы отсрочить недовольство американского сюзерена.

Dura lex

Для задержания Михаила Саакашвили в центре Киева была подготовлена масштабная боевая операция, но все закончилось очередным грандиозным провалом украинских властей. Как и в случае с попыткой помешать мобильному грузинскому политику пересечь польско-украинскую границу, сотни полицейских не справились с задачей. Сотрудники СБУ вломились в квартиру Саакашвили без ордера и переговоров с адвокатом, грузинский политик залез на крышу, пригрозив ритуальным прыжком, и позвал соратников. Толпа сторонников Саакашвили быстро окружила блюстителей порядка, затем перекрыла движение микроавтобуса с задержанным, начала строить баррикады из подручных средств и выковыривать брусчатку на случай уличного боя. Полиция, напротив, вела себя очень вяло. Винить силовиков не приходится. Четыре года назад чиновники подставили их под удары радикалов, а новые власти объявили преступниками. Повторять прошлых ошибок никто не спешит.

Когда толпа начала разбирать микроавтобус Службы безопасности Украины, Саакашвили отпустили, брызнув ему вслед слезоточивым газом. Восторженная толпа быстро доставила своего кумира в палаточный городок под стенами парламента. Но власти на этом не успокоились и следующим утром, перед рассветом, бросили более боеспособные подразделения силовиков на штурм укреплений оппозиции. Штурмующие были вооружены резиновыми дубинками и газовыми баллончиками, а у оборонявшихся оказались в руках тяжелые двухметровые палки, огнетушители и даже бензопилы. Недолгое сражение обернулось бегством силовиков, пострадали 16 человек, из них лишь двое протестантов.

К задержанию Саакашвили украинские власти подготовились также в медийном и юридическом поле, причем еще хуже, чем в силовом. Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко, не имеющий юридического образования, заявил, что «Михаил Саакашвили связался с членами организованной преступной группировки Януковича, в первую очередь, с Сергеем Курченко (украинский олигарх, живущий в России. — “Эксперт”), и на их деньги инициировал акции протеста». Хотя Саакашвили и является ведущим в мире специалистом по цветным революциям, все-таки трудно поверить, что Виктор Янукович решил обратиться за помощью к человеку, который дважды сыграл не последнюю роль в его отстранении от власти — в 2004 и 2014 годах. Еще труднее представить, что Саакашвили действует по указке Кремля, в чем его также обвиняют. Но других обвинений у украинских властей не нашлось — «евроинтеграторы» не могут публично признать, что поссорились с Западом.

Поводом к размолвке Порошенко с Вашингтоном послужила вечная нечистоплотность украинской элиты: олигархи, свергнувшие Виктора Януковича ради роста собственных доходов, продолжили обогащаться за счет бюджета Украины. Раньше такая практика не вызывала на Западе особых нареканий. На «заработанный» на российском газовом транзите капитал беспроблемно покупались активы в Европе и США. Теперь же новые власти фактически залезают в карман налогоплательщиков тех стран, которые предоставляют финансовую помощь. Еще выше политические издержки: неудачный с точки зрения социально-экономических последствий результат резкого разворота Украины на Запад служит плохим примером для других потенциальных жертв цветных революций.

Не понял намека

Получив власть, Петр Порошенко первое время делал вид, что готов делиться полномочиями и деньгами с соратниками по удавшемуся перевороту. Но президент скорее использовал бывших коллег, чем разделил с ними плоды победы. Например, олигарх Игорь Коломойский, занимавший должность руководителя Днепропетровской области, финансировал добровольческие батальоны, а когда решил компенсировать свои убытки за счет казны, был немедленно уволен и покинул Украину. Арсений Яценюк был смещен с должности премьер-министра и заменен на земляка президента Владимира Гройсмана. Порошенко уверенно взял в руки рычаги власти, а на должности, которые даже формально не подчинялись президенту, назначались верные люди. Первоначально американцы пытались вмешиваться в кадровую политику. Так, еще вице-президент США Джо Байден лично настаивал на увольнении генерального прокурора Украины Виктора Шокина, служившего исключительно бизнес-интересам Петра Порошенко. Вице-президент США грозил даже прекратить финансовую помощь Украине. Порошенко пошел на компромисс: Шокина уволил, но сохранил преданного себе человека Юрия Луценко на посту генпрокурора.

Антироссийская риторика и военный конфликт на Донбассе, по мнению Петра Порошенко, давали ему индульгенцию на все случаи жизни. Речи Порошенко о европейском выборе первые пару лет вызывали восторг у западных партнеров и позволяли закрывать глаза на «мелкие» прегрешения. В итоге Порошенко полностью освоил линию поведения своего предшественника Виктора Януковича, с которым он создавал Партию регионов и у которого работал министром экономики. Незамысловатая стратегия заключалась в том, чтобы всем все обещать, у всех брать деньги и не выполнять данных обещаний. Какое-то время удавалось рассказывать западным партнерам сказки о том, что какие-то законы невозможно провести через парламент. Но когда в решении парламента был лично заинтересован Порошенко, радикальная оппозиция под давлением веских и щедрых аргументов принимала нужное решение, а лидер оппозиционной парламентской партии декларировал очередной крупный выигрыш в лотерею. Порошенко считал себя незаменимым для западных стран — никто лучше него не может бесконечно рассуждать о российской угрозе. Лавирование между центрами силы как внутри США, так и внутри ЕС, давало украинскому президенту возможность отсрочки выполнения своих обещаний. Но любому терпению приходит конец. В результате МВФ и ЕС заморозили финансирование Украины до момента выполнения обещаний, а США снизили объемы предоставляемой помощи.

Видя основную угрозу для своей власти внутри страны и не желая повторять ошибок предшественника, Порошенко «зачистил» внутреннее политическое пространство. Скажем, мэр Львова и лидер движения «Самопомощь» Андрей Садовой по мере роста его популярности на Западной Украине стал восприниматься Петром Порошенко в качестве политического конкурента. В результате Львову, который остался без мусорного полигона из-за пожара, запретили вывозить мусор в другие регионы, надеясь таким образом похоронить рейтинг политика. Результат был достигнут скорее отрицательный, а после прорыва Саакашвили через границу мэр Львова оказал ему всяческую поддержку.

С помощью «неподконтрольных власти радикалов» и налоговых органов президент смог убедить владельцев основных телеканалов не освещать действия своих политических оппонентов. Например, Михаилу Саакашвили заказан путь даже на телеканал Игоря Коломойского.

Будучи твердо уверенным, что западные санкции ему не угрожают, а ситуацию внутри страны он жестко контролирует, Порошенко стал неуправляемым. Несмотря на прямое и публичное указание спецпредставителя Госдепа по Украине Курта Волкера не применять силу к прорвавшемуся на Украину Михаилу Саакашвили, Порошенко счел возможным ослушаться.

НАБУ замедленного действия

США довольно давно принялись выстраивать на Украине параллельную власть. Американские проекты легко узнать по приставке «антикоррупционный». Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) и Антикоррупционный суд, который только требуют создать, — это проекты, опекаемые американцами. Штаты заставили прописать в новом законодательстве страны абсолютную независимость этих структур от исполнительной власти. А потому диалог с антикоррупционными американскими проектами у властей Украины по понятным причинам сразу не задался.

В марте 2017 года НАБУ совершило беспрецедентный шаг — арестовало по обвинению в коррупции главу Государственной фискальной службы Украины Романа Насирова, человека, преданного лично президенту. До назначения на эту должность Насиров трудился депутатом Верховной рады в Блоке Петра Порошенко. Родственники налоговика быстро собрали залог в сто миллионов гривен (четыре миллиона долларов), и Насиров был отпущен под домашний арест, но суд над ним продолжается.

Когда вернувшийся на Украину Саакашвили разбил протестный лагерь под стенами парламента, Порошенко потребовал от силовиков ликвидировать незаконное поселение. Но НАБУ, чтобы несколько охладить пыл министра внутренних дел Украины Арсена Авакова, реанимировало дело «рюкзаков» двухлетней давности и арестовало сына главы МВД. Еще в 2015 году стало известно, что Аваков-младший втридорога продавал подчиненным отца некачественные рюкзаки, пошитые на предприятиях отца. А вырученные деньги проигрывал в подпольных казино, по 100 тысяч долларов за вечер. Арсен Аваков намек НАБУ понял и в тот же день снял оцепление у палаточного лагеря оппозиции.

Дальше — хуже. В ноябре этого года НАБУ провело обыски на заводе «Кузница на Рыбальском», принадлежащем Петру Порошенко, и выяснило, что цены на БТР для украинской армии завышались в три раза. Кроме высокой цены техника, произведенная на президентском заводе, имела еще один существенный недостаток — она была бракованная.

Михаил Саакашвили выступает на Украине проамериканским тараном 44-02.jpg ТАСС
Михаил Саакашвили выступает на Украине проамериканским тараном
ТАСС

Стерпеть таких оскорблений Порошенко не смог и дал команду разобраться с НАБУ. Выполнять президентское решение пришлось СБУ и генпрокуратуре. Силовики организовали забавную акцию: они арестовали агента НАБУ, который провоцировал чиновника на получение взятки. Причем впоследствии стало известно, что эта операция НАБУ готовилась совместно с ФБР США. Но силовиков американское вмешательство только разозлило. Юрий Луценко задался вопросом: «А кто разрешил операцию иностранной спецслужбы на территории Украины?», — давая понять, что агентам ФБР здесь больше не рады. НАБУ Луценко обозвал нелегальной группировкой и посетовал на нарушение закона при наборе агентов, работающих под прикрытием: «Закон требует всех работников набирать на открытом конкурсе», — заявил генпрокурор. А в Раду внесен законопроект, который позволит президенту увольнять главу НАБУ без проведения аудита организации.

Реакция США, МВФ и ЕС последовала незамедлительно. Шестого декабря посол США на Украине Мари Йованович пригласила к себе спикера Верховной рады Андрея Парубия, поддерживающего все инициативы Порошенко, и Арсения Яценюка, заключившего ситуативный союз с Блоком Петра Порошенко в парламенте. Украинские политики были проинформированы, что их мнение относительно закона, направленного против НАБУ, резко изменилось, теперь они его не поддерживают. Советник бывшего вице-президента США Джо Байдена Майкл Карпентер высказался за сокращение американской помощи Украине в случае увольнения главы НАБУ. Действующие чиновники в Вашингтоне более сдержанны в высказываниях, но, очевидно, разделяют эту позицию. ФБР США и вовсе обвинило Юрия Луценко во лжи. «В июне 2016 года ФБР и НАБУ приняли Меморандум о взаимопонимании. Этот меморандум позволяет ФБР предоставлять НАБУ и Специальной антикоррупционной прокуратуре (САП) помощь в сфере расследований, подготовки, развития. ФБР придерживается законов Украины и никогда не работает за пределами, определенными Меморандумом о взаимопонимании. Какие-либо другие заявления о противоположном — ложные», — говорится в официальном заявлении ФБР. Директор-распорядитель международного валютного фонда Кристин Лагард заявила: «Мы глубоко обеспокоены недавними событиями на Украине, которые могут свести на нет прогресс, достигнутый в создании независимых институтов для борьбы с коррупцией на высшем уровне, включая НАБУ и САП». Европейская служба внешних связей (МИД ЕС) осудила действия генпрокуратуры Украины, обвинив ее в попытке помешать НАБУ бороться с коррупцией.

Война в ответ на офшоры

Для давления на Петра Порошенко в западной прессе были инициированы несколько компрометирующих историй. Пятого ноября журналисты Guardian, New York Times и других влиятельных изданий опубликовали отчет о «райских офшорах». В материалах утверждается, что президент Украины Петр Порошенко, который не продал бизнес вопреки собственным предвыборным обещаниям и законодательству, использовал офшоры для ухода от украинских налогов. А 18 ноября люксембургская газета Luxembourg Herald сообщила, что жена президента Марина Порошенко причастна к краже средств, выделяемых США и европейскими государствами в качестве гуманитарной помощи для детей-инвалидов.

Внутренний контур давления был отдан на откуп Михаилу Саакашвили. За последние три месяца с момента вторжения на Украину экс-президенту Грузии удалось добиться многого. В обстановке разочарования, общественной апатии и даже аллергии на «майданы», Саакашвили смог прорвать информационную блокаду и организовать шествие в Киеве с требованием отставки Петра Порошенко. По информации властей, в мероприятии приняли участие 800 человек, а по подсчетам организаторов — около 20 тысяч. Кадры, запечатлевшие это событие, свидетельствуют в пользу математических способностей организаторов. Спустя сутки после шествия и была предпринята попытка ареста Михаила Саакашвили. На этот раз за украино-грузинского политика вступился не его личный друг Курт Волкер, а официальный представитель Госдепа Хизер Науэрт: «Мы призываем власти Украины к деэскалации ситуации. Мы призываем все стороны избегать насилия и следовать верховенству права, международным обязательствам», — заявила она.

В качестве ответа на рост протестных настроений в обществе и на внешнее давление Порошенко выбрал силовой сценарий. Речь идет не только о безуспешных попытках применить силу против Саакашвили и его сторонников. Была предпринята попытка обострить ситуацию на Донбассе: в конце ноября украинские силы попытались занять два села в «серой» зоне разграничения сторон. Возобновление военных действий могло бы если не ликвидировать, то наверняка отсрочить неприятности, ожидающие Петра Порошенко. На следующий день после попытки ареста Саакашвили Порошенко, одетый в камуфляж, выступая перед военнослужащими по случаю Дня вооруженных сил Украины, заявил: «Мы воюем не для того, чтобы враг действовал в тылу».

Кроме того, президент пообещал военным различные льготы и выделение значительных сумм на закупку военной техники, на 34% больше, чем в 2017 году, что прозвучало двусмысленно на фоне разоблачения президентских схем расхищения этих средств. А бывшая пресс-секретарь президента Украины Виктора Ющенко, а ныне первый заместитель председателя парламента Ирина Геращенко попросила прощения у армии за то, что в тылу еще существует уличная оппозиция в «такой трудный для Родины час».

Есть у Порошенко и другой «силовой вариант» помимо активных боевых действий на востоке страны. Он может попытаться натравить военнослужащих против своих политических оппонентов. Однако большинство сотрудников силовых структур недовольны президентом. Те, кто верил в его предвыборные обещания, давно в нем разочаровались, а симпатизировавшие прежней власти тихо ненавидят. Пока что любая попытка власти применить силу лишь подчеркивало полное ее бессилие, а, как известно, такая власть долго просуществовать не может.