Человечный тракторный

Русский бизнес
Москва, 25.12.2017
«Эксперт» №1-2 (1058)
Цель Петербургского тракторного завода — создание общественно полезного продукта и развитие человеческого капитала, как бы пафосно это ни звучало. В таком же ключе нужно перестраивать экономическую политику государства, считают тут: поставить на первый план не абстрактное «развитие экономики», а общество и человека

ТАСС

Когда пять лет назад Сергей Серебряков возглавил Петербургский тракторный завод (сельскохозяйственную «дочку» машиностроительного Кировского завода), у предприятия было огромное количество проблем. На многих участках хромала организация производственных процессов, с конвейера сходило много бракованной продукции. «Не было порядка», — просто говорят начальники участков. Легендарный завод, в 1920-е годы выпустивший первый советский трактор «Фордзон-Путиловец», приносил убытки. За последние три года выручка завода увеличилась в 5,6 раза, и, как сообщает компания, он стал прибыльным. Некоторые цеха работают в три смены, выдавая новенькие тракторы, в которых почти все комплектующие — российские. А в этом году ПТЗ вывел в серийное производство новую собственную разработку — один из самых компактных колесных тракторов средней мощности серии К-424 (неофициально его назвали «Кирюшей»). Этих успехов заводу удалось достигнуть не только за счет девальвации и благодаря программам субсидирования покупки отечественной техники, которые государство начало усиливать в рамках концепции импортозамещения. Были и другие факторы.

В интервью «Эксперту» директор АО «Петербургский тракторный завод» Сергей Серебряков рассказал о том, как менялся завод под его руководством, как получать прибыль, не ставя ее во главу угла на предприятии, и к чему может привести достижение справедливости (как воплощение русской национальной идеи) в рамках одного завода.

 

— Вы пришли на Петербургский тракторный завод в 2013 году, после того как шесть лет отработали на Харьковском тракторном. Ситуация в сельхозмашиностроении в эти годы стала быстро меняться к лучшему в связи с введением санкций и общим курсом на поддержку российского производителя. То есть вам повезло?

— Везение — это, конечно, здорово, но вряд ли оно нам так помогло, судя по тем трудностям, с которыми нам пришлось столкнуться. И такое обобщение не дает всей полноты картины. Каждый завод находится на своем историческом этапе развития. Мы в 2013 году были в очень сложной ситуации: наш продукт не отвечал нужным параметрам как по самой концепции, техническому уровню систем, так и по надежности; он не мог агрегатироваться со всеми современными сельхозорудиями и поэтому применялся в крайне узком диапазоне агротехнологий. У нас были очень изношенные и старые технологии и практически полностью отсутствовала система ремонта, содержания и контроля за станочным парком. Процессы продаж и закупок были непрозрачными, а торговые дома находились в Москве, и руководители продаж и завода, мягко говоря, враждовали и не понимали ни проблем, ни общих задач. Завод работал с убытком. Системы управления предприятием не были ориентированы на решение проблем, не было стратегии развития завода, основанной на метрологически выверенных прогнозах и планах развития каждого направления деятельности. В коллективе царила атмосфера усталости и бесперспективности. Очень важно было изменить все это именно изнутри. Никакие внешние обстоятельства не помогают решать

У партнеров

    «Эксперт»
    №1-2 (1058) 25 декабря 2017
    7 главных явлений 2017 года
    Содержание:
    Фальстарт роста

    2017-й не стал годом интенсивного экономического роста в России. Наши темпы пока вдвое ниже среднемировых. Более того, мы умудрились оказаться на пороге новой рецессии. Перевыполнение плана ЦБ по торможению инфляции в этой ситуации уже не радует

    Реклама