Преодоление

Тема недели
Москва, 25.12.2017
«Эксперт» №1-2 (1058)
Пуск первой очереди завода по сжижению газа в рамках проекта «Ямал СПГ» — это, безусловно, победа «НоваТЭКа», его партнеров, отрасли и всей страны. Но, как и в любой победе, не обошлось без потерь, и теперь главное — минимизировать их влияние на будущее

ТАСС

Первое слово, которое всплывает у меня в голове при упоминании проекта «Ямал-СПГ»: «вопреки».

Старт проекта, наверное, стоит отсчитывать с того момента, когда «НоваТЭК» получил все 100% в компании «Ямал СПГ». Произошло это в сентябре 2011 года. А в октябре в проект вошла французская Total.

За это время произошло много такого, что с легкостью могло бы поставить крест на затее построить крупнейший российский завод по сжижению газа. Да, наверное, не только крупнейший, но и первый. Ведь проект «Сахалин-2», в рамках которого был построен завод СПГ, начинался как полностью иностранный проект с иностранными же владельцами в лице Shell, Mitsui и Mitsubishi. Лишь в середине 2000-х для вхождения «Газпрома» в этот проект была проведена природоохранная спецоперация: российские власти аннулировали ранее выданную положительную экологическую экспертизу проекта. Так что спустя некоторое время «Газпром» стал владельцем контрольного пакета компании — оператора проекта, что, впрочем, не сделало его ведущим партнером в части строительства завода СПГ на Сахалине.

Возвращаясь на Ямал, начнем с того, что этот полуостров не лучшее место для жизни и активной деятельности человека: тут ветер, мороз и полярная ночь. Северное сияние — это, конечно, красиво, но главное слово тут все-таки «северное». Так что — ледяная пустыня, вечная мерзлота. Тундра, по которой бегают дикие песцы. О недопустимости контакта с ними из-за опасности заразиться бешенством предупреждают всех прибывающих в поселок Сабетта.

Сабетта — главный населенный пункт в этой местности, давший свое название порту и аэропорту. Сегодня в нем проживают около тридцати тысяч человек. В основном, конечно, вахтовики. Жизнь у них не сахар: тяжелая работа в тяжелых условиях, женщин в поселке почти нет, алкоголь под строжайшим запретом. В общем, природа — против. Это данность, которую не изменить, к ней можно только приспособиться. Приспособились.

Не секрет, что против этого проекта выступал «Газпром»: кто же захочет укрепления конкурента? А лоббистские возможности газового монополиста большинство из нас даже слабо себе представляет. Тем не менее это сопротивление было преодолено.

Санкции. На поставки оборудования для завода они не повлияли, а вот на финансирование — очень даже. А нет денег — нет оборудования. На проблему санкций наложилось и падение цен на нефть, начавшееся в середине 2014 года и поставившее под угрозу будущую окупаемость проекта: цена СПГ снизилась вслед за ценой нефти.

Пришлось и здесь совершить разворот на Восток: деньги были получены от китайских банков и от вошедшего в капитал проекта китайского же государственного Фонда Шелкового пути — примерно 14 млрд долларов. Удалось договориться о помощи и по линии российского Фонда национального благосостояния — 150 млрд рублей.

Изначально значительную часть финансирования инфраструктурных объектов проекта «Ямал СПГ» взяло на себя государство. Однако, как это часто бывает, в процессе стройки их стоимость выросла. Так, инвестиции в порт Сабетта, без которого

У партнеров

    «Эксперт»
    №1-2 (1058) 25 декабря 2017
    7 главных явлений 2017 года
    Содержание:
    Фальстарт роста

    2017-й не стал годом интенсивного экономического роста в России. Наши темпы пока вдвое ниже среднемировых. Более того, мы умудрились оказаться на пороге новой рецессии. Перевыполнение плана ЦБ по торможению инфляции в этой ситуации уже не радует

    Реклама