Преодоление

Николай Ульянов
заместитель главного редактора, редактор отдела промышленности журнала «Эксперт»
25 декабря 2017, 00:00

Пуск первой очереди завода по сжижению газа в рамках проекта «Ямал СПГ» — это, безусловно, победа «НоваТЭКа», его партнеров, отрасли и всей страны. Но, как и в любой победе, не обошлось без потерь, и теперь главное — минимизировать их влияние на будущее

ТАСС
Температура воздуха на Ямале запросто может опуститься до минус 50 градусов

Первое слово, которое всплывает у меня в голове при упоминании проекта «Ямал-СПГ»: «вопреки».

Старт проекта, наверное, стоит отсчитывать с того момента, когда «НоваТЭК» получил все 100% в компании «Ямал СПГ». Произошло это в сентябре 2011 года. А в октябре в проект вошла французская Total.

За это время произошло много такого, что с легкостью могло бы поставить крест на затее построить крупнейший российский завод по сжижению газа. Да, наверное, не только крупнейший, но и первый. Ведь проект «Сахалин-2», в рамках которого был построен завод СПГ, начинался как полностью иностранный проект с иностранными же владельцами в лице Shell, Mitsui и Mitsubishi. Лишь в середине 2000-х для вхождения «Газпрома» в этот проект была проведена природоохранная спецоперация: российские власти аннулировали ранее выданную положительную экологическую экспертизу проекта. Так что спустя некоторое время «Газпром» стал владельцем контрольного пакета компании — оператора проекта, что, впрочем, не сделало его ведущим партнером в части строительства завода СПГ на Сахалине.

Возвращаясь на Ямал, начнем с того, что этот полуостров не лучшее место для жизни и активной деятельности человека: тут ветер, мороз и полярная ночь. Северное сияние — это, конечно, красиво, но главное слово тут все-таки «северное». Так что — ледяная пустыня, вечная мерзлота. Тундра, по которой бегают дикие песцы. О недопустимости контакта с ними из-за опасности заразиться бешенством предупреждают всех прибывающих в поселок Сабетта.

Сабетта — главный населенный пункт в этой местности, давший свое название порту и аэропорту. Сегодня в нем проживают около тридцати тысяч человек. В основном, конечно, вахтовики. Жизнь у них не сахар: тяжелая работа в тяжелых условиях, женщин в поселке почти нет, алкоголь под строжайшим запретом. В общем, природа — против. Это данность, которую не изменить, к ней можно только приспособиться. Приспособились.

Не секрет, что против этого проекта выступал «Газпром»: кто же захочет укрепления конкурента? А лоббистские возможности газового монополиста большинство из нас даже слабо себе представляет. Тем не менее это сопротивление было преодолено.

Санкции. На поставки оборудования для завода они не повлияли, а вот на финансирование — очень даже. А нет денег — нет оборудования. На проблему санкций наложилось и падение цен на нефть, начавшееся в середине 2014 года и поставившее под угрозу будущую окупаемость проекта: цена СПГ снизилась вслед за ценой нефти.

Пришлось и здесь совершить разворот на Восток: деньги были получены от китайских банков и от вошедшего в капитал проекта китайского же государственного Фонда Шелкового пути — примерно 14 млрд долларов. Удалось договориться о помощи и по линии российского Фонда национального благосостояния — 150 млрд рублей.

Изначально значительную часть финансирования инфраструктурных объектов проекта «Ямал СПГ» взяло на себя государство. Однако, как это часто бывает, в процессе стройки их стоимость выросла. Так, инвестиции в порт Сабетта, без которого реализация проекта в принципе невозможна, со стороны бюджета увеличились в полтора раза.

Акционеры "Ямал СПГ" 20-02.jpg
Акционеры "Ямал СПГ"
 20-03.jpg

В голой тундре, на месте старой вертолетной площадки в короткие сроки был построен самый северный в России аэропорт, который может принимать не только привычные пассажирские самолеты вроде «боингов», «эйрбасов» и прочих суперджетов, но и грузовые Ил-76, и даже самый большой в мире грузовой серийный самолет Ан-124 «Руслан».

Да что санкции — в октябре 2014-го в нелепой авиакатастрофе во Внуково погиб главный исполнительный директор французской Total. Компания Total в 2011 году первой из иностранных партнеров вошла в этот проект с долей 20%. А Кристоф де Маржери был сторонником России, выступал против санкций в отношении нашей страны и лоббировал ее интересы на Западе. Для проекта «Ямал СПГ» его участие стало важнейшей составляющей успеха.

Безусловно, были и другие события, которые повлияли на реализацию проекта. Например, либерализация рынка экспорта СПГ: проект «НоваТЭКа» попал под критерии, обозначенные в соответствующем законе, а какие-то проекты — нет.

Тем не менее первая очередь завода была запущена в начале декабря. И первый танкер «Кристоф де Маржери» ушел по маршруту. Да, конечно, этот проект вряд ли состоялся бы без финансовой помощи государства, как прямой, так и в виде представленных компании «Ямал СПГ» льгот, механизм выдачи которых, кстати говоря, закрыт для публики. Да, из почти 27 млрд долларов затрат на проект львиная доля пришлась на иностранных поставщиков оборудования, поскольку собственного производства систем для сжижения газа в России нет. И турбины для местной электростанции были от Siemens. Впрочем, руководство «Ямал СПГ» всегда подчеркивало, что в качестве поставщиков было привлечено более 600 российских компаний. Но, как уже было сказано, в деньгах на них пришлась хорошо если пятая часть всех затрат.

Конечно, мы потеряли из-за того, что вовремя не занялись производством собственного оборудования для сжижения газа. Но и выводы сделаны — к своему следующему проекту, «Арктик СПГ — 2», «НоваТЭК» активно готовится и локализует в России производство линий для крупнотоннажного сжижения газа.

Проблема только в одном — чтобы к моменту пуска этого завода в 2022 году на рынке еще оставалось место для сбыта его продукции: конкуренция растет, заводов строится много. По оценке Международного энергетического агентства, к этому времени мировое производство СПГ увеличится до 650 млрд кубометров в год (после регазификации) при прогнозируемом спросе 452 млрд кубометров.

Контракты на поставку газа, заключенные «Ямал СПГ» 20-05.jpg
Контракты на поставку газа, заключенные «Ямал СПГ»

Проект «Ямал СПГ» предусматривает строительство завода по производству сжиженного природного газа мощностью 16,5 млн тонн в год. Ресурсная база — Южно-Тамбейское месторождение; его доказанные запасы газа составляют 927 млрд кубометров по классификации PRMS. Завод строится в три очереди по 5,5 млн тонн каждая, общая мощность — 16,5 млн тонн СПГ и 1,2 млн тонн газового конденсата. Запуск второй и третьей линий намечен на 2018 и 2019 годы.

Анонсирован также ввод в эксплуатацию четвертой линии завода за рамками существующего проекта мощностью один миллион тонн. Заявлено, что она будет построена с использованием российских разработок.

Транспортировка СПГ будет осуществляться по Северному морскому пути 15 танкерами, заказанными на корейской верфи Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering. В западном направлении поставки будут происходить круглый год, в восточном — с июля по декабрь.