О предзакатных партсъездах

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
22 января 2018, 00:00

О IX Гайдаровском форуме писали и говорили меньше, чем год назад писали и говорили о VIII (как и о VIII писали и говорили меньше, чем о VII, — и так далее), но писали в основном то же самое. Нет, особые-то приметы у каждого форума свои. В прошлом году, например, многие отметили призыв экс-министра Кудрина сдвинуть «таргет» инфляции с четырёх процентов на два; в этом же году комментируют призыв главы Счётной палаты Голиковой слить воедино внебюджетные социальные фонды. Но это родинки разные, а лицо одно: ежегодно повторяемая присяга единственно верному учению. Учение давно задолблено наизусть: в экономике правительство должно делать руками только две вещи — зажимать деньги и совершенствовать институты. В нынешнем году, правда, добавили: и заботиться о прочих внеэкономических вещах (технологии, этика, культура). Больше ничего руками делать не нужно: придёт время — всё само собой сделается. Слишком уж пенять на тоску и монотонность таких ежегодных камланий странно: точно так же безынтересно для публики и на сторонний взгляд неразличимо проходили и последние съезды КПСС. Укажем на некоторые сходства — и несходства двух этих сериалов.

Сходства бросаются в глаза сильнее, их просто не всегда отмечают. Вот в нынешнем году многим показалось весьма странным, что не бунтовщику какому-то, а подчёркнуто системному человеку, бизнес-омбудсмену Титову, на форуме не дали выступить. Как же так? Ведь сам начальник форума, ректор Мау говорил накануне: «Гайдаровский форум — это место, на котором можно обсудить любую проблему… Здесь происходит обсуждение развилок для выработки рекомендаций». Между тем ничего тут странного нет. Системности для получения слова мало. На съезде КПСС далеко не каждый министр или, там, глава обкома получал право выступить, хотя хотел каждый — и никто этому не удивлялся. Ясно же: кто-то по своему аппаратному и прочему весу на текущий момент вышел рылом, а кто-то не вышел; ничего, пусть ещё постарается. Конкретной же причины щекотливого события (наличия у Титова некой собственной программы действий в экономике) в случае КПСС быть просто не могло. Но главное различие между членами нашего сравнения шире этой мелкой детали. Партийные съезды нимало не скрывали, что они съезды правящей партии, — в частности потому, что не сомневались в устойчивости своей власти; гайдаровские же форумы суть хеппенинги неформальной партии, бессменно властвующей в экономике, но вслух об этом отнюдь не говорящей — отчасти, видимо, из осторожности.

Из этого главного различия вытекают и многие другие. Да, ширнармассам на съезды тоже было наплевать; хотя радио и телевизор бубнили не переставая, какую на очередном съезде провозгласили пятилетку, «эффективности и качества» или, наоборот, «научно-технического прогресса», это решительно никого не трогало — совсем как речи на нынешнем форуме про «цифровизацию». Но если у кого хватало терпения и умения читать и правильно понимать «материалы съезда», он получал неплохое представление и о положении дел в экономике страны, и о системе приоритетов, сложившейся у власти на данный момент. Плановые ориентиры были, конечно, туфтой — чем дальше, тем больше (с XXVI съезда начиная, туфтой уже беспримесной), но хотя бы намерения власти можно было узнать. Материалы же гайдаровских форумов, кажется, не издаются, но и издавайся они, едва ли их изучение было бы столь же информативно. На нынешнем, например, форуме высокочиновные люди говорили и о бюджетном манёвре, и об изменении «структуры налоговой системы», но хоть выучи всю стенограмму наизусть, ничего конкретного по этим важнейшим вопросам не найти. Цифр нет, а если есть, то примерные; про какую подробность не спросишь, услышишь либо «это ещё обсуждается», либо «это пока не обсуждается». И добро бы такова была позиция форумчан только по отношению к нам, профанам; но, похоже, и сами участники действа знают немногим больше нас.

И уж совсем чудо чудное. Наряду с неформальной партией, распоряжающейся экономической политикой, имеется же у нас и совершенно официальная правящая партия, обладающая могучим большинством в Думе, — «Единая Россия». Рабочие группы Высшего совета ЕР ещё в конце декабря представили доклад, определяющий взгляды партии на все сферы государственно-политического строительства; в частности, и её взгляды на экономическую политику. В этих взглядах есть с чем соглашаться и есть с чем спорить (см. «Страна для всех», «Эксперт» № 43 за 2017 год), но они уж точно и шире, и конкретнее мантр о совершенствовании институтов и разговоров о манёвре в пользу социальной сферы, составивших повестку нынешнего форума. И вот на форум приезжает председатель партии ЕР премьер-министр Медведев. Выступает. Говорит, что надо разделять модные хайтек-достижения и технологии, на которых они основаны; что «через несколько лет могут исчезнуть криптовалюты, а технология блокчейн, на базе которой они развиваются, станет частью повседневной реальности»; что в ходе цифровизации экономики «будут трансформироваться представления об интеллектуальной собственности». Но о том, что у его партии выработан пакет предложений, в существенной своей части идущий вразрез с тем, что принято говорить на ГФ, председатель партии и глава правительства даже не упоминает. Перевести эту ситуацию на язык поздних съездов КПСС хотя бы самым отдалённым образом не представляется возможным.

Не в том беда, что Гайдаровский форум чем-то нехорош. Организаторам и участникам нравится именно такой, толкущий год за годом одну и ту же воду в одной и той же ступе, — их право. Беда, что нет альтернативных форумов — с другими системами взглядов, но сравнимым политическим весом. Набравший уже неплохую инерцию Московский экономический форум и готов бы стать альтернативой ГФ в выработке стратегии развития страны, но пока ему это явно не удаётся: ни министры, ни другие статусные персоны на нём не появляются и в дискуссии не вступают. Если и нынешней весной вип-персоны не осчастливят МЭФ своим присутствием, то легко будет догадаться: варианты экономического блока будущего правительства гораздо менее разнообразны, чем намекают знатоки кремлёвского инсайда.