Программная переориентация

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
12 марта 2018, 00:00

Несмотря на санкции и рост недоверия за границей к российским программистам, экспорт отечественного программного обеспечения продолжает расти. Правда, нашим компаниям пока не очень удается создавать и продвигать за рубежом конечные продукты под своими брендами

ТАСС

По данным исследования некоммерческого партнерства «Руссофт», объем продаж российскими компаниями на иностранных рынках программного обеспечения (ПО) и услуг по разработке софта увеличился в 2017 году на 10–12%, до 8,5 млрд долларов. А в текущем году рост может дойти до 14%, приблизившись к отметке в 9,7 млрд долларов (см. график).

Экспорт увеличивается, несмотря на сложные условия, связанные в первую очередь с санкциями и неблагоприятной геополитической обстановкой.

До недавнего времени основная доля продаж российского софта за рубеж приходилась на США и Евросоюз. «Первоначально наша компания выполняла проекты по разработке программ для клиентов из сферы телекоммуникаций, медицины, производителей аппаратного обеспечения. Но сейчас мы уже разрабатываем более сложные решения, например в сфере распределенных автоматизированных информационных систем, мобильных приложений, веб-сервисов, решений для облачного хранения, — рассказывает Вячеслав Ванюлин, генеральный менеджер компании-экспортера софта Auriga. — Около 60 процентов клиентов в нашем портфеле составляют компании из США — преимущественно высокотехнологические: производители медицинского оборудования, автопроизводители, представители энергетического сектора, телекоммуникаций и другие; 35 процентов — клиенты из Западной Европы, и только пять процентов приходится на российский рынок».

Однако в последнее время российским ИТ-разработчикам в развитых странах работать все труднее. Особенно страдают продажи в США: с одной стороны, потребители здесь опасаются, что могут быть введены санкции и ограничения на внедрение софта из России. С другой — в общественном сознании раздувается образ коварных «русских хакеров», что подрывает доверие к программным продуктам из России. Все это приводит к тому, что продажи российского ПО в США или стагнируют, или падают. Например, один из крупнейших российских экспортеров ПО компания «Лаборатория Касперского» официально подтверждает, что в ушедшем году их продажи в Соединенных Штатах сократились на 8%.

В Европе санкции тоже оказывают давление на продажи российского ПО, но не столь сильное. Экспортеры говорят о том, что в странах ЕС их продажи остались примерно на уровне предыдущего года. Во многих европейских странах, например в Германии, у бизнеса накопилось раздражение по поводу антироссийской истерии. При этом в некоторых случаях громкие публикации об очередных взломах «русскими хакерами» даже делают программистам из России дополнительную рекламу. «Антироссийские санкции и пропаганда “русских хакеров” в США и ЕС разделили местное общество и вызвали появление “сочувствующих” российским разработчикам, которые готовы приобретать российские программные продукты и услуги по разработке ПО отчасти ради восстановления справедливости. Они называют это “только бизнес, никакой политики”», — комментирует ситуацию для «Эксперта» Валентин Макаров, президент «Руссофта».

По его словам, пытаясь компенсировать стагнацию и падение в продажах в развитых странах, российские экспортеры ПО в последнее время особенно активно атакуют рынки третьего мира. Правда, они и раньше развивали свое присутствие в Китае, странах Юго-Восточной Азии, Южной Америки, Австралии, Ближнего Востока. Например, та же компания «Лаборатория Касперского» только за последний год увеличила продажи: на Ближнем Востоке, в Турции и Африке — на 31%, в Латинской Америке — на 18%, в Азиатско-Тихоокеанском регионе — на 11%. «Рост российского экспорта обусловлен освоением новых рынков, лояльных к российскому ПО в рамках текущей геополитической ситуации. Отечественные компании открывают для себя новые перспективные рынки, например Азию, Ближний Восток, Африку, Латинскую Америку и Турцию», — констатирует Дмитрий Одинцов, директор по развитию российской компании TrueConf.

Проблема конечного продукта

Крупных российских экспортеров софта насчитывается несколько сотен. Самые значительные из них имеют годовые обороты в сотни миллионов долларов. В первую очередь это российские ИТ-гиганты: «Лаборатория Касперского», «1С», Luxoft, а также ABBYY, Acronis, CBOSS, Cognitive Technoligies, SKB Kontur, Veeam и другие. Можно назвать, кроме того, компании с оборотом чуть поменьше (до 100 млн долларов): DataArt, Diasoft, Dr. Web, EPAM Systems, «Прогноз», Positive Technologies, RTSoft, Spirit, Arcadia, Ascon, Auriga, Galactica, Info Watch, Naumen, Paragon. По словам представителей «Руссофта», в последнее время все активнее пробиваются на зарубежные рынки небольшие отечественные компании из регионов; объемы их продаж за рубеж пока не превышает 1 млн долларов.

Поставки софта из России растут 24-02.jpg
Поставки софта из России растут

Что касается типа поставляемого за рубеж программного обеспечения, то его экспорт растет в самых разных направлениях. Это, например, сфера информационной безопасности, мобильных приложений, навигационных систем, решений для документооборота; а также заказная разработка под нужды конкретных компаний. Позитивный тренд связан с тем, что российские разработчики сейчас сильны в самых новых и перспективных ИТ-направлениях. «Наибольшие объемы продаж услуг по разработке ПО за рубежом сегодня приходятся на сегменты финансовых технологий, телекоммуникаций, проведения научно-исследовательских работ, — говорит Валентин Макаров из “Руссофта”. — Важно, что особенно сильны российские программисты на мировом рынке в самых конкурентных и востребованных сегментах рынка — таких, как искусственный интеллект, виртуальная реальность, блокчейн. И высокий уровень российских программистов сейчас общепризнан: по рейтингу уровня работы программистов, например работающих в компаниях Силиконовой долины в США, Россия сейчас делит первое-второе места с Китаем».

«Популярностью за рубежом пользуются научные отечественные разработки в сфере искусственного интеллекта и распознавания речи, — соглашается с такой оценкой Дмитрий Одинцов из TrueConf. — Например, к числу наших последних удачных внедрений за рубежом относятся “умные” банкоматы, которые более удобны для пользователя. Такие решения мы недавно внедрили в Иране и ОАЭ».

Однако, к сожалению, при всем своем высоком технологическом уровне российский софт пока лишь в незначительной степени превращается за границей в конечные, узнаваемые потребителями продукты. В большинстве случаев российское программное обеспечение является частью услуг или продуктов крупных зарубежных компаний и западных ИТ-гигантов. Например, как рассказали «Эксперту» представители российской компании Spirit (согласно последним данным, третьей в мире по разработке систем видео-конференц-связи), сегодня она успешно продает свои системы на рынке многих стран. Однако, они, как правило, интегрированы в системы мировых лидеров: Apple, HP, HTC, Huawei, Microsoft, Samsung, Skype, Viber и многих других. Хотя компания в последнее время пытается активно развивать продукты под своим брендом — например, корпоративное решение для видео-конференц-связи VideoMost Server, продажи которого динамично растут, особенно в странах Латинской Америки и Юго-Восточной Азии.

Увы, для продвижения своих готовых продуктов под собственным брендом на мировых рынках у российских компаний часто не хватает инвестиций, компетенций и прочих ресурсов. «По нашим наблюдениям, российские компании, не успевшие зарекомендовать себя на Западе, имеют сложности с выходом на зарубежные рынки из-за недоверия к российской продукции, недостатка внедрений в данных странах, а также слабой компетенции для продвижения своих решений за рубежом, — считает Дмитрий Одинцов из TrueConf. — Тем не менее существует ряд компаний, которые преуспели в экспорте отечественного ПО, в том числе под своими брендами, включая такие, как “Лаборатория Касперского”, ABBYY и другие».

 

 24-03.jpg

Поддержать экспортеров

Что могло бы стимулировать развитие экспорта ПО? Участники рынка традиционно говорят о необходимости государственной поддержки. Некоторые меры уже приняты: введено льготное налогообложение для представителей ИТ-отрасли, создан Российский экспортный центр (РЭЦ) и другие структуры, призванные поддерживать зарубежную деятельность отечественных компаний, однако все эти механизмы пока не заработали нужным образом. «Российские экспортерам жизненно необходим доступ к источникам финансирования работ по локализации продуктов к новым рынкам, — сетует Валентин Макаров из “Руссофта”. — Кроме того, РЭЦ, например, не может оперативно принимать решения о финансовой поддержке бизнес-идей, коллективных стендов, одиночного участия компаний в выставках. Хорошо бы к существующим формам маркетинговой поддержки со стороны РЭЦ добавить опыт Индии и Китая, где компании могут сами выбирать, в каких выставках и бизнес-миссиях участвовать, а затем предъявляют отчетные документы государственным центрам поддержки экспорта для компенсации расходов».

Интересно, что экспорт софта мог бы поддержать внутренний спрос на передовые инновации. «Для развития экспорта небольшим софтверным компаниям нужна помощь, — говорит Андрей Свириденко, председатель совета директоров компании Spirit. — Для разработки инноваций и превращения их в конечные продукты необходимы инвестиции. Это все дорого, не быстро и непросто. Пока же наши крупные компании, включая технологические, не покупают отечественные инновации, это толкает российские инновационные стартапы в лапы к американцам, китайцам и другим зарубежным инвесторам и компаниям».