С новым сроком!

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
26 марта 2018, 00:00

Запад поскрипел зубами, но все-таки признал победу Путина на президентских выборах. А значит, шанс на дипломатическое решение российско-европейского конфликта сохраняется — если, конечно, западные партнеры не вытащат крымского джокера

ТАСС
В Лондоне, который считается оплотом российской оппозиции, за Владимира Путина проголосовало более 51% наших соотечественников. А явка на избирательных участках побила все мыслимые рекорды

Прошедшие в России президентские выборы стали общенациональным плебисцитом, индикатором доверия нынешнему президенту. И этот плебисцит прошел на ура — с почти 70-процентной явкой и более чем 70-процентным голосованием за Владимира Путина. И победа была не только в том, что более 50% всех зарегистрированных в России избирателей на участках поддержали кандидатуру Путина, но и в том, что в той же Москве (цитадели российского псевдолиберализма) он получил те же самые 70% голосов.

Однако для российского государства, для его интересов имеет значение не только мнение российского электората, но и позиция международного сообщества. В том числе стран Запада. После выборов российские СМИ с явным интересом следили за тем, какие лидеры отправят Владимиру Владимировичу поздравления с более чем убедительной победой. И этот интерес нельзя считать нездоровым — он объясняется отнюдь не каким-то комплексом неполноценности россиян, которым нужен «одобрямс» Запада. Такой период был, но он давно прошел. Просто с этими лидерами Владимиру Путину в ходе его последнего срока придется решать гроздь серьезных проблем, начиная с Сирии и заканчивая Украиной. Поздравление его с победой может демонстрировать готовность наконец-то серьезно обсуждать эти проблемы. А также признание того, что их планы в ходе выборов не сработали.

Что скажете?

Целью антироссийских сил на Западе было не предотвратить избрание Путина, не добиться перевеса в пользу прозападного кандидата. Это было объективно невозможно. Абсолютное большинство населения России не готово было голосовать за прозападные креатуры по причине их ущербности и радикализма. Целью противников России было дискредитировать выборы, отобразить их как нечестное и несправедливое голосование. А значит, нашего президента в любой удобный момент на протяжении последующих шести лет можно было бы назвать нелегитимным главой государства, с которым национальным лидерам нельзя вести переговоры. По крайней мере, в качестве полноправного партнера.

Удался ли этот план? На первый взгляд нет.

Отчасти (или даже во многом) это заслуга российских спецслужб. Эксперты ожидали от западных коллег полномасштабных провокаций, например кибератак против серверов ЦИК (дабы потом заявить, что это было эфэсбэшное прикрытие для фальсификации) или физических ликвидаций отдельных представителей российской оппозиции. К счастью, этого не произошло — возможностей «западных партнеров» хватило лишь на второсортную ликвидацию третьесортного предателя на территории Соединенного Королевства. Вонь, поднятая по этому поводу в Лондоне, была по существу отвергнута даже европейскими партнерами Великобритании. Массовых нарушений международные СМИ тоже не заметили. Поэтому западные СМИ отписались о выборах без огонька, в равнодушно-негативных тонах, признав де-факто выбор российского народа. А страдающие русофобией политики так же тускло рассказали о «сохранении диктатуры Путина» и о «невозможности реальной оппозиции принять в этих выборах участие».

Конечно, Москве было интересно мнение не этих петрушек, а официальных глав государств. Наибольшую важность представляла позиция «большой четверки» — Франции, Германии, США и Великобритании.

С Лондоном было все ясно: после истерики Терезы Мэй и Бориса Джонсона дожидаться от них поздравлений было глупо. Москва даже в какой-то степени благодарна госпоже Мэй за ее решение прекратить все переговоры с Россией на высшем уровне, ведь в ином случае Кремль вынужден был бы сделать это сам (говорить с Джонсоном после его заявления о причастности Путина к теракту в Солсбери было неприемлемо). Париж и Берлин, в свою очередь, не разочаровали, и отправили Путину поздравления, причем без подколок и подковырок.

В этой ситуации все надежды русофобов зиждились на Дональде Трампе. Эксперты считали, что президент США промолчит, не желая подпадать под каток прессы в связи с «делом Скрипалей» и продолжающемся расследовании о причастности Москвы к кибератакам против Соединенных Штатов. На случай, если Дональд Трамп не понял всех этих сложных объяснений, ему на бумажке большими буквами написали «не поздравлять» и положили бумажку в папку документов, поданных на рассмотрение. Однако Трамп, как обычно, поступил по-своему — позвонил Путину и не только поздравил его с победой, не только проигнорировал тему Скрипаля в разговоре, но даже выразил надежду, что в ближайшее время оба президента встретятся и обсудят важные вопросы двусторонней повестки, прежде всего контроль за вооружениями.

Этот звонок вызвал возмущение прессы (причем куда более явное, чем сама победа Путина) и критику со стороны американской шизы. «Американский президент не может вести за собой свободный мир и одновременно поздравлять диктатора с победой на фиктивных выборах», — заявил сенатор Джон Маккейн. Однако тефлоновый Трамп эти обвинения проигнорировал и даже сменил своего советника по нацбезопасности (который просил его Путину не звонить).

 20-02.jpg ТАСС
ТАСС

Крымский джокер

Впрочем, неготовность Запада признать выборы нелегитимными сейчас не означает, что они не могут сделать этого потом. Им всего-то и нужно воспользоваться проведением выборов президента России на территории Крыма.

В результатах волеизъявления никто, конечно же, не сомневается, что более 90% проголосовавших поставили галочку напротив имени Владимира Путина. Однако Запад сомневается в их легитимности, ведь абсолютное большинство стран мира до сих пор рассматривает Крым как территорию Украины. И пресс-секретари глав и правительств напомнили об этом. Кто-то мимоходом, а кто-то (например, большие поклонники России из Восточной и Северной Европы) приняли специальное коллективное заявление вместе с Украиной.

Безусловно, само по себе это непризнание значения не имеет — в России уже давно смирились с тем, что Запад Крым в обозримой перспективе не признает и санкции с полуострова не снимет. Переживем. Значение же имеет то, что этот информационный повод произошел на фоне крайне важных внешних событий — раскручиваемого Великобританией «дела Скрипалей» и обострения внутриполитической ситуации на Украине. И если с подачи Украины, давно пытающейся вернуть крымский вопрос в международную повестку, Великобритания (у которой не хватает аргументов для принуждения европейских партнеров к санкциям против России) поднимет его на щит, то у противников России открывается ряд возможностей.

Например, они могут попытаться на основании якобы «нелегитимных» выборов в Крыму оспорить законность выборов по всей Российской Федерации. А значит, оспорить президентство Путина. Да, из уст украинских чиновников такая мысль будет звучать очень глупо (тем более что Порошенко сам нелегитимен, поскольку избирался не на всей территории Украины), однако если ее продекларируют на Даунинг-стрит или в Уайтхолле, то и на Западе в целом это услышат. И как минимум это чревато для России серьезным скандалом, а как максимум — сворачиванием переговорного процесса со странами Западной Европы.

Кроме того, истерику вокруг крымских выборов можно использовать для ликвидации сложившегося между Россией и вменяемой частью западного сообщества консенсуса по Крыму. Консенсуса, который очень опасен для Киева и русофобской части западных элит.

Формула договоренности проста: Запад не признает Крым российским, сохраняет крымский пакет санкций, однако убирает этот вопрос из повестки любых более или менее серьезных переговоров с Москвой. И такая формула, скорее, играла в пользу Москвы, ведь она приближала легитимацию Крыма на Западе. Такова уж человеческая психология — западное общество попросту привыкало к тому, что Крым перешел под российскую юрисдикцию. Особенно на фоне того, что: а) все признавали невозможность его возвращения на Украину и б) население полуострова тоже не рвалось под суверенитет Киева. Последние опросы в Германии говорят, что 39% населения этой страны считают полуостров частью России и народ Крыма принял историческое решение о воссоединении. Особенно интересны результаты опросов в Восточной Германии, там уже более 50% населения говорит: Крым — часть РФ, и мы должны это признать, рассказывает один из немецких наблюдателей на выборах, член партии «Левые» Андрес Маурер. Более того, в Европе постепенно приходят к власти новые элиты — правые националисты, которые вообще готовы отодвинуть вопрос Крыма в сторону или даже признать его. «Экономические санкции против России — безумие, направленное в отношении дружеского и соседнего рынка. Я хочу работать на благо мира, а не на войну», — заявил один из основных кандидатов на пост премьер-министра Италии Маттео Сальвини, открыто выступающий за признание Крыма российским.

Наконец, крымский вопрос может быть использован для нового пакета санкций против ЕС, коль британская истерика не стала для него основанием. В любом случае международный статус Крыма еще долго будет ахиллесовой пятой в наших отношениях с Западом. И к этому нужно просто привыкнуть.