Группа «Сумма» вгоняла зависимые предприятия в долги, вешая на них кредиты, взятые для их же покупки, не выполняла взятых на себя обязательств и, как утверждают правоохранители, похищала бюджетные средства. Судя по всему, власть больше не намерена терпеть столь хищническое поведение отечественного бизнеса

ТАСС

Вечером 31 марта Тверской суд города Москвы арестовал на два месяца председателя совета директоров группы «Сумма» Зиявудина Магомедова и его старшего брата Магомеда Магомедова.

Между тем несколькими часами ранее, в середине этого же дня, Зиявудин и Магомед должны были вылететь в США на частном самолете. Не успели: накануне вечером они оба были задержаны и допрошены, а уже на следующую ночь перемещены в СИЗО «Лефортово».

Братьям инкриминируется мошенничество, хищения в особо крупном размере и организация преступного сообщества. Последнее обвинение — статья 210 часть 1 УК РФ, наиболее «тяжелая», предусматривающая от 12 до 20 лет лишения свободы. А если будет доказано, что обвиняемые не только создали преступное сообщество, но и занимали высшее положение в преступной иерархии, то не исключено и пожизненное лишение свободы.

Первый пошел!

Как было заявлено в ходе судебного заседания, всего расследуется семь преступных эпизодов, связанных с хищением средств региональных и федерального бюджетов, которые были совершены компаниями, входящими в группу «Сумма». На суде следствие предварительно оценило ущерб в 2,5 млрд рублей. Зиявудин Магомедов, кстати говоря, был готов представить всю эту сумму суду в качестве залога.

Он также заявил, что его брат не имеет никакого отношения к группе «Сумма», а является партнером в других бизнесах. Магомед Магомедов подтвердил эти слова, добавив, что получает дивиденды только от Новороссийского морского порта. Впрочем, участники рынка уверены, что бизнес у братьев все-таки общий, просто Магомед не участвует в нем официально.

Вместе с Магомедовыми в тот же день был арестован Артур Максидов, глава компании «Интэкс», входящей в группу «Сумма». Кроме того, как было заявлено в ходе судебного заседания, в деле есть и другие обвиняемые, некоторые из них были арестованы ранее, а еще двое — два бывших гендиректора компании «Глобалэлектросервис» (аффилирована с группой «Сумма»), Эльдар Нагаплов и Вячеслав Кочетов — объявлены в розыск. По данным следствия, оба находятся в ОАЭ, куда уже отправлен запрос на их экстрадицию.

Само дело было возбуждено еще в декабре 2014 года и расследуется следственным департаментом МВД. Сначала в его воронку затягивало топ-менеджеров различных компаний, входящих в группу «Сумма», но по мере роста центростремительных сил, чему способствовали показания допрошенных фигурантов, в ней оказались и главные бенефициары. Впрочем, думается, что они не последние, кто может быть привлечен к ответственности, — сотрудники следственного департамента, Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД и ФСБ при силовой поддержке Росгвардии провели массовые обыски в самой группе «Сумма» и более чем в сотне компаний, с ней связанных, в 25 российских регионах.

Как сообщают наши источники, и мы не можем проверить эту информацию, все это, включая арест бенефициаров группы «Сумма», только видимая часть айсберга. По словам наших источников в Следственном комитете и ФСБ, три года назад в этих ведомствах были созданы группы, занимающиеся расследованием дел, связанных с хищением бюджетных средств. В январе этого года предварительная работа была закончена. Ее итоги — проекты 167 уголовных дел, которые затрагивают 38 крупных и более 200 средних компаний из ключевых отраслей — транспортная инфраструктура, ЖКХ, сельское хозяйство, оптовая торговля и ряд других. По первым оценкам, ущерб государству составляет более 120 млрд рублей. Как утверждают источники, дело в отношении группы «Сумма» стало первым в их череде, поскольку ранее уже были открыты уголовные дела в отношении компаний группы как раз по этой тематике — хищения бюджетных средств. В итоге, по словам источников «Эксперта», по группе «Сумма» и связанным с ней компаниям расследуется 21 состав преступлений на 27 млрд рублей, а проверки идут еще по 36 эпизодам.

 12-02.jpg ФОТО ТАСС
ФОТО ТАСС
 bez-imeni-1.jpg ФОТО ТАСС
ФОТО ТАСС

От теории к практике

Заниматься бизнесом братья Магомедовы начали еще во время учебы на экономическом факультете МГУ. Общеизвестно, что в те времена они познакомились и подружились с нынешним вице-премьером российского правительства Аркадием Дворковичем.

В 1993 году создали компанию «Интерфинанс», которая занималась операциями на фондовом рынке. Вместе с ними в «Интерфинансе» трудился и их двоюродный брат Ахмед Билалов, будущий депутат Госдумы, член Совета Федерации, вице-президент Олимпийского комитета России и председатель совета директоров компании «Курорты Северного Кавказа». Сейчас все это в прошлом: после того как Владимир Путин весной 2013 года раскритиковал Ахмеда Билалова за срыв сроков строительства спортивной инфраструктуры для сочинской Олимпиады, он был снят со всех постов, стал фигурантом уголовного дела и скрылся за границей.

На заработанные в «Интефинансе» деньги был куплен банк «Диамант». Через него Магомедовы вошли в нефтетрейдинговый бизнес: один из клиентов заложил под кредит 5,58% акций компании «Нижневартовскнефтегаз», но не смог вернуть деньги, и залог был обращен в пользу банка. В свою очередь нефтяная компания предоставила Магомедовым квоту на торговлю нефтью и нефтепродуктами в рамках их доли в капитале.

В конце 1990-х братья уже имели довольно серьезный нефтетрейдинговый бизнес и потому, конечно, не могли не пересекаться с «Транснефтью». Как полагают в отрасли, Магомедовы имели тесные отношения непосредственно с тогдашним главой «Траснефти» Семеном Вайнштоком.

В конце 1990-х, когда стала очевидна ненадежность новых прибалтийских государств в качестве транзитеров, был инициирован проект строительства Балтийской трубопроводной системы, конечным пунктом которой стал нефтеэкспорный порт Приморск в Ленинградской области. Проект развития порта реализовывался силами «Транснефти», которая построила на балтийском берегу два терминала (первая очередь пущена в 2001 году). К середине 2000-х встал вопрос о расширении порта, однако самый «вкусный» участок уже был под контролем одной из компаний братьев Магомедовых. Они и построили к 2006 году еще два терминала. По официальной версии, необходимые 140 млн долларов привлекались через банковские кредиты, главным образом от Сбербанка. Неофициально в отрасли говорят о легализации не совсем чистых капиталов «из девяностых». В любом случае, с 2006 года «Сумма» и «Транснефть» стали совместно владеть портом Приморск.

В 2010 году партнеры — «Сумма» и «Транснефть» — выкупают у Александра Пономаренко, Александра Скоробогатько и Аркадия Ротенберга их доли в Новороссийском морском торговом порту (НМТП) за 2,5 млрд долларов. При этом покупатели и сами не остались внакладе. Еще перед сделкой НМТП выкупил у них за 2,15 млрд долларов контроль над Приморским портом. Средства на покупку были изысканы также преимущественно за счет кредита (снова Сбербанк), а сам долг по кредиту повесили на приобретенный НМТП. В итоге у «Суммы» и «Транснефти» — сразу два крупных порта, а у НМТП — огромный долг. Следует обратить вниманию на эту «многоходовочку» — впоследствии она станет любимым приемом Магомедовых, который приведет «Сумму» сначала к бурному росту, а потом и к нынешнему прискорбному положению.

К настоящему времени «Сумма» и «Транснефть» имеют равные доли в компании Novoport Holding Ltd, которой принадлежит контрольный пакет НМТП (50,1%). А НМТП включает в себя Новороссийский и Приморский порты, а также контейнерный терминал в Балтийске (Калининградская область). «Транснефть», правда, через одну из своих «дочек» владеет еще 10,5% акций НМТП.

Совместное владение контрольным пакетом НМТП не уберегло партнеров от конфликтов: в 2013 году «Транснефть» выразила недовольство тем, как менеджмент, поставленный «Суммой», управляет предприятием. Схема известная и популяризированная еще Борисом Березовским: не обязательно владеть активом, достаточно им управлять, чтобы получать от него деньги. В ходе конфликта против гендиректора НМТП Радо Антоловича было возбуждено уголовное дело, и он покинул свой пост и страну. Партнеры даже хотели поделить НМТП — «Сумме» должны были достаться так называемые сухие терминалы, а «Транснефти» — наливные. Этого удалось избежать — пост председателя совета директоров НМТП занял один из топ-менеджеров «Транснефти», а гендиректором был назначен нейтральный к обеим сторонам Юрий Матвиенко.

Тем не менее уже в конце прошлого года стало понятно, что в порту останется только кто-то один. Так и случилось: «Транснефть» и «Сумма» договорились, что последняя уступит свою долю. Сделка должны была состояться уже в марте. Однако теперь «Транснефть» ожидаемо заявила, что приостанавливает ее.

Грузооборот портов "Суммы" 12-04.jpg
Грузооборот портов "Суммы"

Зернышко к зернышку

В 2012 году «Сумма» приобретает 50% минус одну акцию Объединенной зерновой компании (ОЗК). Компания была создана в марте 2009 года «для развития инфраструктуры зернового рынка, реализации экспортного потенциала российского зерна, проведения торгово-закупочной деятельности на внутреннем зерновом рынке». Ее «приданое» составило 17 элеваторов и хлебоприемных предприятий, парк хопперов-зерновозов, а также два портовых зерноэкспортных терминала (в Новороссийске и Калининграде). Понятно, что с такими активами недостатка в желающих купить долю в ОЗК не было. И победа не имеющей никакого отношения к агробизнесу «Суммы» вызвала в отрасли недоумение. Более того, летом того же 2012-го агрофирма «Кубань» (структура Олега Дерипаски) обращалась в ФАС с жалобой на нарушения закона о защите конкуренции.

Для «Суммы» эта покупка оказалась весьма удачной. Магомедовы заплатили за свой пакет 5,95 млрд рублей, притом что выручка ОЗК по итогам 2011 года составила 27 млрд рублей, а в 2012 году — 30 млрд. Для сравнения: летом 2017 года ОЗК оценивали на уровне 20–25 млрд рублей.

С учетом уже имеющегося портового бизнеса от покупки ОЗК «Сумма» получила синергетический эффект. Дело в том, что один из главных активов самой ОЗК — контрольный пакет Новороссийского комбината хлебопродуктов (НКХП), крупнейшего российского глубоководного портового терминала по перевалке зерна. Учитывая аналогичные мощности уже имеющегося в управлении «Суммы» НМТП, группа стала влиятельным игроком на этом рынке. На вопрос, как это связано с тем, что цены на перевалку зерна в России стабильно выше среднемировых, возможно, даст ответ следствие.

Дальше — больше. В мае прошлого года первый вице-премьер Игорь Шувалов поручил Минэкономики, Минсельхозу и Минфину «изучить возможность продажи госпакета ОЗК консорциуму “Суммы” и Российского фонда прямых инвестиций». Предполагалось, что «Сумма» сможет выкупить оставшуюся часть госпакета акций, передав при этом РФПИ 10% акций. Финансовым консультантом по сделке готов был выступить банк ВТБ. Однако, несмотря на поручение Шувалова «изучить вопрос» к июню, о дальнейшем движении по приватизации ОЗК решений не принималось. По одной из версий, самым большим противником были Минэкономики и Минсельхоз, которые, видимо, усмотрели в действиях «Суммы» попытку монополизировать основные экспортные зерновые ворота России.

«Вообще, у “Суммы” все время возникали споры с Росимуществом по кандидатам в совет директоров, — говорит президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. — Госорган регулярно не хотел утверждать кандидатов от “Суммы”, они каждый год менялись. Так что о прямом управлении ОЗК Магомедовыми говорить не приходится. Поэтому они и хотели докупить акции до контрольного пакета. Но теперь в связи с арестом приватизацию, скорее всего, отложат на неопределенное время. Других претендентов пока заявлено не было».

 

Железнодорожные перевозки контейнеров в России  12-05.jpg
Железнодорожные перевозки контейнеров в России

Не останавливаться

Еще одно крупное приобретение «Суммы» было сделано в том же 2012 году. Группа и ее партнеры выкупили у структур Сергея Генералова транспортную компанию Fesco.

Сумма сделки оценивалась на уровне не менее миллиарда долларов. Часть пакета уже в 2013 году была перепродана американскому фонду TPG Capital.

Основа Fesco — компания ДВМП (Дальневосточный морское пароходство). Ей также принадлежит Владивостокский морской торговый порт и ряд других активов.

Группа имеет свой флот из 20 судов, 36 тысяч контейнеров, а также осуществляет железнодорожные перевозки через подконтрольные структуры, имеющие собственный подвижной состав: «Трансгарант», «Русская тройка», оператор рефрижераторных контейнерных перевозок «Дальрефтранс».

Магомедовы совершили покупку за счет приобретаемого актива: дочерние компании Fesco привлекли кредиты и выдали их в качестве займа новым акционерам, которые должны будут погасить эти займы только в 2019 году.

Купив Fesco, «Сумма» получила выход на крупнейшего российского оператора железнодорожных контейнерных перевозок — компанию «Трансконтейнер». Сначала это был пакет в 23,7%, он был увеличен до 25,7%. О значимости этого актива может сказать следующий факт. Если «Трансгарант» и «Русская тройка» на двоих обеспечивают порядка 10% всех российских железнодорожных контейнерных перевозок, то «Трансконтейнер» единолично — 47%.

Структура грузооборота НМТП 12-06.jpg
Структура грузооборота НМТП

Следующим проектом «Суммы» должен был стать морской порт Зарубино на юге Приморского края. В 2014 году Зиявудин Магомедов оценивал необходимые инвестиции в три миллиарда долларов. На выходе должен был получиться огромный порт с годовым грузооборотом до 60 млн тонн. Предполагалась, что через Зарубино будут переваливаться генеральные и навалочные грузы, контейнеры, колесные транспортные средства, зерно. За исключением зерна основу грузооборота должен был составить китайский транзит: порт Зарубино — одна из конечных точек транспортного коридора «Приморье-2», начинающегося в китайской провинции Цзилинь.

Сама «Сумма», по словам Зиявудина Магомедова, была готова вложить в Зарубино порядка 1–1,2 млрд долларов, прочее предлагалась привлечь от сторонних инвесторов. В первую очередь от государства. Как отмечал сам Магомедов, часть средств «можно изыскать в рамках модернизации Транссиба и БАМа».

Другой крупный проект — развитие порта Тамань в Краснодарском крае. НМТП вошел в управляющую компанию порта с долей 50,1%. В Тамани уже существует терминал по перевалке углеводородов мощностью 20 млн тонн в год. Его планировалось дополнить мощностями по перевалке навалочных грузов (угля, железорудного сырья, удобрений) в объеме до 40 млн тонн в год. Стоимость проекта оценивалась на уровне 80 млрд рублей, и порядка 40 млрд рублей из них «Сумма» надеялась привлечь через концессионный грант от государства.

Наконец, апофеозом развития транспортно-логистической бизнес-империи Магомедовых должно было стать объединение под контролем «Суммы» Fesco и «Трансконтейнера» и создание своего рода единого национального контейнерного оператора, способного сформировать «интегрированное евразийское экономическое пространство», как обещал в своем обращении к президенту Владимиру Путину сам Зиявудин Магомедов. Ну, или монополизировать рынок контейнерных перевозок в стране и наживаться на завышенных тарифах, как можно услышать от некоторых аналитиков.

«Дочка» «Суммы» компания «Стройновация» сорвала сроки строительства аэропорта Храброво (Калининград) и потеряла контракт 12-07.jpg ТАСС
«Дочка» «Суммы» компания «Стройновация» сорвала сроки строительства аэропорта Храброво (Калининград) и потеряла контракт
ТАСС

Стоп, машина!

Однако удача от братьев Магомедовых отвернулась. Как нетрудно заметить, в основе бурной экспансии их транспортной бизнес-империи лежал неорганический рост, поглощение уже существующих и отлаженных транспортно-логистических бизнесов. Причем поглощение в кредит, который «вешался» на сами приобретаемые активы.

Исключением из этого правила, примерами развития собственных проектов с нуля, выглядят разве что первые шаги группы в порту Приморск. Да и то, как показала практика, это была лишь прелюдия к заходу на Новороссийск. Новые проекты — Тамань и Зарубино — задумывались с расчетом на госфинансирование.

Практикуемые подходы дали сбой. Государство отказалось от финансирования проектов. А собственные силы «Суммы» оказались подорваны. В частности, группа Fesco не выдержала тяжести возложенной на нее долговой ноши и в 2016 году допустила дефолт по облигациям. Не помогли ни отказ от выплаты дивидендов (на «радость» миноритариям), ни сокращение капитальных затрат (в 3,8 раза — эффект для развития компании можно представить). Если до прихода Магомедовых отношение долга к EBITDA у Fesco держалось в пределах 1,9, то уже по итогам 2015 года подскочило до 7,4. Долгосрочный рейтинг компании в мае прошлого года был подтвержден рейтинговым агентством Fitch на отметке RD — ограниченный дефолт. А в июне Standard & Poor’s присвоило облигациям Fesco рейтинг D — дефолт, после чего по просьбе эмитента рейтинги были отозваны.

Это можно считать началом конца транспортной империи Магомедовых. Попытки спасти ситуацию предпринимались: в октябре 2017 года группа договорилась с кредиторами о реструктуризации. По ее условиям предполагалось выплатить держателям долга порядка 550 млн долларов, что составляет около 72% суммы долга с учетом процентов.

Деньги на выплаты «Сумма» договорилась взять у ВТБ — кредит в 680 млн долларов на пять лет под залог активов, в том числе пакета акций «Суммы» в Объединенной зерновой компании.

 

Одна из подрядных организаций группы «Сумма» завысила объем выполненных работ при строительстве стадиона в Калининграде более чем на полмиллиарда рублей 12-08.jpg ТАСС
Одна из подрядных организаций группы «Сумма» завысила объем выполненных работ при строительстве стадиона в Калининграде более чем на полмиллиарда рублей
ТАСС

Что нам стоит вам построить

Отдельное направление бизнеса группы «Сумма» — строительство и инжиниринг. Начинали с сотрудничества с той же «Транснефтью» — компании группы участвовали в строительстве объектов трубопроводной системы Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО) и Балтийской трубопроводной системы. Постепенно портфель заказов рос,— реконструкция Большого театра, стадион в Казани на 45 тыс. мест для проведения Универсиады-2013, объекты сочинской Олимпиады. Собственно говоря, основными заказчиками были или компании с госучастием, или непосредственно власти. Строительство многих объектов сопровождалось скандалами и судебными разбирательствами. Например, «дочка» «Суммы» — компания «Стройновация» — в 2011 году со скандалом (часть конкурсантов была отстранена по формальным основаниям) выиграла тендер на строительство участка железнодорожной линии Кызыл — Курагино, которая должна была открыть доступ к крупному месторождению угля в Туве. Однако так и не построила свой участок, но часть денег при этом «освоила». Сейчас дорогу строит другая компания.

Примерно такая же история произошла с реконструкцией взлетно-посадочной полосы аэропорта Храброво (Калининград). Все та же «Стройновация», заключившая договор на работы в сентябре 2014 года, допустила задержку. По плану работы должны были завершиться в ноябре-декабре 2016 года. Однако приехавший с инспекций в июле Игорь Шувалов, увидев состояние дел, пригрозил сменить подрядчика. Что и было сделано: Росавиация расторгла договор в одностороннем порядке.

С Калининградом связан еще один эпизод, тоже давший повод для возбуждения уголовного дела. Одна из подрядных организаций входящей в группу «Сумма» компании «Глобалэлектросервис» завысила объем выполненных работа более чем на полмиллиарда рублей — она должна была отсыпать площадку для строительства стадиона. Однако работа была сделана некачественно, в итоге укреплять площадку пришлось генеральному подрядчику строительства — компании «Крокус групп» Араза Агаларова. По этому факту дело было возбуждено еще летом прошлого года.

Схожая история произошла и с уже упомянутой компанией «Интэкс». Она получила контракт в Санкт-Петербурге — должна была намыть участок у стадиона на Крестовском острове, где планируется построить вестибюль станции метро. Однако работы, как утверждается, были проведены некачественно, а документация об объеме выполненных работ фальсифицирована.

Безусловно, без конфликтов в бизнесе не обходится: заказчик может быть недоволен качеством выполненных работ, а подрядчик может сорвать сроки и по объективным причинам. И споры разрешаются в суде. Но когда конфликты сопровождают практически каждый выполняемый проект, это уже система. Порочная.

Выкуп компаний за деньги самих компаний — распространенная практика. Другое дело, что происходит потом с приобретенным активом: развивается он или же «выжимается» досуха, и, выжатый, сбрасывается кредиторам, которыми на практике выступают государственные банки. Государство становится фактическим владельцев этих вчера еще частных активов, а общественность в очередной раз сетует на огосударствление экономики и указывает на чрезмерную роль государства в ней. А когда государство пытается защитить свои интересы, его обвиняют в давлении на бизнес.

В ситуации с группой «Сумма» удивительно то, что ее приход к нынешнему состоянию не случился раньше. Но то, что произошло, может оказаться очень ко времени.

 

Работы по намывке участка у стадиона на Крестовском острове в Санкт-Петербурге группы «Сумма» компания «Интэкс» провела некачественно и сфальсифицировала документацию 12-09.jpg ТАСС
Работы по намывке участка у стадиона на Крестовском острове в Санкт-Петербурге группы «Сумма» компания «Интэкс» провела некачественно и сфальсифицировала документацию
ТАСС

Может, все-таки технократы?

Рассуждения о политических причинах и последствиях дела Магомедовых — наиболее интригующие и наименее базирующиеся на фактуре. В большинстве СМИ связь «Суммы» и либерального блока правительства считают общим местом. Прежде всего называют Аркадия Дворковича, который в бытность Медведева президентом был его помощником, а в правительстве Медведева стал вице-премьером. Сам Зиявудин Магомедов эти слухи опровергал, как, впрочем, и Аркадий Дворкович.

Не удивительно, что в деле Магомедовых наблюдатели заподозрили борьбу элитных кланов в преддверии обновления правительства и спланированную атаку на либеральный блок, хотя наличие такого блока как целостного политического феномена проследить невозможно.

Возможно, стоит обратить внимание на заявление пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, который назвал гипотезу о противоборстве различных структур в преддверии формирования нового правительства «политологическими пересудами» и заметил, что арест братьев Магомедовых — это не одноразовая акция, а целенаправленная политика по мониторингу использования бюджетных средств.

Если заглянуть глубже в это высказывание, мы увидим не только доминирующий кейс о борьбе с коррупцией, невзирая на должности, связи и размеры капитала, но и очевидный сигнал для крупного бизнеса, который оперирует бюджетными деньгами в виде госконтрактов, субсидий и прочих льгот.

Даже если оставить за скобками противостояние условных патриотов и либералов, сам факт ареста Магомедовых взрывает элитную ситуацию, пусть у инициаторов и не было такой мотивации. Консервативный ход президентской кампании создал ощущения вялого транзита власти в новое правительство. Дело «Суммы» создало пространство для маневра в вопросе перезагрузки кабинета министров. При этом складывается политическая конструкция, при которой один блок начинает сильно проигрывать второму. Если начать подыгрывать этой ситуации при формировании кабинета, ничего хорошего с точки зрения задач развития не получится.

В связи с этим видятся два сценария для будущего правительства. В первом происходит трансферт большей части нынешнего правительства в состав будущего кабинета министров, за исключением ряда скомпрометированных фигур вроде Аркадия Дворковича, которому уже прочат пост полпреда в Уральском федеральном округе. Более тонким вариантом было бы обновление правительства за счет фигур, не связанных ни с какими элитными группировками. Пусть это будут только технократы, удаленные от интересов любого крупного капитала. Дело «Суммы» дает сигнал не только бизнесу, но и чиновникам: российский капитализм готовится к реализации крупнейшей программы развития, завязанной на большие бюджетные траты. Следователей на всех не хватит.

Грузооборот портов "Суммы"
Железнодорожные перевозки контейнеров в России
Структура грузооборота НМТП

У партнеров

    «Эксперт»
    №15 (1071) 9 апреля 2018
    Инвестируй в marketplace
    Содержание:
    Хватит жрать!

    Группа «Сумма» вгоняла зависимые предприятия в долги, вешая на них кредиты, взятые для их же покупки, не выполняла взятых на себя обязательств и, как утверждают правоохранители, похищала бюджетные средства. Судя по всему, власть больше не намерена терпеть столь хищническое поведение отечественного бизнеса

    Финансовые интернет-технологии
    Экономика и финансы
    Реклама