Нахимичили

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
16 апреля 2018, 00:00

Россия может спасти мир от ядерной войны, к которой его ведет безответственное поведение Дональда Трампа. Все, что для этого Москве нужно, — продемонстрировать готовность эту войну вести

Фотографии так называемых жертв химической атаки в Думе — не более чем провокация финансируемых Лондоном «Белых касок». Роли жертв в этой скверной постановке играют лояльные сирийской оппозиции жители города

Прошел лишь год с момента восшествия Дональда Трампа, а американский президент уже исполняет главную страшилку его оппонентов — подводит мир к пропасти ядерной войны. Причем не потому, что защищает Америку от угрозы или же решает проблему с сокращением подлетного времени российских ракет из-за их размещения на Кубе. Причиной нынешнего кризиса стало сделанное PR-службой сирийских террористов — организацией «Белые каски» — игровое кино под заголовком «Химическая атака в городе Дума». Это кино инициировало цепочку предсказуемых действий со стороны западных стран — предсказуемых потому, что они ранее навесили на участников конфликта огромное количество ярлыков (Асад — абсолютное зло, и он действует как зло), а также красных линий (применение в Сирии химического оружия = ракетно-бомбовый удар возмездия, ибо простые сирийцы требуют защиты). И отход от этих линий в сторону адекватной реакции дискредитировал бы их предыдущую политику и разрушил тщательно выстроенную западными СМИ черно-белую картинку ближневосточного конфликта. Однако на пути Запада встала Москва (и, справедливости ради, Боливия — от Китая серьезной военно-дипломатической поддержки, Россия как всегда не дождалась). Да, российские контрдействия тоже оказались предсказуемы, но по совершенно другим причинам: если бы Москва сдала Асада, то убедила бы США в том, что их стратегия достижения целей угрозой силы работает.

Пипл схавает

Сами по себе политические баталии вокруг истории с «применением химического оружия в Думе» (пригород Дамаска и часть района Восточная Гута, которую сирийская армия только что освободила) выглядят как какой-то театр абсурда. И дело тут даже не в том, что все доказательства вины Асада базируются на заявлениях и фотографиях «Белых касок», в которых эксперты уже стали находить различные несуразности (например, перемещения трупов и их периодическое оживание, не говоря уже о таких тонкостях, как нормальное состояние слизистых оболочек глаз у людей, якобы пораженных хлором). А в том, что Запад даже не пытается выстроить сколько-нибудь внятную аргументацию вокруг этого дела. Например, о тех же мотивах назначенного виновным «сирийского режима».

Любой более или менее серьезный политолог справился бы с этой задачей. Например, сказал бы, что химическое оружие в Думе было использовано определенными силами в иранском или сирийском руководстве для того, чтобы заставить Трампа пойти на прямую конфронтацию с Путиным. И тем самым начать неизбежную, по их мнению, американо-иранскую войну пусть на несколько месяцев раньше, но с Россией за спиной. Или же благодаря российскому фактору заставить Трампа капитулировать и потерять лицо. Да, в этой версии много «но», однако ее хотя бы можно обсуждать. Вместо этого в ответ на железобетонный российский аргумент «Асад не виноват потому, что он не будет инициировать американское вторжение, способное отнять у него победу в практически выигранной гражданской войне» Запад отвечает, что «химическое оружие применил животное Асад просто потому, что он животное».

Чем объясняется такая халтура? Тем, что, по мнению организаторов этой истории, общество примет любую аргументацию, если ее будет в унисон транслировать западная информационная машина. Как в свое время оно проглотило и историю с виной России в «деле Скрипалей». Где точно так же сработала цепочка «событие — безосновательное обвинение — наказание». Абсолютно не учитывающая такие уже никому не нужные принципы, как презумпция невиновности.

Собственно, в Москве уверены, что и за «делом Скрипалей», и за историей с химическим оружием стоят одни и те же организаторы. Так, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил о наличии неопровержимых данных о том, что инцидент в сирийской Думе был постановкой, организованной спецслужбами одного из русофобских государств. То есть британцами, которые, как известно, финансируют «Белые каски». Целей у лондонских провокаторов может быть несколько. Среди них поддержание антироссийского хайпа (а то бессовестные европейцы перестают верить на слово «гадящей англичанке» и начинают требовать доказательств вины России в «деле Скрипалей»), а также принуждение Трампа более активно участвовать в антироссийской кампании.

Проблема в том, что инициативу Лондона поддержали определенные круги в США. Они стали нагнетать истерию для того, чтобы получить наконец повод нанести по Сирии масштабный ракетный удар. Сама Сирия и правительство Асада их не особо интересует — целью удара станут иранские объекты и иранские интересы на территории Сирийской Республики. Американцы, подзуживаемые саудовцами, израильтянами и собственными фобиями против Ирана, давно мечтают организовать Исламской Республике «войну на периферии», дабы урезонить зарвавшихся, по их мнению, аятолл. Россия в данном случае становится скорее заложником ситуации — от нее требуют, выражаясь словами британского министра обороны, «отвалить из Сирии и заткнуться». Ну или спрятаться по своим базам. Однако Кремль уперся.

Москва непоколебима

На момент сдачи этого номера в печать исход «химического» противостояния еще не был определен. Есть три возможных сценария: катастрофический, оптимистический и реалистический.

Катастрофой станет столь желаемый иранофобами полномасштабный ракетно-бомбовый удар США и собранной ими коалиции (Франция, Саудовская Аравия, Великобритания) по сирийской территории, с уничтожением серии ключевых военных объектов, в том числе на территории Дамаска. Москва категорически против такого сценария, и не только потому, что он станет оплеухой Ирану (Кремлю мало дела до американо-иранских разборок). Удар как минимум резко ослабит сирийские вооруженные силы и приостановит процесс освобождения страны, а как максимум приведет к ядерному апокалипсису, поскольку американцам могут ответить не только иранские военные, но и наши. Как заявил начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ Валерий Герасимов, если создастся угроза жизни российским гражданам, то Россия будет не только сбивать американские ракеты, но и поражать носители. Например, тот же подогнанный для ракетного залпа эсминец «Дональд Кук». Что может стать триггером для прямого российско-американского ядерного конфликта.

Парадоксально, но именно это заявление Герасимова фактически провоцировало США на реализацию катастрофичного сценария, ведь оно убеждало американцев в том, что Москва может не ответить на полномасштабный удар. Генерал Герасимов оставил им окно возможностей, намекнув, что Москва, может, и проигнорирует американскую атаку, если она пройдет исключительно по сирийским целям. Однако это игнорирование было бы колоссальной ошибкой. Сирийская операция США будет не инцидентом, а тестом новых американских доктрин нацбезопасности и обороны, предполагающих отказ от дипломатических мер по урегулированию конфликтов в пользу силового давления и угроз. Если Москва своей пассивностью убедит Трампа, что доктрина работает, то Россия не только потеряет репутацию на Ближнем Востоке, но и рискует повторением этой же стратегии в отношение более близких союзников. Например, тех же ЛНР и ДНР. А потом очередь может дойти и до требования «очистить оккупированный Крым».

Возможно, именно поэтому позиция Москвы ужесточилась до объявленной российским послом в Ливане формулы «имеем право сбивать все ракеты, прилетающие в Сирию» и уже в таком виде была донесена до всевозможных американских инстанций. По крайней мере, эта версия объясняет последующие события, резко снизившие вероятность катастрофического сценария.

Например, то же бешенство Трампа, написавшего 11 апреля гневный твит в адрес Путина. «Россия обещает сбивать все и любые ракеты, запущенные по Сирии. Готовься, Россия, поскольку они полетят — симпатичные, новые и “умные”. Не стоило быть партнером животного, убивающего газом своих людей и наслаждающегося этим». Однако очень быстро (в течение сорока минут) Трамп написал абсолютно противоположный твит — видимо, взрослые донесли до американского президента, что Кремль все-таки настроен серьезно и в ответ на американские ракеты полетят российские. «Наши отношения с Россией хуже, чем когда бы то ни было, даже чем в период холодной войны. Для этого нет никаких причин. Мы нужны России для поддержки ее экономики, и мы с легкостью окажем помощь. Всем нациям нужно работать вместе. Остановим гонку вооружений?» — предложил резко одумавшийся американский президент. Ну а затем и вовсе обвинил в эскалации отношений с Россией демократов и сторонников Обамы.

Вслед за тремя твитами посыпались постепенные откаты США и их союзников от позиции «будем однозначно бомбить». Стали появляться заявления Трампа о том, что «я никогда не говорил, когда мы ударим по Сирии… возможно, совсем нескоро», слова министра обороны США Джеймса Мэттиса о том, что США дождутся результатов расследования. Согласились подождать итогов расследования и французы.

Миссия покажет

Если Запад не лжет (и не нанесет удар в выходные), то эта позиция делает более вероятным оптимистический сценарий — расследование инцидента силами Организации по запрету химического оружия (ОЗХО), на котором с самого начала кризиса настаивала российская сторона. Москва призывала сотрудников организации прибыть для расследования инцидента в Думу, обещая им полную безопасность и содействие в работе. Дамаск, естественно, занял такую же позицию. И поначалу саботировавший расследование, Запад в итоге, судя по всему, на него согласился. Прекрасно понимая, что Москва не только «заматывает» ситуацию, но и хочет загнать американцев в ловушку.

На заседаниях Совета Безопасности российский постпред мог выстраивать свою позицию на принципе «химическое оружие применил не Башар Асад, и если кто-то считает иначе, то пусть докажет вину сирийского президента». Однако Москва выбрала более интересный вариант: Василий Небензя, постпред РФ при ООН, заявил, что химическое оружие в Думе вообще не применялось. И если эта позиция основана не на авантюризме, а на железобетонной уверенности в ее истинности (то есть если российские эксперты действительно облазали Думу и не нашли там ни зараженной почвы, ни пострадавших от химатаки, ни тел десятков отравленных), то все, что надо Москве, — загнать в Думу экспертов ОЗХО, дабы они тоже ничего не нашли. В этом случае позиция американцев рушится: вместо сильного контраргумента «это сделал Асад, докажите обратное» на возможный вердикт ОЗХО, что «в Думе применено химоружие, но мы не знаем кем», Вашингтон вынужден парировать решение ОЗХО, что «следов нет» словами «это газ, который просто испарился, в том числе из почвы». Мягко говоря, очень слабая позиция. Даже для американо-британской пропаганды.

Да, кто-то скажет, что «пипл снова схавает». Однако серьезное обсуждение в СМИ первого — катастрофического — сценария создало своего рода эффект Карибского кризиса. Часть людей всерьез посмотрела в пропасть, и в лицо им дохнул смрад ядерного апокалипсиса. После этого многие стали более ответственно оценивать casus belli. Кое-кто даже стал писать, что, возможно, Асад и не виноват, ибо «он не будет инициировать американское вторжение, способное отнять у него победу в практически выигранной гражданской войне».

Эта схема, безусловно, сработает только в том случае, если: а) миссия ОЗХО доберется до Думы (пока она только в Дамаске); б) ушедшие уже из Думы боевики заранее не расплескали химикаты и в) сирийские власти продемонстрируют тотальную транспарентность и поддержку сотрудникам миссии. Однако все-таки хочется надеяться, что российские военные не допустят реализации этих сценариев и не упустят идущую в руки победу.

Да, даже в случае отказа от полномасштабного удара и (или) позитивного для Асада итога расследования США все равно могут нанести ограниченный удар. Хотя бы для спасения лица и демонстрации того, что «американский президент держит свое слово». Скорее всего нанесут — именно поэтому мы и называем этот сценарий «реалистическим». Однако трагедии в нем не будет, ведь этот удар, скорее всего, станет аналогом ракетной атаки по авиабазе Шайрат в прошлом году. Тогда было запущено 59 «томагавков», но до базы долетела только половина и (о чудо!) уничтожила лишь несколько старых сломанных самолетов. Даже не повредила взлетно-посадочную полосу!

Если сейчас США точно так же по договоренности с Россией поразят какой-нибудь сирийский сарай, то в выигрыше окажутся все. Трамп сохранит лицо. Россия покажет, что защищает своих союзников. Сирийская армия сохранит боеспособность и продолжит избавлять страну от террористов и джихадистов. А все остальные страны получат мир по причине неудачного тестирования Трампом американской силовой стратегии. По крайней мере на какое-то время, пока американскому президенту не захочется еще раз потестировать какую-нибудь другую великую державу.

Все на мушке

Несмотря на показное единство лидеров США, Великобритании и Франции при обсуждении атаки на Сирию, эти государства имеют принципиально разные цели и задачи в готовящейся кампании. Прежде всего это касается Парижа. Не секрет, что Франция — самая слабая в военном отношении страна триумвирата. Более того, к проведению полноценной боевой операции она сейчас вообще не готова. Главная ударная сила французских ВМС — авианосец Charles de Gaulle находится на ремонте. А без него атака французов на Сирию будет выглядеть уж слишком символически.

Но на это и весь расчет. И, в общем, понятно почему. У французских нефтегазовых компаний подписаны протоколы и контракты с Ираном как минимум на 30 млрд долларов, поэтому Парижу крайне важно отстреляться так, чтобы не попасть не только по развернутым в Сирии российским военным, но еще и по иранским. Недаром Эммануэль Макрон уже поспешил заявить, что «удары Франции не будут нацелены на союзников сирийского правительства или на конкретных персон». А главными мишенями станут химические объекты сирийской армии, которые, вообще-то говоря, уже давно разбомблены или ликвидированы. Сейчас у берегов Сирии на боевом дежурстве стоит фрегат Aquitaine, который, по-видимому, и выполнит основную работу. Этот корабль в состоянии запустить по Дамаску и агломерации 16 крылатых ракет. Но если союзники потребуют большего, то, как заявил нам источник, близкий к французским военным, скорее всего Париж отправит на Дамаск три-четыре звена истребителей Rafale, которые полетят либо со своих баз во Франции с двумя дозаправками, либо с базы НАТО в Италии с одной дозаправкой. Эти истребители, как ожидается, выпустят еще примерно 16 крылатых ракет, возможно типа SCALP. За точность их ударов сирийцам можно не волноваться. Известно, что во время войны в Ливии из ста боевых вылетов ВВС Франции успешными были лишь 11.

Примерно так же будет и на этот раз. Но зато президент Франции наберет столь нужные ему очки у себя в стране и в ЕС в целом, где Париж намерен играть первую скрипку во всех военных делах. После выхода Лондона из ЕС это очень важно для Макрона. Ну а лидеры Германии и Италии, отказавшиеся участвовать в нападении на Сирию, готовы ему в этом всячески подыграть.

Иное дело Великобритания. На фоне гигантских внутренних проблем Лондона, связанных с выходом из ЕС и неизбежной потерей более 100 млрд долларов, этой стране не так уж важно, кого бомбить, главное — найти врага и переключить все внимание на него. Именно поэтому Лондон сначала устроил истерику вокруг мнимой попытки отравления газом Скрипалей, а затем на пустом месте сфабриковал откровенно лживые обвинения в адрес Дамаска по поводу химической атаки на сирийскую оппозицию. Причем желание Терезы Мэй нанести удар по Сирии приобрело поистине маниакальный характер — она даже не сочла нужным обсудить этот вопрос в парламенте. Премьер Британии отправила к берегам Сирии сразу два эсминца — HMS Duncan и Destroyer, каждый из которых, как ожидается, запустит по 20 крылатых ракет Tomahawk. Кроме того, уже отдан приказ как минимум двум британским тактическим атомным подлодкам прибыть в район планируемых боевых действий. На их борту может находиться суммарно до полусотни крылатых ракет. Но это еще не все. В полную боевую готовность приведен весь персонал базы британских ВВС Акротири на юге Кипра. «Наши самолеты уже выведены на взлетные полосы. Мы готовы выполнить задание», — заявил журналистам ВВС местный военный. Удар планируется нанести авиагруппой из восьми истребителей-бомбардировщиков Panavia Tornado, которые выпустят суммарно до 60 крылатых ракет и авиабомб. А прикрывать их будут шесть боевых самолетов сопровождения.

Заметим, что ударные силы Британии в регионе хоть и кажутся весьма внушительными, но именно они наиболее уязвимы для весьма устаревших, однако все же довольно боеспособных сил ПВО Сирии и береговой обороны. Так, Panavia Tornado относятся к третьему поколению боевых самолетов, а значит, сирийцам довольно легко уничтожить их советскими комплексами типа С-200, если, конечно, самолеты войдут в зону их действия. Напомним, что два месяца назад сирийцы сбили из С-200 израильский легкий истребитель F-16, который относится к четвертому поколению. Что же касается британских кораблей, то они представляют собой очень хорошие мишени для передвижных береговых ракетных комплексов «Бастион-П» российского производства, стоящих на вооружении армии Сирии. Два таких комплекса постоянно курсируют по побережью между Тартусом и Латакией. Каждый из них в одном залпе может запустить до восьми противокорабельных ракет типа «Оникс». Вот что говорил два года назад по поводу технических характеристик «Бастионов», стоящих на вооружении нашей страны, министр обороны России Сергей Шойгу: «Мы этими комплексами в состоянии поразить как морские, так и наземные цели. На расстоянии 350 километров на море и почти 450 километров на земле». Очевидно, что сирийские «Бастионы» вряд ли кардинально отличаются от тех, что развернуты в России. А значит, HMS Duncan и Destroyer, находящиеся на расстоянии менее 100 км от побережья Сирии, в случае войны могут быть уничтожены одним залпом.

Наконец, самую мощную ударную группировку триумвирата в средиземноморском регионе развернут США. Но именно у этой страны меньше всего желания бомбить Сирию. Недаром Дональд Трамп уже дважды переносил свое выступление по поводу начала операции. Тем не менее он все-таки отправил в Сирию ударную группу в составе авианосца Harry S. Truman и семи кораблей сопровождения, среди которых один ракетный крейсер и шесть эсминцев. На них суммарно находится более 300 крылатых ракет Tomahawk. Есть еще авиационное крыло из 48 фронтовых истребителей F/A-18, которые также могут нести крылатые ракеты. Но это авианосное соединение прибудет в Средиземное море только в самом конце апреля. Пока же американцы имеют у берегов Сирии лишь два эсминца — Donald Cook и Porter, которые могут запустить суммарно 120 крылатых ракет Tomahawk. Впрочем, в Средиземном море постоянно базируется 6-й флот ВМС США в составе авианосца и нескольких кораблей сопровождения.

В случае военной операции США почти наверняка будут использовать для нанесения ударов по Дамаску и другим городам свои боевые самолеты, расквартированные на базе Эль-Удейд в Катаре, и, возможно, в Кувейте.

Заметим, что катарская база ВВС США едва ли не самая большая в регионе. Там находятся свыше 100 самолетов, включая истребители F/A-18 и F-22, а также стратегические бомбардировщики В-1 и В-52 (последние могут быть вызваны командиром спецназа на поле боя даже без уведомления командующего Силами специальных операций). В сумме вся эта армада может выпустить по Сирии более 500 крылатых ракет и корректируемых авиабомб. Нет сомнений, что в случае войны США и Великобритания первым делом будут пытаться уничтожить сирийские «Бастионы», С-200 и комплексы «Панцирь-С1», все известные резиденции Башара Асада, а также всю оставшуюся сирийскую авиацию — это порядка 150 устаревших истребителей МиГ-21/23/29. Впрочем, последние на днях уже передислоцированы на авиабазы, которые подконтрольны российским военным.

И вот здесь-то все будет зависеть от сдержанности Трампа. Нет сомнений, что в случае удара по нашим объектам российские силы ВКС и ПВО вынуждены будут уничтожить агрессора. Благо есть чем. У нас в Сирии развернуты три системы ПВО дальнего действия — две С-400 и одна С-300В4, которые прикрывают базы Хмеймим и Тартус. Один суммарный боекомплект этих трех систем насчитывает почти 370 ракет, которыми за один раз (в течение трех-четырех часов) можно уничтожить все, что находится в воздухе в радиусе до 100 км. Но это еще не все. Из Тартуса уже вышли в открытое море два наших фрегата — «Адмирал Григорович» и «Адмирал Эссен», а также две подводные лодки. Эти корабли несут не один десяток ракет «Калибр», которыми вполне могут быть атакованы как фрегаты и эсминцы агрессоров, находящиеся в акватории Средиземного моря, так и их военные базы в Персидском заливе. Во всяком случае, дальность «Калибров» это сделать позволяет. Правда, тогда локальная операция перерастет в настоящую войну с хорошо прогнозируемыми последствиями для всего мира.

Алексей Хазбиев