Деньги всем подряд

Заур Мамедьяров
к.э.н., заведующий сектором экономики науки и инноваций ИМЭМО РАН
Евгения Обухова
редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»
Константин Пахунов
корреспондент журнала «Эксперт»

Сторонники безусловного дохода уверены, что он сгладит неравенство, подарит всем людям свободу и безопасность. Будущее они видят за специальными фондами общего благосостояния — фактически это новая концепция перераспределения доходов

ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ГАЯ СТЭНДИНГА
Профессор Школы востоковедения и африканистики Лондонского университета Гай Стэндинг уверен: базовый доход сделает людей более умными, спокойными и свободными

Ежемесячные денежные выплаты абсолютно для всех — трудоспособных и пенсионеров, безработных и работающих — иными словами, базовый, или безусловный, доход (basic income) одновременно манит и заставляет насторожиться.

Идея безусловного дохода существует уже не первое десятилетие, но вплоть до нашумевшего швейцарского референдума она не привлекала особого внимания широкой публики. Летом 2016 года 80% граждан Швейцарии высказались против введения в стране таких безусловных выплат — предполагалось, что граждане получали бы 2500 швейцарских франков в месяц.

Однако безусловный доход продолжает наступать — о нем говорят всё чаще, преподнося его как нечто неизбежное. Сразу после швейцарского референдума один из основных адептов basic income бельгийский экономист и философ Филипп Ван Парийс предложил ввести для граждан стран — членов Евросоюза всеобщее ежемесячное пособие в размере 200 евро. В ряде стран и регионов уже проводятся эксперименты по внедрению безусловного дохода — например, в канадской провинции Онтарио, на Аляске, в Индии, Бразилии и Кении.

На первый, поверхностный взгляд доводы в пользу базового дохода выглядят довольно примитивными и размытыми — вроде якобы неизбежной грядущей безработицы в связи с цифровизацией и роботизацией экономики. Так, буквально на днях футуролог и один из главных инженеров Google Research Рэй Курцвейл заявил, что уже к 2030-м годам безусловный доход появится во всех развитых странах, так как примерно в это время искусственный интеллект станет неотличим от человеческого разума, а работа человека будет все менее востребована.

Однако на самом деле концепция базового дохода представляет собой новый подход к преодолению неравенства и перераспределению благ в обществе — подход, принципиально отличающийся от социалистической модели и тем более от модели капиталистических стран, где перераспределение происходит за счет налогов и социальных выплат. В развитых странах система льгот и субсидий для многочисленных социально чувствительных групп граждан разрослась настолько, что стала сама по себе серьезным грузом для экономики — неповоротливым, затратным и трудно контролируемым. В связи этим, казалось бы, интересным решением может быть масштабная отмена льгот и субсидий и переход к плоской и понятной системе начисления базового дохода.

О сути концепции базового дохода «Эксперту» рассказал профессор Школы востоковедения и африканистики Лондонского университета, основатель и почетный сопредседатель Basic Income Earth Network — неправительственной организации, которая способствует внедрению в мире концепции основного дохода, автор книги «Базовый доход: как мы можем это осуществить» (Basic Income: And How We Can Make It Happen) Гай Стэндинг.

Но прежде, чем перейти собственно к интервью, подчеркнем: очевидно, что концепция базового дохода требует всестороннего и глубокого исследования, которое еще не началось. Пока противники концепции в основном говорят о дороговизне базового дохода для государственного бюджета, но сущностных возражений пока не представлено. Однако даже на поверхностный взгляд в концепции базового дохода зашит ряд серьезных рисков.

Во-первых, если речь идет о базовом доходе, которого достаточно для поддержания приемлемого уровня жизни в сочетании с массовой безработицей (предположим, что вследствие роботизации она все-таки наступила), возникает серьезный риск чрезмерной зависимости граждан от государства. В сочетании с системами вроде системы социального рейтинга, тестируемой в Китае, базовый доход может стать серьезным элементом тоталитарного давления на граждан.

Во-вторых, нам только предстоит оценить взаимосвязь базового дохода и мотивации человека к труду, а также воздействие таких реформ на общество и экономику. Веками основная масса людей была вынуждена тяжело трудиться, поэтому возможность самореализации без тяжелого труда кажется сегодня несомненным благом, но влияние труда на всю нашу жизнь может оказаться куда более важным, чем мы привыкли считать. И это не говоря о возможном влиянии базового дохода на инфляцию, миграцию, рынок труда и т. д. Интересно, что эксперимент с базовым доходом в Онтарио никак не наберет достаточно добровольцев — интуитивно людям не нравится идея получать и раздавать деньги «просто так».

Этим интервью г-на Стэндинга мы открываем дискуссию о базовом доходе на страницах нашего журнала.

— Господин Стэндинг, по вашему мнению, в чем основная необходимость безусловного дохода?

— Есть две причины. Первая: преодоление неравенства. Необходимо выдавать средства всем, каждый месяц. И богатый, и бедный — каждый в равной степени должен получать свою долю. Это даст возможность обеспечить каждому базовую безопасность. Таким образом, базовый доход автоматически победит неравенство доходов или, во всяком случае, уменьшит его.

Вторая причина — глобализация и технологические изменения. Меняются рабочие места. Реальная заработная плата растет медленнее, чем реальное благосостояние, причем в богатых индустриальных странах она продолжит стагнировать. Во всем мире доходы от капитала растут, а трудовые доходы падают. Но, что еще хуже, доходы от активов — от интеллектуальной собственности, недвижимости, финансовых активов — растут очень быстро. Поэтому мы не можем ожидать, что в двадцать первом веке реальная заработная плата будет основным средством, с помощью которого люди смогут избегать нищеты и обеспечивать свою экономическую безопасность. Те, кто теряет, будут продолжать терять. В этом контексте нам нужна новая система распределения доходов между людьми, которые получают ренту, и людьми, которые ее не получают. И я думаю, что это фундаментальный экономический аргумент в пользу безусловного дохода. Базовый доход — это якорь системы распределения доходов.

В своей книге я утверждаю, что именно социальная справедливость — фундаментальная причина для поддержки безусловного дохода.

— Что вы имеете в виду под социальной справедливостью?

— Социальная справедливость в том, чтобы сделать доступными доходы и богатство для всех, включая вас и меня, для многих поколений, что бы мы сами ни делали. Наследование богатства дает людям социальные дивиденды, что не так уж справедливо. Многие соглашаются с этим доводом, когда мы объясняем, что индивидуальное богатство для самих себя мы получили от вложений миллионов людей до нас. Это этическая основа, которая напрямую относится к распределению богатства в обществе.

Вторая причина, по которой мы должны двигаться к базовому доходу, — это бо́льшая свобода. Я считаю, что политические институты XX века, включая советскую систему, включая государство всеобщего благоденствия, а также неолиберальных политиков и экономистов, придают слишком мало значения свободе. Свобода важна, и какие бы еще ценности вы ни разделяли в остальном, я думаю, в любом случае вы цените свободу.

Так вот, безусловный базовый доход дает две новые категории свободы.

Во-первых, это свобода сказать «нет» эксплуатации. Нанимателям, членам семьи, чиновникам. Сегодня люди не могут противостоять этому из-за неуверенности в будущем.

Способность сказать «нет» — это очень важная свобода, которую сегодня не ценят люди с высокими доходами и не имеют люди с низкими доходами.

Базовый доход также усиливает то, что я называю республиканской свободой. Республиканская свобода — это свобода избегать доминирования других людей. Если я могу делать что-то только потому, что ты мне даешь разрешение, то это не свобода. Свобода, о которой я говорю, — это свобода принимать жизненные решения, не спрашивая разрешения бюрократов, госслужащих, членов семьи. Базовый доход позволит укрепить эти формы свободы.

Единственный путь к чувству безопасности

— Но не получим ли мы через несколько поколений всеобщей жизни на базовый доход ограниченное интеллектуально и морально общество?

— Есть еще аргумент: базовый доход по определению дает базовую безопасность, а это очень важный аспект нашей жизни. Психологи и врачи уже показали без сомнений, что неуверенные в своем будущем, в своей защищенности люди страдают физически и морально. Такие люди не могут принимать стратегические решения о жизни и могут страдать от стрессов, нервных срывов и психических заболеваний, а это ведет к ухудшению здоровья. Базовый доход улучшит не только базовую безопасность, но и интеллект. Можно ожидать, что если люди будут иметь эту безопасность, то их IQ увеличится, и он будет падать, если лишить людей уверенности. Мы должны дать людям безопасность, если мы хотим получить здоровых, способных и сознательных граждан. Я полагаю, базовый доход — единственный способ сделать это, единственное, что даст гражданину чувство принадлежности к обществу, чувство моральной интеграции в общество.

— Напрашивается такая аналогия: государство содержит своих граждан, как муж содержит жену-домохозяйку или как семья содержит детей. В современном мире такие модели рискованны, потому что в любой момент содержание может прекратиться. И придется все же идти работать.

— Я думаю, мы должны вообще изменить концепцию того, что мы подразумеваем под работой. Женщина, которая следит за ребенком, тоже трудится. Работа, которую мы выполняем, ухаживая за старшими или иными членами семьи, — это тоже работа. Люди делают большую сущностную ошибку, полагая, что если женщина ухаживает за ребенком, то она не работает, а вот если она смотрит за чужим ребенком и получает за это деньги, то это называется работой. Мне кажется, что в обоих случаях эта деятельность — работа. И я считаю важным, чтобы все, каждый мужчина и каждая женщина — в особенности женщина! — имели экономическую безопасность вне зависимости от того, какую работу они выполняют. И если у всех есть эта безопасность, дальше люди могут свободно строить свою жизнь и улучшать ее.

— Останутся ли желающие работать в таком случае?

— Мы знаем из исследований и пилотных проектов по базовому доходу, что люди с базовым доходом реально работают больше, а не меньше, потому что у них больше уверенности, сил, стабильности. Девяносто девять процентов людей хотят улучшить условия своей жизни, и если дать им базовый доход, то они все равно будут продолжать хотеть этого. Ошибочно думать, что если дать людям скромный доход, то они обленятся. Это не так, мы устроены по-другому! Если вам или мне дать, скажем, сто евро в месяц, вы не прекратите работать, так как хотите жить лучше. Вы все равно будете хотеть улучшить жизнь своих детей, родителей, общества. Актуальный факт: существующая система социальной безопасности часто не позволяет выходить за определенные рамки в отношении работы и улучшения жизни. У меня в книге есть целая глава, где представлены теоретические, эмпирические и статистические доказательства того, что люди с чувством безопасности в действительности работают больше, а не меньше.

Сторонники базового дохода рассчитывают, что он позволит дать всем, особенно женщинам, экономическую безопасность — включая тех, кто занят репродуктивным трудом 46-02.jpg
Сторонники базового дохода рассчитывают, что он позволит дать всем, особенно женщинам, экономическую безопасность — включая тех, кто занят репродуктивным трудом

Навстречу общей собственности

— Откуда могут правительства взять деньги для выплаты базового дохода? Должен ли это быть специальный налог?

— Сейчас обсуждаются различные пути финансирования базового дохода, и я думаю, что важно смотреть с позиции политического прагматизма, а не с точки зрения воображаемой утопии. Я думаю, что нам нужно создать некий фонд, из которого можно будет платить скромный базовый доход. Да, сначала базовый доход будет представлять собой малые суммы (хотя это будет зависеть от того, как мы сможем все организовать), но со временем фондирование для него будет увеличиваться, и размер базового дохода повысится. Я не верю, что мы сможем ни в чем себе не отказывать на базовый доход, думаю, вы понимаете это.

— То есть мы не можем просто взять наше население и умножить на количество рублей, которые планируем выплачивать и которых хватит на безбедную жизнь?

— Не думаю, что это правильный путь. Скорее мы обеспечим каждого скромной суммой, которая покроет его базовые потребности — еду, ренту и тому подобное. И эта сумма будет расти по мере возможности фондирования.

— А что будет представлять собой это фондирование?

— С фундаментальной точки зрения это должны быть демократически контролируемые суверенные фонды, которые будет создавать каждая страна. Сейчас более шестидесяти стран уже имеют такие фонды, но это не совсем то: они часто недемократичны и подразумевают доходы от ресурсной ренты, полученные от структур и физлиц. Неправильно, что доходы от нефти, например в России, поступают очень скромному количеству компаний и лиц. Ведь эти резервы от нефти принадлежат народу России в целом, и как минимум часть должна собираться в суверенных фондах, чтобы впоследствии выплачиваться как социальные дивиденды на протяжении длительного времени. Но я также считаю, что такие фонды должны пополняться и за счет ренты, полученной от интеллектуальной собственности, патентов и иными способами, которые на данный момент получает узкий круг олигархов и бюрократических структур, и народу из этого ничего не достается. Финансирование базового дохода должно производиться именно таким способом — не целиком из подоходного налога или в основном из подоходного налога. Потому что средства подоходного налога тратятся на другие статьи расходов в экономике. Я думаю, гораздо лучше фонды капитала, с которого каждый гражданин получит дивиденды.

— Фактически вы предлагаете перевернуть систему распределения доходов с капитала и само понятие собственности.

— Скорее идея в том, чтобы сделать значение собственности более справедливым. Базовый доход и такие фонды не уберут частную собственность. Это не значит, что ты не можешь иметь дом, яхту, машину или что- то еще. Но это усилит общую собственность. Это даст людям чувство, что они участвуют в богатстве страны — участвуют в генерировании национальных богатств, плюс каждый получит более честную долю таких богатств. Граждане страны с безусловным доходом станут людьми, которые являются полноправными членами общества с фиксированной ценностью и имеют возможность строить свою жизнь.

Вообще, я думаю, довольно экстремально иметь только госсобственность или только частную собственность, это ведет к гротескному неравенству и гротескной потере свободы. Если у нас будет только частная собственность, то мы приходим к системе «победитель получает все». Это ведет к очень грустному развитию событий, которые мы видели в девяностые годы в России, с клептократией.

— Но в таком случае в чем отличие вашей концепции общей собственности от социализма, который мы пытались построить с 1917-го по 1990-е годы? Он тоже провозглашал общую собственность.

— То, что я предполагаю в качестве базового дохода, полностью противоположно советской системе. Старая советская система заставляла всех работать, получая исключительно низкую плату, причем все работали на государство. Это полная противоположность тому, что я предлагаю. Существует фундаментальная разница между тем, чтобы дать всем людям базовый доход, и тем, чтобы заставлять всех работать на заводе и платить копейки. Это фундаментально различные типы договора. Старая советская система имела проблемы со свободой, так как конституция подразумевала: кто не работает, тот не ест. Это ужасно! Если ты гражданин, у тебя должно быть право есть, жить свободно и строить жизнь. Это совершенно иной взгляд на вещи.

— Сейчас проводится ряд экспериментов по базовому доходу — насколько репрезентативными можно считать их результаты? Ведь эксперименты проводятся в отдельных населенных пунктах или областях, тогда как вокруг них вся страна продолжает жить по-прежнему и люди понимают, что, когда эксперимент закончится, им, скорее всего, придется вернуться к обычной форме жизни, где доход можно получать или за труд, или как ренту.

— Многие тысячи людей, которым мы выдали базовый доход, смогли улучшить свое питание, особенно для детей, улучшили здоровье, особенно это касается инвалидов и женщин. Они смогли повысить свою экономическую активность, больше работали и больше производили, причем производили товары лучшего качества. В некотором смысле их сообщество было более интегрированное и стабильное. Пилоты полезны, они помогают понять и разрешить сложности концепции базового дохода.