Цифровая диктатура Пекина

Заур Мамедьяров
к.э.н., заведующий сектором экономики науки и инноваций ИМЭМО РАН
21 мая 2018, 00:00

Уже более двадцати лет власти КНР реализуют проект «Великий китайский файрвол», закрывающий гражданам страны доступ к ведущим западным сайтам

Китай старается держать интернет-границы на замке

Китай занимает первое место в мире по числу пользователей интернета. В прошлом году их стало более 772 млн, рост на 5,6% за год. Почти столько же людей пользуются мобильными телефонами. В стране широко распространены онлайновые государственные услуги и мобильные сервисы — 65,5% веб-юзеров совершают оплату с помощью смартфонов. Для всего этого в Китае построена впечатляющая цифровая инфраструктура, которая поражает своим масштабом и закрытостью.

В Китае официально запрещены и заблокированы ведущие международные сервисы — от Facebook и Google (включая Google Play, YouTube и Gmail) до Snapchat и Twitter. Жителям США и Западной Европы трудно представить себе, насколько велика обособленность китайского интернета. Еще лет пять назад в России можно было услышать лишь шутки относительно «Великого китайского файрвола», однако в свете ужесточения политики в сфере интернета в последние годы опыт Китая становится более интересным. Здесь актуальны два вопроса: разумно ли России идти по пути Китая и возможно ли это в принципе?

Эпизод с блокировкой Telegram беспрецедентен по простой причине: никогда ранее в России не проводили блокировку миллионов IP-адресов, тем самым подрывая работу многочисленных сайтов и сервисов (включая Google). В Китае подобный масштаб блокировок — давно свершившийся факт. По меньшей мере 130 из тысячи наиболее популярных мировых сайтов в Китае заблокированы, а возможности использования ведущих зарубежных облачных сервисов (полезных в том числе для бизнеса) фактически закрыты. И тем не менее онлайн-жизнь в Китае кипит. А всё благодаря тому, что в стране созданы собственные аналоги практически всех зарубежных сервисов. Это и социальные сети, и мессенджеры, и облачные хранилища, и даже своя поисковая система. При наличии колоссального числа пользователей закрытая сеть оказалась не просто жизнеспособной, но и вполне успешно заменила для рядового китайца глобальный интернет.

Новая великая стена

Интернет пришел в Китай в 1994 году. Сначала китайские власти рассматривали технологическую новинку как способ интеграции в общемировую экономику и не контролировали ее. Однако по мере того, как интернет становился неотъемлемой частью межкультурной коммуникации, правительство все больше видело в нем серьезную опасность: китайский народ мог принять западную модель общества за образец и отступить от линии партии. В 1997 году власти начали вспоминать применительно к интернету известное высказывание Дэна Сяопина: «Если открыть окно, вместе со свежим воздухом прилетят и мухи». От мух было решено избавиться — так начали строить «Великий китайский файрвол». Показательно, что китайцам помогали его создавать американские компании, в частности IBM. Было решено блокировать любые материалы, критикующие КПК, призывающие к свободе слова и интернета, а также носящие сексуальный характер.

Со вступлением в должность председателя КНР Си Цзиньпина в 2013 году власти стали еще активнее перекрывать кислород китайскому интернету. Любое событие, которое вызывает рост протестного движения в Китае, приводит к усилению интернет-цензуры. Так, когда в июле 2017 года умер китайский правозащитник и лауреат Нобелевской премии мира Лю Сяобо, работы которого запрещены на его родине, цензоры старательно вычищали из интернет-пространства Китая любые слова соболезнования в адрес семьи покойного. В результате издержек «ковровой» блокировки файрвол, закрывая доступ к запрещенному Google, заблокировал заодно и вполне легальный научный поисковик Google Scholar. Китайская цензура порой доходит до абсурда: однажды под запретом оказался безобидный Винни-Пух. Статью о симпатичном медвежонке на некоторое время убрали из Википедии из-за того, что блогеры нарисовали карикатуру на Си Цзиньпина в образе Винни.

В последние годы наметился общемировой курс на усиление контроля интернета. Уникальность Китая лишь в жесткости и масштабе. По данным международной OpenNet Initiative, к странам с наиболее «закрытым» интернетом помимо КНР относятся Саудовская Аравия, Сирия и Иран. Но ограничения так или иначе используются и в большинстве развитых стран, хотя в существенно меньшей степени. В Китае блокировки в основном направлены на сервисы крупнейших IT-гигантов (преимущественно из США), власти стремятся оперативно замещать иностранные программы и услуги, и у них это получается.

Китайская мухобойка

Блокировки по IP-адресам — самое простое решение, в Китае его начали использовать почти сразу. Сейчас «Великий китайский файрвол» основан на таких методах, как DNS- и URL-фильтры, блокировка VPN-сервисов, с помощью которых пользователи обходят запреты на посещение интернет-ресурсов. Иероглифическая письменность позволяет эффективно блокировать слова и фразы. Например, «Тяньаньмэнь». При этом пути для обхода блокировок все равно остаются: услугами незарегистрированных VPN-сервисов пользуются транснациональные компании, у которых есть отделения в Китае, а следовательно, заблокировать абсолютно все VPN-сервисы для Китая политически проблематично.

Одновременно с «Великим файрволом» Китай осуществляет и другие проекты, призванные защитить веб-экосистему страны от «мух». Файрвол блокирует прежде всего зарубежные интернет-ресурсы, но «мухи» порой появляются и внутри Китая: от них отбиваются уже «Золотым щитом». «Золотой щит» осуществляет цензуру внутри китайского интернета: по оценкам Amnesty International, чтобы отслеживать неугодные правительству страны публикации, на проекте работают от 30 до 50 тыс. сотрудников цензурных комитетов. Еще до двух миллионов человек работают в сотнях интернет-компаний Китая, занимающихся мониторингом мнений в социальных сетях и создающих отчеты на основе собранных данных. Специальные комментаторы формируют «правильное» общественное мнение — их проправительственные сообщения в китайских соцсетях исчисляются миллионами.

Летом 2017 года правила ужесточили: Администрация киберпространства Китая выпустила документ, который фактически положил конец анонимности в китайском интернете. Теперь любой, кто хочет оставить комментарий на интернет-ресурсе, обязан предоставить свое настоящее имя — в противном случае его пост просто не опубликуют.

Более того, медиакомпании обязали проверять каждый комментарий и пост пользователей перед публикацией. Чтобы гарантировать чистоту китайского интернета, власти возложили ответственность за публикации в медиа и социальных сетях не только на пользователей, но и на владельцев СМИ и интернет-порталов. В результате медиакомпаниям отныне приходится заниматься самоцензурой, чтобы не потерять бизнес в Китае.

Технологический рынок Поднебесной настолько огромен и прибылен, что компании готовы поступиться принципами, чтобы его не потерять. Та же Apple, которая в США противостоит попыткам правительства получить доступ к смартфонам пользователей, в Китае с готовностью следует правилам Администрации киберпространства и удаляет приложения для доступа к VPN-сервисам из AppStore. И Apple можно понять: благодаря Китаю компания получает огромную прибыль, именно там она производит свои смартфоны, и проблемы с китайским правительством ей не нужны.

Даже несмотря на цензуру и закрытость интернета, объемы товарного рынка и экономики Китая столь велики, что китайцы могут позволить себе построить файрвол и ограничить пользователям доступ к зарубежным онлайн-сервисам. По оценкам аналитиков, на одно только создание файрвола еще до его запуска ушло более 800 млн долларов. Для контроля интернет-трафика между Китаем и остальным миром построены специальные точки доступа (узлы). Их стоимость засекречена. Ежегодные затраты на поддержание системы блокировки интернета можно оценить в миллиарды долларов. Маловероятно, что какая-либо другая страна могла бы справиться с такими затратами.

В Китае же создание файрвола в определенной мере даже оправданно: в закрытых тепличных условиях китайским компаниям не приходится бороться с конкуренцией со стороны западных стран. Наибольшую выгоду из существующей системы смогла извлечь гигантская корпорация Alibaba, цифровое воплощение массового и дешевого товарного экспорта из Китая. Alibaba не только получает огромную прибыль на китайском рынке, но и смогла осуществить экспансию за рубеж. Рост капитализации позволил компании заняться и другими технологическими инновациями: был создан Alipay.

Использование цифровых технологий для роста роли государства в китайском обществе продолжается: в 2014 году правительство Китая постановило к 2020 году реализовать систему социального кредита — программу, анализирующую проявления честности у граждан (к таким проявлениям относятся, в том числе, своевременное погашение кредита, уплата штрафа, отсутствие судимостей, достойное поведение в интернете). На данном этапе тестируются пилотные проекты системы социального кредита, один из них реализует Alibaba. И уже в скором времени ожидается введение ограничений для граждан с низким рейтингом. Но насколько масштабна будет цифровая диктатура и как она изменит Китай, сейчас предугадать невозможно.