Куда дует мусорный ветер

Специальное обозрение
Москва, 28.05.2018
«Эксперт» №22 (1076)
Из экологической напасти бытовой мусор должен превратиться в ценный ресурс. Для этого в России в ближайшее время предполагается наладить раздельный сбор бытовых отходов и усовершенствовать систему их переработки и утилизации

ТАСС

В среднем каждый житель Российской Федерации за год выбрасывает в помойку 400 кг бутылок, пакетов, упаковок, газет и прочих ненужных вещей. А всего в стране каждый год появляется 70 млн тонн твердых коммунальных отходов. Если всю эту массу сложить, то получится примерно семь тысяч Эйфелевых башен.

Официальная статистика печально сообщает, что сегодня на вторичную переработку попадает лишь семь-восемь процентов всего бытового мусора (по оценкам представителей экологических движений, на самом деле эта доля может быть даже вдвое меньше). Основная же масса содержимого наших мусорных ведер вывозится на свалки или на мусорные полигоны, площади которых уже превосходят территории европейских государств.

Официально в России действуют 15 тыс. санкционированных свалок, которые в сумме занимают четыре миллиона гектаров. Это больше, чем четыре площади Кипра, или одной Швейцарии, или Нидерландов. Например, в одном только Подмосковье общая площадь легальных мусорных свалок достигает 15 кв. км (для сравнения: площадь Москвы внутри Садового кольца — 18 кв. км). И это не считая нелегальных свалок, общий размер которых, по мнению представителей экологических движений, тоже исчисляется миллионами гектаров по всей России.

При этом мусор продолжает свое наступление. По данным Росстата, общий объем отходов потребления и производства стремительно растет — за последние пятнадцать лет он вырос более чем вдвое — с 2,6 млрд до 5,5 млрд тонн (см. график 1). Под захоронение бытовых отходов ежегодно выделяется порядка полумиллиона гектаров (это сопоставимо, например, с территорией Люксембурга). Если так пойдет и дальше, то, по прогнозам, в России в ближайшие восемь лет общий объем официальных свалок бытового мусора завоюет территорию площадью восемь миллионов гектаров — то есть две площади Швейцарии или восемь Кипров.

Опасный мусор

Обширная территория России сыграла в отношении мусора злую шутку. Исторически в стране была выбрана стратегия вывоза мусора на свалки как самый дешевый и простой способ избавляться от отходов нашей повседневной жизни, — дескать, земли много, проще выбрасывать коммунальный мусор на всё новые и новые территории. Теоретически мусорные полигоны должны отвечать определенным нормам безопасности. Но на деле эти нормы часто нарушаются, да и соблюдение всех норм не гарантирует защиты от экологических бедствий.

По статистике, основные составляющие бытового мусора — это пищевые отходы (22%), бумага и картон (17%), стекло (16%), пластик (13%), так называемый отсев (ветки, листья — 10%), текстиль (3%), строительные отходы (3%), металлолом (2%), кожа, резина (1%) и прочее (13%, см. график 2). Все эти отходы негативно влияют на природу. Мусор, постепенно разлагаясь, образует канцерогенные вещества. Это приводит к отравлению почвы, атмосферы, грунтовых вод. На свалках размножаются бактерии, грибки, вирусы, тараканы, крысы. Особенно плохо то, что в последнее время на свалки попадает все больше опасных элементов. Например, в просроченных лекарствах, медицинском мусоре, люминесцентных лампах, термометрах, остатках лаков и красок содержатся ядохимикаты и такие опасные для всего живого вещества, как ртуть, сера, мышьяк, тяжелые металлы. В результате биохимического разложения, особенно в теплое время, на свалках появляется биогаз, или так называемый свалочный газ, который более чем наполовину состоит из метана, а также из серы и сероводорода. Такой газ не просто вреден, а очень опасен для человека: он может вызывать отек легких, приводить к судорогам, нервному параличу и даже к смерти.

Еще одна опасность свалок связана с тем, что в результате разложения и химических реакций мусор изнутри сильно нагревается (температура в глубине мусорной свалки может превышать сто градусов), в результате чего возникают возгорания. А пожар на свалке может быть серьезным экологическим бедствием для окружающей среды, так как в этом случае в результате горения опасных материалов в атмосферу попадают высокотоксичные химические вещества — диоксины.

О том, что соседство растущих свалок с жилыми районами уже достигло в России опасной близости, свидетельствуют громкие инциденты, которые стали особо частыми в последнее время. Например, еще с 1980-х годов начавшиеся возгорания на Игумновском полигоне под Дзержинском (Нижегородская область) привели к тому, что этот город сейчас входит в топ-15 самых загрязненных мест России. Выступления граждан против свалок в последние годы происходят в Омске, Махачкале, Оренбурге, Иркутске и во многих других регионах. Особенно бушуют страсти в Подмосковье, где экологическая обстановка из-за свалок перешла в разряд критических, ведь на московский регион приходится порядка 20% всего бытового мусора в стране. Например, по личному распоряжению президента России в прошлом году в результате массовых протестов здесь был закрыт полигон «Кучино» в Балашихе, который проработал более тридцати лет. Площадь этой свалки составляла более 50 га, а в некоторых местах горы мусора достигали высоты тридцатиэтажного дома. Весной этого года громкий инцидент произошел в Волоколамске близ мусорного полигона «Ядрово». Здесь случился выброс свалочного газа, в результате которого были госпитализированы более 50 детей. Тогда в Волоколамске прошел многотысячный митинг, после которого и. о. главы района был отправлен в отставку.

За 15 лет объем отходов в России вырос более чем вдвое 67-02.jpg
За 15 лет объем отходов в России вырос более чем вдвое

Рекультивация

Всем понятно, что наступление мусорных свалок надо останавливать, и делать это надо было еще вчера. В 2014 году в России была принята госпрограмма «Чистая страна», согласно которой доля захоронения твердых коммунальных отходов должна серьезно снижаться, а существующие мусорные полигоны — рекультивироваться. Например, власти Подмосковья еще четыре года назад объявили о стратегии ухода от полигонного захоронения мусора. Мероприятия по закрытию действующих свалок идут с 2013 года — из 39 действующих полигонов перестали работать уже 24. Как упоминалось выше, в июне прошлого года был закрыт полигон «Кучино» в Балашихе, осенью были закрыты полигон «Кулаковский» в Чеховском районе и «Царево» в Пушкинском районе, общая площадь которых превышала 30 га. Одновременно ведется рекультивация закрытых мусорных свалок, чтобы минимизировать их вредное воздействие на природу. Например, только в рамках Года экологии в прошлом году было объявлено о начале рекультивации 20 крупных мусорных полигонов по всей стране, на что из государственного бюджета было выделено более 18 млрд рублей. В частности, в Подмосковье началась рекультивация закрытых полигонов «Каширский» (10 га), «Быково» (9 га) и «Электросталь» (10 га). Большая работа ведется по рекультивации полигона «Кучино» — здесь свалку уже засыпали слоем грунта и пробурили 55 скважин газоотведения, а всего, по некоторым оценкам, рекультивация этого объекта обойдется в четыре миллиарда рублей. Началось обустройство полигона «Ядрово» под Волоколамском, здесь подмосковные власти обещают построить специальный купол, который будет обеспечивать систему дегазации и предотвращать загрязнение атмосферы.

Зажигай

Вместо мусорных полигонов власти и бизнес обещают построить современные предприятия по утилизации и переработке мусора. В частности, речь идет о возведении мусоросжигающих заводов, которые, работая на бытовых отходах, будут производить электроэнергию. В декабре 2016 года Совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам при президенте РФ утвердил план строительства в московском регионе и Татарстане четырех таких предприятий. Заявленный бюджет проекта — 255 млрд рублей, срок реализации — 2017–2025 годы.

Конкурс на возведение этих четырех мусоросжигающих заводов выиграл фонд «РТ-Инвест» (подконтрольный госкорпорации «Ростех»). Необходимые технологии закуплены у японско-швейцарской фирмы Hitachi Zosen Inova (HZI), которая уже построила подобные предприятия по всему миру, в том числе, например, в центре Парижа. Разработчики проекта обещают, что с началом действия мусоросжигающих предприятий объем захоронения бытовых отходов в Московской области будет снижен с 9,5 млн тонн в 2017 году до 6,5 млн тонн в 2025-м, а в Татарстане и вовсе все 5,9 млн тонн отходов будут сжигаться. Мощность выработки электроэнергии каждого подмосковного завода составит 70 МВт. Завод в Казани будет чуть менее мощным, он сможет выработать 55 МВт электроэнергии. При этом инженеры заявляют, что новые заводы будут уничтожать мусор безопасно для окружающей среды. Используемые технологии построены на том, что мусор поступает в огромную печь, в которой он при температуре 1260 градусов проходит первичную обработку — сжигается. При такой температуре сжигаются и разлагаются все самые вредные газы, дальше все газы повторно дожигаются при температуре 860 градусов в реакторе. Затем они проходят систему фильтрации, состоящую из трех стадий, где удаляются все вредные примеси и в результате в трубу попадает только пар без запаха. Ну а пар будет раскручивать турбины, производящие электроэнергию.

Переработка лучше

Впрочем, упор на создание мусоросжигающих заводов вызывает критику многих специалистов и активистов экологических движений. Технологии сжигания мусора имеют ряд недостатков. Во-первых, сами по себе эти проекты дороги. В Европе, где существует дефицит мощностей для выработки электроэнергии и цены на нее значительно выше, в использовании мусоросжигательных заводов для генерации электроэнергии есть экономическая оправданность, в России же получаемое на них электричество будет «золотым» и неконкурентоспособным.

Во-вторых, технология мусоросжигания рассчитана на то, что в сжигательные заводы будут попадать только пригодный для сжигания мусор. А так как в стране еще не налажена сортировка бытового мусора, есть вероятность, что будут сжигаться в том числе опасные отходы, в результате чего в атмосферу станут попадать вредные вещества. Беспокоит экологов и то, что в результате сжигания бытового мусора помимо возможных вредных выбросов в воздух образуется зола и шлак. При этом класс их токсичности намного выше, чем у исходного мусора. С золой и шлаком тоже придется что-то делать, причем их образуется достаточно много — порядка 30% первоначального веса отходов. «В европейских странах, действительно, до 50 процентов отходов сжигается. Однако в начале 2017 года Еврокомиссия порекомендовала им воздержаться от строительства новых мусоросжигательных заводов, от господдержки мусоросжигания и развивать именно перерабатывающую отрасль, — говорит Мария Малороссиянова, координатор проектов движения ЭКА. — Часто приводится в пример Швеция, которая закупает за рубежом мусор, чтобы сжигать его на своих заводах. Но при этом умалчивается, что это негативный опыт, так как за счет роста переработки в стране уменьшается количество смешанного мусора для сжигания. Но поскольку работа мусоросжигающего завода предполагает регулярное поступление определенного количества мусора (в противном случае наступят санкции со стороны инвестора), Швеции не хватает своего мусора, и она вынуждена его импортировать».

Очевидно, что наряду с мусоросжиганием в России надо развивать систему переработки бытовых отходов, как это происходит в развитых странах — например, в Сан-Франциско более 80% бытовых отходов мегаполиса успешно перерабатываются.

При этом переработка мусора не только благо для природы, но и коммерчески привлекательное дело. Например, в Центральном федеральном округе, по мнению экспертов Ассоциации межрегионального социально-экономического взаимодействия ЦФО, можно будет зарабатывать до 68 млрд рублей ежегодно. Из старых автомобильных покрышек можно, например, делать покрытия для детских и спортивных площадок, из органических отходов — удобрения, из стекла — стекловату, из пластика — строительные материалы, из макулатуры — бумагу и упаковку.

Бизнес уже давно понял, что перерабатывать бытовые отходы выгодно. По некоторым оценкам, в России действует порядка полутора тысяч предприятий, занятых переработкой вторсырья. Однако парадокс в том, что при растущих вавилонских башнях мусора по всей стране мощности этих предприятий недозагружены. Например, на нехватку сырья жалуются представители завода «Пларус», расположенного в Солнечногорском районе Подмосковья (предприятие перерабатывает старые пластиковые бутылки в новую тару). Хотя старых пластиковых бутылок на подмосковных свалках — горы, завод вынужден завозить отходы из российских регионов.

«В России не хватает макулатуры. С этой проблемой сталкиваются и местные переработчики, и мы как экспортеры макулатуры, — в частности, мы используем макулатуру из России на одной из наших фабрик в Финляндии для производства газетной бумаги, — констатирует Наталия Малашенко, директор по корпоративным отношениям лесопромышленной компании UPM. — В Европе доля сбора и вторичной переработки бумажных отходов составляет около 75 процентов, в США — около 65 процентов, в то время как в России этот показатель составляет не более 20–30 процентов, по экспертным оценкам. В Европе около 70 процентов газетно-журнальной макулатуры собирается от домохозяйств, в России же этот показатель в лучшем случае достигает одного-двух процентов».

Переработчики отходов в один голос говорят, что решить проблему нехватки вторсырья для переработки могла бы система сортировки мусора. Здесь нам надо срочно перенимать зарубежный опыт, разъяснять принципы раздельного сбора мусора населению. «Одна из основных проблем в России на сегодняшний день — цивилизованный сбор мусора, — говорит Дмитрий Ляшенко, управляющий партнер компании “Экокомбинат Альянс”. — В стране не готова не готова инфраструктура по сбору бытовых отходов, весь мусор собирается без сортировки. Чтобы запустить процесс цивилизованной переработки, необходимо сортировать мусор на этапе сбора: стекло, пластик, бумага и так далее. И здесь мы получаем еще одну проблему: у населения отсутствует культура правильной утилизации, которую необходимо воспитывать».

Впрочем, напрасно говорят, что российское население несознательно и не будет само сортировать мусор. При правильной агитации, удобной и понятной инфраструктуре жители России с энтузиазмом поддерживают идею внести свой вклад борьбы с мусором. Об этом, например, свидетельствует опыт Саранска, где при участии немецкой компании Remondis уже налажена эффективная раздельная сборка мусора — доля смешанного мусора в общем объеме бытовых отходов в городе сейчас составляет всего 10%, а остальной отсортированный мусор идет на переработку.

«Переработка бытового мусора невозможна без сбора отсортированного бытового мусора у населения, — отмечает Ольга Зацепина, руководитель департамента экологического проектирования компании EcoStandard Group. — Сортировка бытового мусора людьми у них дома намного эффективнее любой сортировки смешанных отходов на сортировочных станциях. Сейчас сортировать бытовые отходы дома людям мешает, во-первых, отсутствие инфраструктуры, а во-вторых, отсутствие опыта и понимания, как это делать. И то и то поправимо и является вопросом времени. Первая проблема решается созданием удобной и понятной для людей инфраструктуры: размещением бачков для раздельного сбора мусора в каждом дворе и сопровождением их подробной инструкцией по сортировке, плюс регулярным вывозом и в идеале прозрачной схемой дальнейшего пути отходов. Каждый, кто сортирует и выбрасывает мусор раздельно, должен иметь возможность легко узнать, куда попали его отходы и что они действительно переработаны, а не выброшены в ближайшем подмосковном лесу на несанкционированной свалке. Сейчас многие убеждены именно в таком исходе, потому и не сортируют. В Швейцарии на мусорной площадке можно увидеть до 40 контейнеров с разными фракциями. Там будут не просто стандартные фракции (пластик, стекло, бумага, металл), а отдельно собранные разные виды бытовой электроники, мебель, провода, разные виды пластика и так далее. И это только звучит недостижимо — швейцарцы не представляют, как можно по-другому, так что дело лишь в привычке».

Большая часть мусора - это ценный ресурс для переработки 67-03.jpg
Большая часть мусора - это ценный ресурс для переработки

За прозрачность «мусорного» бизнеса

Наладить раздельный сбор мусора у населения должна новая система обращения с отходами. Речь идет о так называемых территориальных схемах, которые, по заявлениям властей, утверждены в 85 субъектах федерации. В скором времени во всех российских регионах будет создан свой региональный оператор, который будет обязан осуществлять раздельный сбор бытового мусора, производить его первичную сортировку, оснащать все мусоровозы системами контроля передвижения ГЛОНАСС и весового контроля для гарантированной доставки всех отходов на объекты по переработке.

Предприниматели и участники рынка переработки отходов надеются, что раздельный сбор мусора в России удастся повсеместно наладить в самое ближайшее время. Кроме того, они выступают за более высокую прозрачность «мусорного» бизнеса в России. «Сегодня, к сожалению, мы сталкиваемся с проблемой “клановости”֨ этого бизнеса, — говорит Дмитрий Ляшенко из “Экокомбинат Альянс”. — Как и в любой сфере бизнеса с высокой маржей, здесь идет борьба между теми, кто уже работает в отрасли по классической схеме, о которой писалось выше, и теми, кто имеет возможности и желания внедрить инновации. К сожалению, первые обладают административным ресурсом, что сводит на нет все попытки вдохнуть в отрасль “свежий ветер перемен”. Пока не будет открытости власти к этому вопросу, прозрачности торгов, желания власти изменить положение дел к лучшему, до тех пор проблема переработки бытовых отходов будет стоять остро. Простыми словами: пока чиновники будут лоббировать аффилированные с ними компании, которым выгодно создавать горы мусора, не вкладывая средств в строительство заводов, до тех пор шансов у честного бизнеса с инновационными идеями нет. Сегодня все зависит от властей и от тех кланов, которые в этом регионе работают. Мы на своем опыте знакомы с реальными фактами жульничества чиновников при допуске участников к конкурсам, где выбирается региональный оператор, подтасовки критериев отбора победителей, покупки региональной ФАС. Бизнес, который хочет и может вкладывать в эту отрасль деньги, вынужден искать административный ресурс, что опять-таки сводит все к банальной коррупции. Честные торги, передача контрактов компаниям с наиболее сильными инвестиционными проектами поможет регионам России выйти на качественно новый уровень».

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (1076) 28 мая 2018
    Небоскребы — в прошлом
    Содержание:
    Кто оплатит рост

    Дискуссия на Петербургском экономическом форуме развернулась вокруг источников денег для будущего высокого экономического роста. Антон Силуанов надеется одновременно копить и тратить, а Владимир Путин приглашает иностранных инвесторов

    Главная новость
    Международный бизнес
    Реклама