Россия хрестоматийно использовала чемпионат мира по футболу, чтобы проломить стены ненависти вокруг России и внутри страны

RONAN EVAIN

Россия может гордиться каждой минутой этого чемпионата мира. Уровень организации и атмосферы на мундиале значительно превысил мои самые отважные ожидания. Хочется верить, что это не сказка на месяц, которая была просто исключением во всей нашей обычной футбольной жизни.

Перед стартом чемпионата я больше всего боялся бюрократической зарегулированности. Опасался, что органы правопорядка захотят, чтобы болельщики, как солдаты, шагали строем. Но нам практически предоставили полный карт-бланш на свободу. И в этом, наверное, секрет ошеломляющего успеха чемпионата. Главный вывод для нас как для болельщиков и экспертов, занимающихся вопросами антидискриминации: этот ЧМ показал, что только по-настоящему свободные люди могут быть счастливыми. И только по-настоящему счастливые люди могут быть толерантными. Открытость россиян, несвойственные им улыбки, немного застенчивые поначалу, участие в карнавальном веселье, в этом празднике футбола демонстрируют, что свобода для нашего человека имеет огромное значение. И когда говорят, что, мол, мы не умеем распоряжаться свободой, что мы не доросли до демократии и прочее, это полный бред.

Внезапно исчезли все проблемы, связанные с проявлениями расизма и хулиганства. Конечно, «хаотичная» продажа билетов ФИФА не позволяет формировать организованные группы на стадионах. Но нам также показали, что правоохранительные органы могут работать, когда захотят, пусть в арсенале у них в основном репрессивные меры. К людям, которые потенциально могли учинить проблемы, приходили в пять утра и проводили «профилактические беседы». Одного моего знакомого фаната сняли с рейса и привели в отделение, чтобы он подписал обязательство вести себя цивилизованно. Некоторым просто заблокировали доступ на стадион. Но и сами представители фанатского движения — они же считают себя патриотами — понимали, что любой негатив будет усилен в геометрической прогрессии, и это сильно ударит по имиджу России. У многих из них было понимание, что сейчас просто невозможна демонстрация российской версии Марселя, так как цена слишком высока.

Интересно, как близко восприняли чемпионат люди со всех окраин России. Мой приятель из Владивостока, который не посетил ни одну игру, звонил мне и признавался: чувствую гордость за свою страну, как никогда до этого. Россия продемонстрировала лучшие свои стороны. Есть большая философская дискуссия, что у нас нет индивидуализма, что он был практически стерт советским наследием, что у нас люди идентифицируют себя и свои достижения через успех коммуны, через успех общества. Поэтому мы бросались под танки и жертвовали собой ради блага страны. Но теперь не нужно жертвовать. А можно гордиться. Мы еще раз прошли этап национальной самоидентификации через коллективный успех.

И это еще один феномен чемпионата. Мы преодолели психологическую неуверенность и поняли, что нам есть что показывать миру. Что нам нечего стесняться за Россию. Что миллионы туристов могут уезжать от нас счастливыми. Ведь так все негативно освещалось и освещается, что у нас у самих появились сомнения, что мы в состоянии обойтись без потемкинских деревень.

Россия как ученик, который получил пятерку на очень сложном экзамене и сейчас понимает, что он разбирается в предмете гораздо лучше, чем думал раньше. Мы получили эту пятерку, и нам надо понять, что нам нечего бояться, надо отказываться от изоляции, нужно «открывать» страну.

Настоящая революция достоинства

Для меня этот чемпионат мира был важен не с точки зрения голов, побед и поражений, а тем, как наше общество ответит на беспрецедентный вызов. Этот чемпионат мира стал криком души, попыткой продемонстрировать, что, ребята, мы не настолько плохие, как вы нас преподносите. Вы можете любить или ненавидеть Путина, но нас 146 миллионов, и мы все разные, и в основном мы очень хорошие. И если с уважением относиться к русскому человеку, то он ответит тем же, а то и в кратном размере.

Мои иностранные коллеги всё негодуют: Путин, Путин, Путин… Я говорю: да, для Путина, безусловно, это было делом чести — провести чемпионат мира на высочайшем уровне. Но это не Путин и не сотрудники ФСБ были такими гостеприимными, улыбающимися и радостными во всех городах страны. Это наши люди, уставшие от дурацких клише и догм, постарались докричаться до всего мирового сообщества.

Конечно, власть использует эти фантомные боли для своего политического рейтинга. Но если уж кто и сделал революцию достоинства для какого-нибудь народа, то это, конечно, Владимир Путин. Я могу в чем-то соглашаться или не соглашаться с этим человеком, жестко критиковать его за внутреннюю политику, недостаток свободы слова и прочее. Но Путину, безусловно, удалось вернуть русским гордость и за этот чемпионат, и за всю страну.

Гуманизация России

Вокруг чемпионата мира была исключительно негативная аура. Западные, в основном англосаксонские, СМИ провели сильнейшую кампанию ненависти по отношению к России. И ненависти уже не просто к Путину, а ко всей нации: Россия отравила Скрипаля, Россия сбила «боинг», Россия готовится к фестивалю насилия. Это были фильмы BBC, статьи Guardian. Мне пытаются сказать, что это были таблоиды. Нет, это был фильм BBC — «Армия хулиганов в России» (Russia’s Hooligan Army). Невероятный уровень истерики. Британское государство впервые в истории официально и настоятельно призывало болельщиков не ездить в Россию. На матче Колумбия — Англия было всего полторы тысячи английских болельщиков! Это беспрецедентный антирекорд.

Но чемпионат показал, что футбол развенчивает все эти клише. Удивительно, но мне показалось, что российские болельщики стали едва ли не лучшей частью гражданского общества страны. Потому что именно они показали, насколько футбол может сближать. Как можно раздвинуть стены ненависти. Я выходил со стадиона «Лужники» после полуфинала, когда Англия проиграла Хорватии, и увидел рыдающего парня, английского болельщика. И русский парень, ни слова не зная по-английски, подошел и начал его успокаивать. Несмотря на всю кампанию ненависти, наши люди показали, что они отвергают пропаганду. И западные фанаты тоже разбили эту конъюнктуру неприятия друг друга, которую пытались нам навязать СМИ и политики. Даже если бы Россия потратила миллиарды долларов на рекламную кампанию, не было бы такого эффекта. Сотни часов Мария Захарова и Сергей Лавров, при всем моем к ним уважении, могут рассказывать о том, какая Россия хорошая. А англичане возвращаются домой и пишут: меня не съели медведи, на меня никто не напал, это топовая страна, прекратите антироссийскую пропаганду. И эти твиты набирают десятки тысяч лайков и ретвитов. Английские журналисты стали посмешищем и теперь оправдываются.

Я приехал в Испанию в футболке с логотипом чемпионата мира «Россия 2018», меня останавливают люди и говорят: как здорово у вас было! В телефонном разговоре после чемпионата представитель Немецкого футбольного союза признается: у нас реально мнение о вас изменилось, люди со слезами на глазах уезжали из России. Моя подруга из Англии считает, что провела в России лучшее время своей жизни. Продлевают безвизовый режим до конца года обладателям fan ID, что я только приветствую. И вот мне пишет парень из Канады: Роберт, я приезжаю снова. Для них Россия перестала ассоциироваться с картинкой на CNN или BBC или в Guardian. Они построили персональные мостики общения с обычным русским человеком.

И, конечно, есть обратная сторона. У нас тоже накачивали антизападную истерику. Для нас тоже Германия была Ангелой Меркель, а США — дядюшкой Сэмом. Но мы увидели танцующих и поющих немцев, англичан, американцев, которые с огромным уважением к нам относятся. Произошла гуманизация Запада, так же как для Запада произошла гуманизация России. Такого эффекта не было ни у одного чемпионата мира.

Поэтому когда спорят о том, сколько нам стоил этот чемпионат, надо считать не только ВВП, туристов и деньги. Надо учитывать феномен soft power, public diplomacy, мягкой силы. На мой взгляд, чемпионат — самое лучшее, что произошло с моей страной со времен полета Юрия Гагарина в космос. Россия продемонстрировала хрестоматийное наглядное пособие, как использовать мегаспортивные события, чтобы проломить железный занавес, стены ненависти, которую возводили вокруг страны и внутри страны.

 84-02.jpg ТАСС
ТАСС

Что дальше?

Но важно задать себе вопрос: что останется после того, как наши гости уедут? Почему Россия всегда не может быть такой улыбчивой, мягкой, счастливой? Почему наши полицейские не могут быть всегда такими вежливыми? Почему нам не разрешают продавать пиво на стадионах, хотя за весь чемпионат не было ни одного «пьяного» инцидента? И почему в РФПЛ нас держат по два часа на морозе после матча «Спартак» — ЦСКА, когда на чемпионате мира восьмидесятитысячные «Лужники» пустеют за полчаса? Вот эти вопросы нам надо обсуждать.

Мы в первую очередь должны задаться целью сделать так, чтобы поход на футбол не перестал быть праздником, каким он был на протяжении этого месяца. Когда дети, мамы, папы, бабушки, дедушки, на колясках, в инвалидных креслах — все стекались на стадионы, радовались и плакали со сборной, испытывали счастье и разочарование.

Увы, у нас остается гигантская проблема — отсутствие публичной дискуссии. Нет конструктивного диалога между Российским футбольным союзом и футбольной общественностью. Вот сейчас нам говорят, что хотят распространить задумку с fan ID на российский чемпионат. Мол, это решит все проблемы с дискриминацией, хулиганством, расизмом. В Европе же давно испытали такой подход и знают, что он приведет к снижению посещаемости стадионов на 70–80%. Ну зачем это делать, если мы надеемся на позитивное наследие ЧМ? Но нам говорят, что он будет, и точка. Вот в чем, к сожалению, проблема.

У партнеров

    «Эксперт»
    №30-33 (1084) 23 июля 2018
    Пробили железный занавес
    Содержание:
    Итоги саммита в Хельсинки на фоне эпохи перемен

    Конструктивное взаимодействие России и США поможет Трампу одолеть «вашингтонское болото» и перезагрузит глобальный миропорядок

    Реклама