Пропаганда сорок лет спустя

Общество
Москва, 23.07.2018
«Эксперт» №30-33 (1084)
Если Робби Уильямс показывает средний палец элитам своей страны, это означает, что западная империя уже не та, что раньше

На следующий день после победы сборной России над сборной Испании западным СМИ пришлось отметить подвиг русских. И они отметили — скромно, но приветствовали. Не самая сильная российская команда, используя исключительно оборонительную тактику, низвергла одного из самых великих чемпионов мирового футбола. Эту победу пришлось заметить. А еще — признать, что чемпионат мира по футболу в России проходит великолепно. Что фанаты со всех стран мира, похоже, довольны приемом и очарованы впечатлениями от страны, несмотря на месяцы психологического воздействия своих СМИ и политиков.

Но это был вынужденный шаг. Запад вернулся к околоспортивной пропаганде сорокалетней давности. Политика грубо вторглась в спорт. И это еще одно доказательство того, что холодная война никогда и не заканчивалась. Впрочем, результат этой грязной кампании свидетельствует, что западная империя уже не та, что раньше.

 

Обложки западной прессы накануне Олимпиады-80 87-01.jpg
Обложки западной прессы накануне Олимпиады-80
Обложки западной прессы накануне Олимпиады-80 87-02.jpg
Обложки западной прессы накануне Олимпиады-80
Обложки западной прессы накануне Олимпиады-80 87-03.jpg
Обложки западной прессы накануне Олимпиады-80

Сорок лет назад

1979 год. Отношения Запада и России обостряются. «Двойное решение» НАТО возродило ядерные страхи. Усиливаются позиции таких политиков, как Андропов в СССР и Бжезинский в США. Штурм дворца Амина в Афганистане 27 декабря 1979 года стал точкой невозврата и ознаменовал старт американской кампании по бойкоту московских летних Олимпийских игр. Уже 4 января 1980 года президент Картер объявил, что длительное присутствие Советского Союза в Афганистане приведет к отсутствию американских спортсменов в Москве. С одной стороны, это решение било по международной репутации Москвы. С другой — поднимало авторитет Картера в глазах той части американского электората, которая выступала за жесткую линию по отношению к СССР, — Белый дом готовился к выборам.

Спортсмены и члены Олимпийского комитета США были решительно против бойкота. Однако Картеру помогали две крупные газеты: The New York Times и The Los Angeles Times (были и другие, даже за пределами США, например The Globe and Mail в Канаде). Передовицы этих изданий постоянно твердили, что американцы должны держаться подальше от Москвы, что критика решений президента неприемлема, что сам Международный олимпийский комитет (МОК) ведет себя безответственно. Журналисты переворачивали факты — например, осуждали политизацию Олимпийских игр со стороны СССР, надеясь, что МОК изменит место проведения мегасобытия. Естественно, они также использовали унизительные и бредовые исторические ассоциации, сравнивали московскую Олимпиаду с Играми 1936 года в Германии. Писали, мол, что если бы тогда Гитлеру устроили бойкот, то может и холокоста бы не было. И вот сейчас поехать в Москву — это не повторить холокост, а сплясать на костях убитых евреев.

Президент США делал все, чтобы убедить членов американского ОК и спортсменов в своей правоте и вовсю использовал силу средств массовой информации. Кое-кто из спортивных функционеров пытался через суд объявить решение президента незаконным, но дело было закрыто. Спортсмены из Соединенных Штатов и еще более 50 стран-союзников в Москву не приехали. Конечно, когда в 1984 году СССР в отместку бойкотировал Игры в Лос-Анджелесе, эти же тартюфы писали, что такое решение оскорбляет Пьера де Кубертена и аполитичный дух его концепта и что советская власть лишает мировой спорт великих спортсменов.

Наши дни

2018 год. Отношения Запада и России обостряются. Москва предоставляет убежище Эдварду Сноудену, пылают украинский и сирийский кризисы, на повестке дня дела Сергея Скрипаля и Сергея Магнитского. Еще в 2013 году появляются предложения бойкотировать зимние Олимпийские игры в Сочи по образцу решений 1980-го. Бойкот не состоялся, но спортивный праздник был испорчен переворотом на Украине. Возмущенные голоса североамериканских политиков становились все громче и громче, по мере того как приближалось еще одно важное спортивное событие в России: Чемпионат мира по футболу.

Четырнадцатого марта премьер-министр Великобритании Тереза Мэй объявила бойкот мундиалю от лица королевской семьи и членов правительства. Повторяя риторику 1980 года, депутаты Европарламента призвали «не поддерживать Владимира Путина в его стратегии по развитию России через спорт». Восхитительный (правда, теперь бывший) министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон не побоялся использовать прием reductio ad Hitlerum и утверждал: да, чемпионат мира в России можно сравнить с Олимпийскими играми Гитлера.

Очень независимые СМИ повторяли тревоги политиков. Английские таблоиды рисовали орды русских хулиганов (и даже — о Боже! — хулиганов-женщин), которые тренировались, чтобы драться с английскими фанатами в уличных боях. Во Франции газеты размышляли, надо ли бойкотировать этот чемпионат, а одна статья вышла с безапелляционным заголовком: «Французская сборная должна бойкотировать чемпионат мира в России». Это была лишь цитата представителя одной неправительственной организации, но газета решила вынести ее как заголовок и без кавычек. НПО стали еще одним средством распространения призывов к бойкоту: они очень тревожились из-за проявлений расизма всей русской нации, из-за подневольной эксплуатации рабочих, которые строят стадионы, и, естественно, из-за тотальной российской гомофобии.

За несколько недель до чемпионата мира очень популярная французская передача сделала «специальный выпуск о России» с тремя репортажами. Один — из школы молодых казаков, в которой дети тренируются с оружием и говорят, что готовы умереть за Путина. Другой описывал каждодневные невзгоды русского гей-сообщества. А третий — с Дальнего Востока. Дескать, Путин мотивирует людей колонизировать эти земли, чтобы возродить Российскую империю.

И, конечно, в день церемонии открытия чемпионата известная британская газета The Guardian, совсем не таблоидное СМИ, написала: «Робби Уильямс продает свою душу диктатору Путину».

Время летит, а политика и западная риторика не меняются. Но, кажется, что их немного заклинило, а энтузиазма все меньше и меньше.

Глобализация — новый могильщик империй

Бойкот 1980 года продемонстрировал мощь Белого дома, раболепство американских СМИ и союзников Америки и был в целом успешен: СССР не смог очаровать весь мир так, как хотел. Этот «конфликт» был выигран простыми словами, в медиапространстве, без единого выстрела.

В 2018 году призывы к бойкоту ни к чему не привели и удовлетворили только отчаянных русофобов. Бойкот был исключительно дипломатическим, и его поддержало весьма ограниченное количество стран.

Но самое исключительное лицемерие проявилось ближе к концу чемпионата. Газеты были вынуждены признать, что организация мундиаля была безупречной и что никто не выявил никаких инцидентов, связанных с насилием, хотя все о них предупреждали. И, естественно, СМИ написали, что все это был эфемерный спектакль и что «полицейский режим» и «репрессии» в России возобновятся после 15 июля. Хотя единственная проблема этого чемпионата — позорное выступление немецких, аргентинских, португальских и испанских футболистов…

Бывший министр иностранных дел Великобритании, Тартюф I, быстро опубликовал письмо, в котором вдруг высказал диаметрально противоположное мнение. Продолжая обвинять российское правительство во всех бедах планеты, он заверил: «Мои друзья, никогда не было ни малейшего шанса, что Англия бойкотирует Кубок мира в России даже по очень веским причинам. Это было бы несправедливо по отношению к команде: молодые спортсмены так много тренировались, чтобы достигнуть того, что стало вершиной их карьеры. Это было бы несправедливо по отношению к фанатам, которые просто хотят наслаждаться спортом без политики…»

А что говорить насчет шведского правительства, которое всегда готово демонстрировать свой очень атлантический нейтралитет, но при этом быстро прекратило дипломатический бойкот чемпионата после того, как шведская сборная квалифицировалась в 1/8 финала?

Важно отметить, что этот неспортивный бой вел вовсе не Вашингтон, а Лондон. Конечно, ведь англичане считаются родоначальниками футбола, а в Соединенных Штатах совсем иная национальная спортивная культура. И, кстати, в 1980 году американский президент Джимми Картер столкнулся с выборами, ему было важно показать себя. А вот для Обамы в 2014-м и для Трампа в 2018-м избирательный мотив был неактуален. Но есть кое-что еще.

Мы знаем, что после американских выборов в 2016 году западная империя потеряла голову. Дональд Трамп далек от своего безумного антирусского истеблишмента. Он решителен, но в других вопросах национальной и внешней политики. И вот конфронтацию между Востоком и Западом доверили вести другим странам. Менее мощным.

Прошло сорок лет, мир изменился чрезвычайно, и разделенная западная империя оказалась, можно сказать, в собственной ловушке. Она сама не знает, как адаптироваться к глобализации, которую мировые лидеры раскручивали всю вторую половину двадцатого века.

В первую очередь с практической и экономической точки зрения. Россия гораздо более открыта, чем в 1980 году, а Запад сделал все, чтобы вовлечь ее в мировой рынок. Интернационализация финансовых операций и компаний в сочетании со все возрастающим масштабом крупных спортивных событий и стоимостью прав на телетрансляции означает, что бойкот наносит ущерб интересам тех, кто бойкотирует. Заметим также, что западные компании инвестируют не только в чемпионат мира, но и в другие крупные интернациональные проекты, намного более важные, чем этот футбольный турнир. «Северный поток — 2», например, мог бы объяснить странное шведское отношение к бойкоту…

Во вторую очередь эта ловушка носит политический характер (что намного важнее для империи). Россию теперь сложнее изобразить как империю зла. Распад СССР имел побочный эффект — повержен великий враг, который так нужен Западу. В 1980 году существовал естественный антикоммунистический фильтр: любой человек, который слишком «мягко» писал или говорил о СССР, был бы объявлен врагом Соединенных Штатов. Сегодня, конечно, антироссийские истории сочатся из западных СМИ, но их посыл трудно воспринимать однозначно. Можно выступать против конкретной политической системы, да. Можно противостоять конкретному правительству — и тут все в порядке. Но русские избрали Владимира Путина подавляющим большинством голосов на демократических выборах 2018 года. А потому нельзя откровенно и открыто атаковать и унижать целый русский народ, это невозможно по моральным основаниям. Особенно если ты Запад, империя политической корректности.

Геополитика как покер, пропаганда — как блеф. Обманывать всех все время невозможно. Часто, когда кампания проходит не так, как запланировано, система использует популярных звезд, чтобы защищать свою программу. Когда, скажем, 300 популярных британских актеров, музыкантов и писателей подписывают открытое письмо против брекзита, чтобы воодушевить людей и выбрать Евросоюз. Но если Робби Уильямс показывает средний палец элитам своей страны и меняет слова песни, чтобы подтвердить: «Я сделал это бесплатно», — это точно означает, что западная империя уже давно не та, что раньше.

У партнеров

    «Эксперт»
    №30-33 (1084) 23 июля 2018
    Пробили железный занавес
    Содержание:
    Итоги саммита в Хельсинки на фоне эпохи перемен

    Конструктивное взаимодействие России и США поможет Трампу одолеть «вашингтонское болото» и перезагрузит глобальный миропорядок

    Реклама