Герой на фоне хора

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
3 сентября 2018, 00:00

В Центре драматургии и режиссуры — премьера спектакля в постановке Владимира Панкова «Однорукий из Спокана» по пьесе Мартина Макдонаха

ОЛЕСЯ ХОРОШИХ
Владимир Панков поставил «Однорукого из Спокана» Мартина Макдонаха как Soundrama, которая допускает смешение всех жанров и видов искусства

Пока ирландец Мартин Макдонах пишет сценарии и снимает кино в Голливуде, подобравшись на расстояние вытянутой руки к очередному Оскару — один у него уже есть, — в России продолжают осваивать его драматургический багаж. На сегодняшний день в нем девять пьес. «Однорукий из Спокана» написан восемь лет назад и неоднократно поставлен в России. Едва ли не основной компонент пьес Макдонаха — черный юмор, без которого он перестал бы быть самим собой. Умение перевести юмор Макдонаха на сценический язык — ключ, которым открывается содержание пьес автора, претендующего на то, чтобы стать главным драматургом первой половины XXI века. Провинциальная Ирландия, образ которой он создает в своих пьесах, есть не что иное, как модель мира, и все, что происходит в ее пределах, может быть близко и понятно всем без исключения и ничем не отличается от провинциальной Америки, где и происходит действие «Однорукого из Спокана».

Владимир Панков — создатель направления Soundrama, которое предполагает очень тонкое, ни на что не похожее смешение драматургии и музыки. Его творения не мюзиклы в чистом виде, тем более не опера и даже не музыкальные спектакли в традиционном понимании этого слова. Музыка в Soundrama вторгается по воле Панкова в драматургию настолько непредсказуемо и так яростно, что зритель становится свидетелем самых неожиданных слияний, в результате которых на сцене возникает новое произведение, в котором музыка становится еще одним действующим лицом. Она получает зримое воплощение в лице музыкантов, которые исполняют музыку на глазах у зрителей — оркестровая яма для них не предусмотрена, и вокалистов, которые тоже не прячутся по балконам, а играют на сцене вместе с актерами, отвечающими за текст. Но разделения между драматическими актерами и вокалистами, как, впрочем, и музыкантами, в Soundrama нет. В Soundrama — так называется не только направление, в котором ставит спектакли Владимир Панков, но и основанная им студия, — поют и танцуют все.

Почти в каждом из спектаклей Панкова интуитивно угадываются представления, которые возникали на сцене древнегреческого театра. Драматургия «Однорукого из Спокана» только усиливает это впечатление. Главный герой ищет и не может найти собственную руку, отрезанную у него много лет назад колесами поезда по воле шести неизвестных, которые решили таким образом развлечься. Сюжет, достойный пера Софокла. Панков ничего в нем не меняет, лишь оснащая его недостающим для полноты впечатлений элементом — хором горничных под управлением чернокожего пастора. Главную роль играет Андрей Заводюк — актер с фантастическим темпераментом. В этом спектакле он направляет свою энергию на то, чтобы убедить зрителей, до какой степени сильна трагедия, пережитая его героем в юности, что искупить ее может не только месть, но возвращение потерянной конечности, что должно символизировать восстановление утраченной полноты бытия.

Исполнительница главной женской роли в «Одноруком из Спокана» Александра Бортич — еще один важное слагаемое спектакля. Для нее это сценический дебют, в нем Бортич проявляет свой темперамент на полную мощность. Несмотря на вторжение музыки, мы видим перед собой полноценно рассказанную историю такой, какой ее задумал Макдонах, но Soundrama — это не столько сюжет, сколько ощущение энергетического напора, в ней всё — повод для музыкальной импровизации. Актеры великолепно отрабатывают неполиткорректные шутки Макдонаха. Возвышенный пафос однорукого гангстера снижается его трогательными чувствами к маме, гоняющейся по Спокану за воздушными шариками. Макдонах в очередной раз описывает парадоксальный мир, события в котором всегда выстраиваются в сложную причинно-следственную связь с непредсказуемым финалом. Музыка, которую вплетает Панков в драматургическую ткань, расширяет пространство пьесы. Иногда на сцене происходит нечто невообразимое и не подчиняющееся никакой логике, кроме одной — логики Soundrama, которую нужно просто принять такой, какая она есть.